Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СТРАСТИ ПО АКУЛАМ

Кандидат биологических наук А. МАРГОЛИНА.

Пусть гуляет лучше в белом стаде белый слон,
Пусть он лучше
не приносит счастья.

В. Высоцкий

Напряжение ожидания стало настолько конденсированным, что казалось, электрические искры пляшут в толпе собравшихся людей. Прошло всего несколько минут с момента погружения аквалангистов, как вдруг: "Акула, акула"! - воскликнул кто-то, и возглас подхватили еще несколько голосов. Застывшие люди смотрели, как по экранам компьютеров проплывает огромный серый силуэт - знаменитые челюсти, бесстрастный черный глаз, череда жабр и, наконец, длинный хвостовой плавник. "Красавица", - выдохнул один из зрителей. "И, похоже, новенькая", - подхватил другой. "Эй, парни, видите акулу? Она только что проплыла прямо перед камерой", - человек с микрофоном, стоящий на возвышении в окружении светящихся экранов, замер в ожидании ответа. "Видим, все в порядке, их тут две", - отозвался приглушенный голос из динамиков. - "Ух, ребята, какие же они большие!"

Ее называют "шестижаберная" или "илистая" акула. Есть у нее еще одно название - "коровья" акула, которое она, наверное, получила за неторопливость и большие глаза. До сих пор о шестижаберных акулах мало что известно, так как это глубоководные создания, чувствующие себя вполне комфортно на глубине более 300 метров. Обычно увидеть эту акулу могут либо водолазы-глубоководники, либо ученые, погружающиеся в море в батискафах. Но в заливе Пьюджет-Саунд - длинном океанском рукаве, глубоко врезающемся в сушу у берегов Северной Америки, - шестижаберные акулы порой подплывают к самым берегам, к немалой радости аквалангистов.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Шестижаберные акулы достигают 5 метров в длину и выглядят настолько впечатляюще, что даже самые хладнокровные аквалангисты порой не могут сдержать крика (при этом вместо звука изо рта вырывается облако воздушных пузырей). Любой крупный хищник, будь то лев, тигр или тираннозавр из "Парка юрского периода", будоражит воображение и вызывает чувство благоговения. Но в данном случае получать свою порцию сильных эмоций можно совершенно безбоязненно, так как эти акулы, похоже, мало интересуются людьми. Медленно и неторопливо скользят они в сумеречных водах, позволяя замирающим зрителям вволю щелкать фотокамерами.

До недавнего времени о том, что в заливе Пьюджет-Саунд, на берегу которого стоит город Сиэтл, есть акулы, знали немногие - главным образом, аквалангисты и морские биологи. Однако в 2000 году на пляже Алкай - одном из городских пляжей Сиэтла - вдруг появился рыбак, снаряженный по всем правилам охоты на акул (особо прочные снасти со стальными блеснами и большими крюками). Вскоре на пирсе уже отчаянно билась огромная акула, а радостно возбужденный рыболов, закидывал следующую наживку. Опьяненному удачей рыбаку удалось выудить четырех акул, прежде чем его окружила разъяренная толпа, - ведь именно этот пляж был излюбленным местом ночных свиданий акул и аквалангистов. Можно представить себе гнев любителей животных, но и рыбак был вне себя от ярости: удачная рыбалка неожиданно обернулась кошмаром. "Эти люди ненормальные", - жаловался он потом журналистам.

На следующий день фотографии рыбака с его трофеями появились на страницах местных газет, и акулы залива Пьюджет-Саунд перестали быть тайной.

Пока в местных газетах появлялись, одна за другой, статьи о невесть откуда взявшихся гигантских акулах, морские биологи, в том числе биологи городского аквариума, стали спешно разрабатывать план спасения глубоководных хищников. Они хорошо понимали, чем грозит популярность такой большой рыбе, и не сомневались, что нашествие охотников за акулами - всего лишь вопрос времени. В конце концов им удалось убедить чиновников министерства охоты и рыбной ловли штата Вашингтон в том, что, прежде чем разрешать людям уничтожать акул, необходимо по крайней мере провести расследование: сколько акул обитает в заливе (может быть, всего десяток), опасны ли они для людей, можно ли их есть (не накапливает ли их мясо опасные токсины) и не используют ли они залив как место выращивания молодняка (это было бы хорошим основанием для полного запрета охоты на них).

Однако как приступить к изучению глубоководных акул? В клетку, то бишь в аквариум, их не посадишь (эти акулы очень плохо переносят неволю), а наблюдать за ними в океане практически невозможно, так как встречи на мелководье - вопрос везения. Самым простым решением было бы ловить их, помечать и отпускать обратно, но одно дело провести такую процедуру с рыбкой, умещающейся в ведре, а другое дело - с монстром размером с лимузин.

И вот в ноябре 2000 года биологи аквариума Сиэтла выступили с предложением: а что, если вместо того, чтобы гоняться за акулами по всему заливу, метить их прямо в воде, приманивая в нужное место какой-нибудь пахучей едой. Сама идея прикорма акул не была новаторской - этот метод широко применяется как "дикими" аквалангистами, мечтающими о сильных ощущениях, так и организаторами подводных аттракционов, когда группу аквалангистов сажают в прочную клетку и опускают в воду, кишащую акулами. Необычность затеи состояла в том, что место прикорма было выбрано не в далеком океане, а прямо у берегов Сиэтла. Здание городского аквариума стоит над водой, на пирсе, и наблюдательный пост решено было установить прямо под ним, между сваями.

На подготовку эксперимента ушел почти год. Под аквариумом на глубине около 40 метров соорудили клетку, отгораживающую исследователей от акул, расчистили площадку для прикорма хищников и наблюдения за ними, установили вокруг видеокамеры, изображение с которых передавалось на компьютеры, стоящие в главном зале аквариума. Все происходящее можно было видеть на большом экране. Предусмотрена была и связь с аквалангистами - участниками наблюдения; для этой цели закупили специальные маски со встроенным переговорным устройством.

Метки для акул тоже придумали необычные. Бывалые аквалангисты, биологи аквариума по своему опыту знали, как трудно сохранить хладнокровие при виде акулы. Можно ли ожидать, что человек, еле сдерживающий вопль ужаса и восторга, запомнит комбинацию цифр и букв или даже расположение цветных полос? Поэтому решено было использовать геометрические фигурки из яркого желтого пластика - треугольники, круги, квадраты, нанизанные на проволоку. "Теперь аквалангисты, повстречавшие меченую акулу где-то в другом месте, могут позвонить нам и сказать: я видел круг и два квадрата или два круга и треугольник и т.д. Очень легко запомнить", - говорит биолог Джо Холландер, который потратил немало времени на разработку дизайна меток и изучение их гидродинамических свойств. Кроме того, надо было найти способ прикреплять метки, находясь на почтительном расстоянии от животных. Хотя акулы этого вида сами никогда не нападают на людей, это мощные стремительные хищники, которые вполне способны нанести серьезные телесные повреждения. Пришлось воспользоваться тем, что шкура акулы очень прочная и толстая и в нее удается воткнуть держатель метки, не причинив хищнику больших неудобств. "Мы используем шест, что-то типа копья, с помощью которого втыкаем в шкуру акулы метку. Чаще акулы даже не обращают на это внимания и продолжают спокойно пировать", - объясняет Джо Холландер.

В октябре 2001 года в аквариуме прошел первый экспериментальный прикорм акул. Результат превзошел все ожидания. Акулы не только откликнулись на приглашение, они среагировали настолько быстро, что биологи, налаживающие оборудование, еле успели спрятаться за решетку. Организатор проекта, ихтиолог и аквалангист Джеф Кристиансен, любит вспоминать, как акула, вынырнувшая тогда из темноты, врезалась ему в ласту.

С 2002 года сеансы прикорма акул в аквариуме Сиэтла стали регулярными (примерно раз в два месяца). В заплывах с акулами участвуют как штатные сотрудники аквариума, так и добровольцы. Перед погружением проходит обязательный брифинг ("Если кто-то из вас передумал, не стесняйтесь, скажите сейчас"). Затем аквалангисты один за другим уходят в воду. Иногда акулы появляются сразу, но бывает и так, что, проведя час в неподвижности, команда поднимается на поверхность, уступая место запасному составу. Как признаются биологи, участвующие в исследовании, не так легко быть бесстрастным ученым на глубине, ночью, в окружении легендарных хищников моря. Погружение в темную воду, напряженность ожидания, неизменный шок при виде медленно вырисовывающегося во тьме силуэта с острым плавником, замирание сердца и затем волна возбуждения, прокатывающаяся по телу, - впечатления, которые трудно уместить в рамки научной объективности.

Пока акулы поглощают угощение, аквалангисты наблюдают за их поведением из-за ограждения и, когда те подплывают достаточно близко, укрепляют на их шкурах метки с помощью длинных зондов или осторожненько отщипывают от акул кусочки кожи (проводят биопсию). Происходящее под водой можно видеть на экранах компьютеров, и у аквалангистов, благодаря их необычным маскам, оснащенным микрофонами, даже есть возможность поговорить с "землей". Все это несколько напоминает кадры из научно-фантастических фильмов, особенно когда на экране появляется голова в скафандре и гулкий голос разносится по затихшему залу. Хотя сеансы обычно проходят по вечерам (иногда они затягиваются до утра), о посетителях тоже не забывают: видеосъемка акульей трапезы крутится на большом экране непрерывно, и два раза в день биологи устраивают презентацию, рассказывая о своих исследованиях, отвечая на вопросы и демонстрируя снаряжение.

Пока о результатах эксперимента говорить рано, но исследователи надеются, что им удастся доказать необходимость принятия закона о защите акул. "Мы имеем здесь реальный, невыдуманный Парк юрского периода, - говорит Джеф Кристиансен. - Шестижаберные акулы - это древние акулы, которые бороздили океаны во времена динозавров, они появились задолго до акул всех остальных видов. Это уникальные существа, и мы должны сделать все, чтобы сохранить их".

Автор благодарит Джефа Кристиансена, биолога аквариума Сиэтла и координатора проекта исследования шестижаберных акул за помощь в подготовке материала.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Лицом к лицу с природой»