Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Ёлкины игрушки

Борис Руденко. Фоторепортаж Игоря Константинова.

Первая настоящая рождественская ёлка была установлена то ли в XV, то ли в XVI веке. То ли в Риге, то ли в Таллине, а то и вообще в Ливонии — историки и политики до сих пор об этом спорят. Главное, что она всё-таки появилась именно как символ и украшение новогодних праздников. Россия опоздала. Хорошо, что о русском народе позаботился начальник. Потомки забыли, что главной заслугой Христофора Колумба было не открытие Америки (её бы и без него когда-нибудь открыли), а то, что он привёз оттуда кукурузу и картошку. Словно Колумб, ёлку в наши дома внёс император Пётр I. Мы бы, возможно, до сих пор уныло сидели перед телевизорами на Новый год без ёлок, если бы он в 1699 году не издал указ, чтобы их повсеместно устанавливали. Это как с бадминтоном: не сказал бы главный начальник, что надо играть в бадминтон, так и гоняли бы мяч на футбольных полях, подобно самым отсталым народам.

Правда, потом другой начальник в России ёлки отменил, потом (в 1935 году) снова разрешил — всё это, в сущности, не важно. Ёлка у нас есть. А на ней всегда игрушки.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Однако традиция украшать деревья всякими висюльками возникла гораздо раньше. Практически одновременно с появлением священных деревьев; правда, время это вообще трудно указать. Зато мы точно знаем, что священные деревья (и даже целые рощи) были в Древнем Риме и Древней Греции, в Древнем Китае, Иудее, Древнем Египте, Вавилонии и Урарту, — остались и вполне доступны соответствующие записи на камне, глиняных табличках, папирусах и других пригодных для письма и длительного хранения материалах. А что было до изобретения письменности — этого уже не знаем. Но есть предположения, что священные деревья, опередившие на тысячелетия появление священных коров, уже существовали. И на них тоже вешали всякие украшения вроде отрубленных голов врагов и прочих не очень нужных в хозяйстве, но зрительно привлекательных предметов.

В роли священных могли выступать деревья разных пород: дуб, ольха, сосна, пихта, сикомор, лиственница, берёза, кедр, кипарис, смоковница, тис и даже вишня. А в Америке назначили священным, официальным рождественским деревом секвойю — знаменитое Дерево генерала Гранта, которое в обхвате толще, чем космический корабль «Аполлон». Ну, может, всё же потоньше, но ненамного. Говорят, что у нас, в России, тоже было одно такое же, даже толще, но землю под ним купил олигарх, и теперь там бассейн-джакузи.

Древние славяне предпочитали берёзу и дуб. Их они украшали цветными ленточками и вышитыми полотенцами-убрусами. Воинственные народы Северного Кавказа тоже уважали дуб и украшали его стрелами, а также холодным оружием в виде ножей и сабель. Но на время праздников. Сабли потом снимали, чтоб не заржавели. Фактически эти народы первыми пришли к новаторской идее убирать священное дерево к празднику, а потом, когда праздник кончился, разбирать. Вслед за ними по этому пути пошло остальное человечество.

Но использовать в качестве рождественских деревья хвойных пород начали древние германцы. Это они ещё в первом тысячелетии нашей эры установили, что острые иголки отгоняют злых духов намного эффективнее, чем пальмовые листья или даже свежие берёзовые веники. К тому же добрым духам, как оказалось, ёлочные иголки нипочём. Веники же подобной избирательностью не обладают, метут всё, что ни попадя. Германцы поначалу цепляли ёлку корнем к потолку, вершиной вниз, только потом начали ставить по-человечески. С недавних пор в США «ёлка-вниз-головой» — новомодное течение.

А вот в Европе уже давно прогрессивные умы поняли, что украшать ёлку нужно не мёртвыми головами. Даже не яблоками и кренделями (так долгое время делали). Все эти предметы слишком тяжелы для изящных ёлочных ветвей. К тому же не в каждом доме к Рождеству найдётся достаточно свежих яблок и ненужных кренделей. Украшать следует специальными ёлочными игрушками.

Случилось так, что всё тому же Петру I мы обязаны не только ёлкой, но и висящими на ней стеклянными украшениями. С гениальной прозорливостью Пётр подарил своему фавориту Александру Меншикову имение под Москвой, близ Клина. У Меншикова были дети, внуки, а потом даже правнуки. Не прошло и полутора веков, как один из них — Александр Сергеевич Меншиков — обнаружил в своём имении залежи качественного кварцевого песка и построил стекольный завод. Из этого песка с добавлением других необходимых компонентов делают ёлочные игрушки. Завод (сегодня — производственное объединение «Ёлочка») — старейшее в России и самое крупное предприятие по производству стеклянных ёлочных игрушек. И игрушки здесь делают вручную, почти точно так же, как прежде.

Экскурсоводы музея ёлочных игрушек, который называется «Клинское подворье», рассказывают, что первыми «игрушечниками» здесь стали клинские ямщики. Те из них, кто не замёрз в степи глухой, набравшись сил, овладевали профессией стеклодува и зимними вечерами подрабатывали в своих избах. Они делали бусинки для ещё большего украшения естественной женской красоты. Поначалу бусинки были примитивные. Они не годились даже для обмена на чистое золото у народов Южной Америки. Но мастерство ямщиков росло. И в конце концов они научились выдувать шарики! А потом и вовсе фигурные игрушки с помощью специальных чугунных форм.

После революций 1917 года завод игрушки не производил, зато этим занимались частники. Они стали объединяться в артели, потом артели объединились в фабрики — и тут дело пошло.

Музей ёлочной игрушки в Клину — место ностальгически трогательное. Потому что история игрушки едва не один в один отражает, передаёт послереволюционную историю нашей Родины. Точнее, её наиболее торжественные, приятные события и моменты, поскольку игрушка — она радовать должна.

Запускают высотный, рекордный стратостат — на ёлках тут же появляются заботливо набранные из стеклянных бусинок-шариков-палочек на проволочках серебристые стратостаты.

Война тоже родила свои игрушки. Самолёты, парашюты, аэростаты. В 1937-м сделали игрушку: дедушка-охотник с ружьём, а рядом две внучки. Началась война, и получилось, что не охотник это, а сам Дед Мороз, вышедший на войну с фашистами, а рядом санитарка и радистка. Летят через Северный полюс герои-лётчики Валерий Чкалов, а за ним Михаил Громов — готовы игрушки-самолётики с красными звёздами на стеклянных крыльях. Взлетает первый спутник — вот он, на ёлке, а за ним космонавты, целый отряд во главе с Юрием Гагариным.

Во времена Хрущёва появилась новая игрушка — царица полей кукуруза. Она так хорошо смотрелась на ёлке, что с производства не снята до сих пор. Покупают её с удовольствием. В каждом доме среди ёлочных игрушек найдётся хоть одна жёлтая кукурузина с зелёными листьями. Вышел фильм «Карнавальная ночь» — тут же родилась стеклянная игрушка: часы со стрелками «двенадцать без пяти». Популярные мультики рождали новые игрушечные образы: маленькие Муки, чебурашки, крокодилы Гены и прочая стеклянная живность.

В «Клинском подворье» есть игрушки, которые туда принесли посетители. Игрушки с историями.

В тридцатых годах девочка взяла маленькую сестрёнку на профсоюзную ёлку одного из клинских предприятий. Родители не велели (денег хватило только на один подарок), но она всё-таки взяла. Подарки в конце праздника раздавал, как водится, Дед Мороз, доставая их из мешка. Сестрёнке, естественно, подарка не досталось. Такое горе! Тогда Дед Мороз подошёл к ёлке, снял игрушку — кота в сапогах — и подарил. Этого кота она хранила всю жизнь, а потом со своей историей принесла в музей.

Другой посетитель музея, тоже пожилой человек, ходил, смотрел и вдруг заплакал. Смотрители перепугались, хотели даже «скорую» вызывать. А он успокоился и рассказал: в детстве много слышал про виноград, знал, как выглядит, по картинкам, и страшно хотел хоть раз попробовать — да где его взять-то! Тут впервые пошёл на ёлку. А на ней висит игрушка — гроздь винограда! Он его сразу узнал и потихоньку утащил. Маленький был совсем, не смог удержаться. И хранил эту игрушку много лет. Потом игрушка потерялась, и тут, в музее, он её (то есть совершенно такую же) увидел. Вот и переволновался без меры…

В объединении «Ёлочка» стеклянные игрушки делают точно так же, как делали все 165 лет существования на клинской земле этого производства. Разве что вместо стеклодувных горнов газовые горелки. Мастер вращает в огне горелки заготовку-стеклодрот — тонкостенную трубку диаметром 6—10 см, размягчая стекло, дабы сформировать будущую игрушку. Потом либо дует в один конец, создавая шарик, либо предварительно закрывает размягчённое стекло в формочке и надувает там, придавая ему определённый формой образ.

Затем полуфабрикаты расписывают мастера-художники. Тоже вручную, тонкими кисточками, в соответствии с эскизами, утверждёнными худсоветами. Очень красиво. Смотреть, как всё это происходит, — одно удовольствие.

Конечно, назвать это искусством в полном смысле слова нельзя. Да и не нужно. Это искусство прикладное. Ремесло. Но в самом высоком его понимании. Всегда приносящее радость и ощущение праздника. Детям и взрослым. Вероятно, потому, что в каждой простенькой игрушке остаётся крохотная частичка души мастеров, её создавших…

Зачем наряжают ёлку? Да ни за чем. Традиция такая. Но главное, потому что это приятно и радостно. Потому что действо это уже начало праздника. А разбирать ёлку всегда грустно.

Если завтра в Японии придумают робота, умеющего надувать щёки, и других роботов, аккуратно орудующих по лекалу кисточками, может, с конвейера сойдёт нечто похожее на изделия клинских мастеров. Может, это даже будут покупать и вешать на ёлки. Но частички души в таких изделиях не будет (потому что душу для роботов изобретут не скоро), и это непременно сразу же станет заметно каждому.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «По разным поводам - улыбки»