Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Памяти Игоря Константиновича Лаговского

Ушёл из жизни замечательный человек. Уникальный. Не побоимся этого слова. Потому что верить в ценности науки и её популяризации уже едва ли не уникально.

Популяризировать. Вот уж затёртое слово! Но для него слово это было святое. Он верил, что и в век суперкомпьютеров нужно рассказывать, как устроена лампочка накаливания. Просто потому, что не все знают. А раз не все — объяснять. И, объясняя, писать так — в этом вся штука, — чтобы прочесть было интересно даже тому, кто и среди ночи как Отче наш отчеканит: лампа накаливания — электрический источник света, в котором тело накала… Ну и так далее.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Да вот, кстати: говорят, лампочку эту, горящую в наших домах уже целый век, надо менять. Зачем? На что? И надо ли в самом деле?

Узнать. Разобраться. Понять самому. Рассказать другим. Этим он жил на полном накале.

Из биографии И. К. Лаговского

Родился в Кинешме Ивановской области. С 1930 года — в Москве, в 1940-м с отличием окончил школу № 149 и поступил на первый курс Московского института стали, в сентябре 1941-го переведён в Московский авиационный институт…

Можно сказать, судьба к нему благоволила. В войну — сохранила жизнь, в мирное время — повергла в борьбу и испытала на прочность по самому высокому счёту, поставив перед выбором: кем войти в историю?

Высокие слова? Отнюдь. История уже совершилась, и он останется в ней человеком, сохранившим журнал «Наука и жизнь» в сложные 1990-е годы. Конечно, не он один. Была команда, но любой команде необходим командир.

Из биографии И. К. Лаговского

…С 1945-го по 1951-й — учёба в Московском высшем техническом училище им. Н. Э. Баумана (на факультете тепловых машин по специальности газотурбинные машины), 1952 год — инженер-конструктор на Турбомоторном заводе (Свердловск, ныне Екатеринбург), с 1953-го по 1956-й — инженер-конструктор Научно-исследовательской лаборатории двигателей Министерства машиностроения СССР (Москва)...

За формальными строками биографии не рассмотреть важных встреч, но именно они определяют вектор восхождения человека. Такой встречей для Игоря Лаговского стало знакомство с Виктором Болховитиновым, физиком, преподавателем, инженером, литератором. Гением популяризации! Оказавшись рядом с ним — романтиком, мечтателем, носителем идеи, инженер Лаговский избрал свой путь — научно-популярная журналистика — и никогда ему не изменил. Он первым из новой команды В. Н. Болховитинова появился в существовавшей с 1934 года и ждавшей перемен редакции «Науки и жизни» с тем, чтобы развернуть журнал лицом к массовому читателю. Команда Болховитинова создала новую «Науку и жизнь», живую легенду, команда Болховитинова и сама стала легендой. А когда Виктора Николаевича не стало, журналу надо было продолжать жить.

Из биографии И. К. Лаговского

…С 1956 по 1960 год — заместитель главного редактора журнала «Юный техник», с 1960-го по 1961-й — ответственный секретарь журнала «Наука и жизнь», с 1961-го по 1980-й — заместитель главного редактора, с 1980-го по 2008-й — главный редактор «Науки и жизни».


А потом — до конца — советник редакции.

Краткие строки биографии и десятилетия скрупулёзного труда. Над каждым номером — в году их двенадцать. Лаговский входил во все тонкости редакционного процесса и все тонкости знал. Знал вообще очень много. Его познания в самых разных областях были широки, и узнаванием он был ненасытен. Как можно не интересоваться всем и вся, не понимал. Леность ума его возмущала. Но в объяснениях того, что вы не знали, но хотели узнать, был щедр и терпелив. Находчив! Найти изящный ход, доказать, преподнести простое и красивое решение проблемы доставляло ему настоящее удовольствие. Коллеги и соратники, Лаговский и Болховитинов были очень разными людьми, но в этом они были так похожи!

Только сильным людям судьба дарует большие испытания.

Наделённому всеми талантами «второго», Лаговскому надлежало стать «первым», и он… стал.

Ему, испытавшему вместе с другими членами команды наслаждение взлётом («Наука и жизнь» в 1960-е годы становится самым известным и востребованным научно-популярным изданием колоссальной страны, в 1970—1980-е тираж растёт, зашкаливает за три миллиона…), в 1990-е пришлось заглянуть в бездну обвала того дела, которому они отдали жизнь. Решение было: лечь на курс выживания. Его решение, потому что последнее слово было за ним.

Годы 2000-е. Он стар. Но о «Науке и жизни» думает день и ночь. И в заботах о журнале его заносит в такие выси, что нам и не снились и где ему, надо думать, оказывалось весьма неуютно, но он и это испытал. И познал. В редакции Лаговский дневал и ночевал. Игорь Константинович был отличным семьянином, любящим отцом, дедом, но домом его была редакция «Науки и жизни». Без сомнения!

Он обладал феноменальной способностью в мгновение выхватить «блоху» на полосе (заметить мельчайшую погрешность в тексте), взгляд его был пронзителен, казалось, он видит и вас, и ваше произведение насквозь. Подправляет тонко, ювелирно…

Он упивается чтением, ведением самых разнообразных архивных записей, киносъёмкой… И ему выпадает участь почти ослепнуть.

Но, слава богу, только почти!

Перед вами начало его последнего труда — книги, над которой работал много лет. И тогда, когда уже едва видел. Головоломки, занимательные задачки — увлечение всей жизни. Лаговский был убеждён: эта книга принесёт пользу. Скоро она увидит свет.

Редакция.


Случайная статья