Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Строитель Великого сфинкса

Роман Орехов (Центр египтологических исследований РАН).

Великий сфинкс на плато Гиза в Египте по своей популярности чуть ли не превосходит великие пирамиды. Интерес к этой таинственной фигуре неожиданно возник после откровений американца Эдгара Кейси (1877—1945), завоевавшего в первой половине ХХ века славу ясновидца. Во время одного из своих гипнотических «трансов» Кейси сообщил, что под лапами сфинкса находится «Зал летописей» времён атлантов, где хранятся их исчезнувшие знания. В Египет сразу устремились толпы паломников с единственной целью — приобщиться к сакральным знаниям легендарной Атлантиды. Любопытно, что среди этой пёстрой толпы оказались и будущие учёные (об одном из них — Марке Ленере — речь пойдёт ниже). Одна из самых интригующих загадок этой величественной скульптуры — кто был её строителем? К началу третьего тысячелетия по этому поводу сформировались три гипотезы, представляющие американское, немецкое и французское направления в египтологии. Согласно гипотезам, возможные строители сфинкса — цари Хуфу, Джедефра или Хафра.

Первые загадки

Хуфу (2589—2566 гг. до н. э.) — первый царь, построивший свою пирамиду в некрополе Гизы, где и находится сфинкс. Пирамидный комплекс того времени также включал в себя припирамидные храмы, соединённые между собой дорогой восхождения. Заупокойный храм почти вплотную примыкал к восточной грани пирамиды, а рядом с каналом, в нижней части, располагался храм долины. С востока и запада практически вплотную к пирамиде устроены кладбища членов царской семьи и знати, а в непосредственной близости от заупокойного храма были сооружены малые пирамиды для царских жён Мерититес и Хенутсен, а также для матери Хетепхерес I. Рядом с оградой, опоясывающей пирамиду, располагались многочисленные доки для погребальных ладей.

Фигура сфинкса возвышается в самой нижней части ступенчатых террас, образовавшихся по мере выработки камня во время строительства некрополя Хуфу. Рабочие фараона постепенно изымали камень, пока не дошли до третьего, нижнего, уровня, где в древности находилась небольшая скала, из которой и высечена голова сфинкса. Перед скульптурой лежат развалины храма, сложенного из известняка самой нижней, четвёртой, террасы. Большинство исследователей убеждены в том, что храм имеет непосредственное отношение к культу сфинкса, благодаря чему он и получил своё название — «храм сфинкса».

Немецкий египтолог Райнер Штадельман полагает, что сфинкс мог почитаться в этом храме как солнечное божество Хор Горизонта, а сам лик скульптуры копирует внешность своего строителя — царя Хуфу. Однако возникает вопрос, зачем Хуфу понадобилось строить сфинкса в стороне от своего погребального комплекса, рядом с карьером, а главное, почему к «храму сфинкса» вплотную примыкает долинный храм сына Хуфу — Хафра?

Против теории Штадельмана возражает американский археолог Марк Ленер, развиваюший классические идеи исследователей некрополя — немца Уве Хельшера и швейцарца Герберта Рике. По мысли Марка Ленера, сфинкс был частью заупокойного комплекса Хафра. В пользу своей гипотезы археолог привёл убедительные доводы. В частности, он доказал, что «храм сфинкса» строился позже долинного храма Хафра и составлял с ним культовое единство. Помимо этого центральная ось храма сфинкса, пролегающая с востока на запад, проходит по касательной мимо плеча гигантской фигуры и далее через точку у подножия пирамиды Хафра, где солнце заходит за горизонт в дни весеннего и осеннего равноденствия. Когда солнце садилось, силуэты сфинкса и пирамиды сливались.

Но здесь М. Ленеру можно возразить: у нас нет абсолютно никаких свидетельств, что египтяне в своих расчётах использовали указанные точки небесной сферы. Куда большее значение они могли придавать дате летнего солнцестояния, так как этот день был максимально приближен к началу сезона половодья — наиболее значимого события в Древнем Египте.

Главное же возражение против теории М. Ленера прозвучало из уст французского исследователя болгарского происхождения Васила (Васко) Добрева, члена Французского института восточной археологии в Каире. Если «храм сфинкса» имел важное значение для ориентации пирамиды и самой фигуры сфинкса, почему дорога восхождения, соединяющая заупокойный храм Хафра и храм долины, обходит скульптуру с южной стороны, как бы пристраиваясь к ней сбоку? Выходит, что сфинкс уже находился на плато, когда Хафра приступил к возведению собственной пирамиды. Во многих положениях своей теории Васил Добрев следовал за Р. Штадельманом, но в отличие от последнего считал создателем сфинкса старшего сына Хуфу — Джедефра (2566—2558 гг. до н. э.).

Джедефра: между двух пирамид

Васил Добрев обратил внимание, что именно от эпохи царствования Джедефра сохранилось первое изображение царя в виде льва с человеческой головой. Практически без повреждений дошёл до нашего времени и сфинкс царственной супруги Джедефра Хетепхерес II. Сооружая фигуру Великого сфинкса на плато Гиза, Джедефра таким образом мог укреплять заупокойный культ отца и свой авторитет в глазах подданных. Эти доводы В. Добрева представляются довольно убедительными. Французский египтолог не смог объяснить, пожалуй, только одно, а именно, зачем Джедефра понадобилось возвращаться в Гизу.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Наука. Поиск истины»

Детальное описание иллюстрации

На гравюрах и литографиях XIX века хорошо видно, что сфинкс большую часть времени был под песком. В древности на этом месте находился кусок скалы. Вероятно, именно поэтому царскому архитектору пришла в голову замечательная мысль соорудить здесь гигантскую скульптуру. (Источник: Description de l’Egypte. Publiée par les orders de Napoléon Bonaparte. Paris. 1809. Vol. V, pl. 11—12.)