Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

"ПРИЕЗЖАЙТЕ КО МНЕ В МЕЛИХОВО..."

Записала Л. БЕЛЮСЕВА. Фото В. Пирожкова и из архива музея.

2004 год объявлен ЮНЕСКО годом А. П. Чехова. Когда-то Л. Н. Толстой назвал Чехова "несравненным художником жизни" и добавил: "Достоинство его творчества в том, что оно понятно и близко не только каждому русскому, но и всякому человеку вообще". Прошедший век подтвердил эти слова. Чехов - самый читаемый, самый переводимый русский классик в мире. В Подмосковье есть село Мелихово. Здесь писатель провел семь плодотворных лет жизни, создав более 40 литературных произведений, среди них "Палата № 6", "Дом с мезонином", "Мужики", "Человек в футляре", "Черный монах", "Моя жизнь", "В овраге", "Ионыч", "Чайка", "Дядя Ваня". О дачной жизни Антона Павловича Чехова рассказывает Ксения Абрамовна ЧАЙКОВСКАЯ, главный хранитель Государственного литературно-мемориального музея-заповедника "Мелихово".

Чеховы всегда мечтали о собственном уголке. Незадолго до приобретения мелиховского имения Антон Павлович писал: "Если я врач, то мне нужны больные и больница; если я литератор, то мне нужно жить среди народа, а не на Малой Дмитровке... Нужен хоть кусочек общественной и политической жизни..."

В феврале 1892 года мечта осуществилась. Семейство Чеховых приобрело у театрального художника Н. П. Сорохтина за 13 тысяч рублей большое, в 213 десятин земли (1 десятина равняется 1,09 га. - Прим. ред.), но довольно запущенное имение в Серпуховском уезде под Москвой. Чеховы с удовольствием взялись за его обустройство, оборудование парка. Дом скромной архитектуры, более похожий на летнюю дачу, оставили без изменений.

Хотя Антон Павлович часто любил говорить о том, что в его жилах течет мужицкая кровь, в самом начале своей дачной жизни он признался: "Я... в сельском хозяйстве знаю только, что земля черная". Именно в Мелихове открылись для писателя все прелести жизни на природе. Чехов редко заглядывал на поля, озимые и яровые имели для него значение только как пейзаж. Но на огороде и особенно в саду работал с азартом.

Конец мая 1892 года выдался очень жарким, и Чехов в дневнике писал: "С огромным удовольствием пили чай на лужайках распускавшихся мелиховских садов". Приглашая друзей в гости, непременно говорил: "Приезжайте ко мне в Мелихово в мае, когда сады распускаются".

Садовыми посадками занимались и Антон Павлович, и его сестра Мария Павловна, и отец Павел Егорович.

Сохранилась масса писем, записочек Чехова в садовые заведения с просьбой прислать то кусты роз, сирени, то деревья. В первый год жизни в Мелихове Антон Павлович посадил 60 вишен, 80 яблонь, 100 кустов сирени. Он выращивал из семян ели и сосны - и они приживались. На письменном столе в кабинете писателя лежит маленькая рулетка. С ней он ходил по парку и измерял, ровные ли расстояния между посадками.

При Чеховых в Мелихове появились хозяйственные постройки, флигель, где Антон Павлович написал "Чайку", новые аллеи и два пруда. "От ворот посадили березовую аллею до пруда", - записал в дневнике 23 сентября 1897 года "мелиховский летописец" Павел Егорович Чехов.

Рядом с домом был пруд, оставшийся еще от прежнего владельца. Антон Павлович шутил: "В саду в пятнадцати шагах от дома пруд... с карасями и линями, так что рыбу можно ловить из окна". Этот пруд-"аквариум" вызывал разноречивые толки. Весной он был полон свежей водой. И Павел Егорович записывает: "Перед окнами дома пруд, наполненный чистой и прозрачной водой". Жарким летом пруд, естественно, пересыхает, и Чехов кому-то из своих знакомых пишет: "Перед окнами дома не пруд, а скорее ямка, на дне которой воды чуть-чуть, и та цвета кофейной гущи".

На территории усадьбы находился великолепный огород, который Антон Павлович называл "юг Франции" и о котором писал: "Наша Маша творит там чудеса". Здесь зрели необычные для деревни плоды: артишоки, баклажаны, перцы, ревень, спаржа.

Розы необыкновенно "любили" Чехова. Когда он уже был болен и зимовал по настоянию врачей за границей или в Ялте, то в письмах просил Машу без него не производить обрезку роз. Говорил, что приедет и обрежет сам, что после его обрезки розы цветут необыкновенно пышно и красиво. Почему-то лучше всего получались белые розы. Антон Павлович удивлялся и спрашивал у сестры: "Ты ведь знаешь, Маша, я очень люблю розы, и какой бы сорт ни посадил, удаются у меня только белые. Отчего бы это?" Она отвечала: "От чистоты твоего сердца, Антоша".

На высоком столбе висел купленный Антоном Павловичем колокол. Ровно в полдень, заслышав колокольный звон, вся семья оставляла работу и садилась за обед. Младший брат писателя, Михаил Павлович, вспоминал: "Уже в одиннадцать часов утра, успев наработаться и пописa'ть вдоволь, Антон Павлович приходил в столовую и молча, но многозначительно взглядывал на часы. Мать тотчас же вскакивала из-за швейной машинки и начинала суетиться: "Ах, батюшки, Антоша есть хочет!" Стол у Евгении Яковлевны всегда ломился от яств. А Павел Егорович с таинственным видом приносил из своей комнаты собственные наливочки да настойки на березовых почках и смородиновых листьях.

Вечера проводили весело, всегда пели, играли на рояле. А по большим праздникам непременно пекли пирог со "счастьем" (запеченной внутри монеткой). Павел Егорович записывал в дневнике: "Счастье досталось девице Дроздовой" или "Счастье досталось мамаше". Однажды монета осталась на тарелке, и он написал: "Счастье осталось в доме".

Много радости доставляли Чехову его собаки - таксы Бром и Хина. То одна, то другая подходила к Антону Павловичу, клала ему на колени передние лапки и жалостливо смотрела в глаза. Он, меняя выражение лица, разбитым голосом говорил: "Хина Марковна!.. Страдалица!.. Вам ба лечь в больницу!.. Вам ба там ба полегчало …"

В окрестностях Мелихова нужда в медицинской помощи была очень велика, и Чехов, окончивший медицинский факультет, не мог не оказывать ее. С раннего утра у мелиховского дома собирались больные, и начинался амбулаторный прием. Во время холерной эпидемии Чехов вошел в состав Серпуховского санитарного совета и принимал участие в организации лечебных пунктов. Лишь когда бедствие было ликвидировано, Антон Павлович смог снова вернуться к литературной работе.

В Мелихово к Чехову приезжали погостить художники И. И. Левитан, А. С. Степанов, писатели И. Н. Потапенко, В. А. Гиляровский, Т. Л. Щепкина-Куперник, режиссер и драматург В. И. Немирович -Данченко и другие знаменитости. Порой народу собиралось столько, что приходилось стелить на полу.

Мария Павловна увлекалась живописью, писала этюды на пленэре. Чехов привез ей из-за границы складной походный стульчик, ящик с красками, зонт.

А старший брат писателя, Александр Павлович, занимался любительской фотографией (богатый фотографический фонд музея - его заслуга). Антон Павлович, однако, сердился, что все подоконники и комоды в доме завалены фотографиями.

Чехов мог опоэтизировать каждое дерево, каждый уголок своего сада и парка. Он, как тонко подметил Леонид Андреев, "одушевлял все, чего касался глазом". Любил величественные лесные просеки ("Как хорош российский октябрь! В лесу просто очарование!").

"Солнечная осень подарила неповторимые красочные дни с пронзительно голубым небом, под куполом которого золотистые кроны деревьев казались прозрачными. В легком ветре кружились желтые кленовые листья. Ажурным пунцовым кружевом прильнул к веранде дома дикий виноград. … Погода изумительная. Цветут розы и астры, летят журавли, кричат перелетные щеглы и дрозды. Один восторг...", - писал А. П. Чехов из Мелихова.

В художественном мире Чехова леса и деревья олицетворяют красоту мира. "Когда я слышу, как шумит мой молодой лес, посаженный моими руками, я сознаю, что климат немножко и в моей власти", - говорит доктор Астров в чеховской пьесе "Дядя Ваня". "Сколько деревьев я посадил!" - не без гордости сообщал друзьям и сам А. П. Чехов.

Два могучих тополя-великана возвышаются над мелиховской усадьбой. Когда-то они были маленькими тонкими хлыстиками. Это о них сообщал в письме отцу Антон Павлович: "Дорогой папа! Из Риги придут деревья... Придут и берлинские тополи, которые надо посадить на место высохших тополей".

Осенью 1898 года, после смерти Павла Егоровича, вдруг оказалось, что выскочила "главная шестеренка" из мелиховского механизма. Чехов писал, что для матери и сестры жизнь в Мелихове утеряла всякую прелесть и придется устраивать для них теперь новое гнездо. Он решился продать усадьбу и, как советовали врачи, переехать в Крым.

После смерти Антона Павловича в имении жил барон Стюарт. Он берег все, что было связано с именем Чехова. При нем в усадьбу начали приезжать первые экскурсанты. Местные крестьяне рассказывали им о мелиховской жизни писателя.

После революции главный дом усадьбы стал разрушаться, а в 1929 году рухнул и был полностью разобран.

Когда в 1941 году в Мелихове открыли музей А. П. Чехова, бывший поначалу филиалом Серпуховского районного краеведческого музея, от усадьбы мало что оставалось.

В 1944 году, в связи с 40-летием со дня смерти Чехова, музей получил независимый статус, и остро встал вопрос о восстановлении главного дома. К концу пятидесятых годов благодаря усилиям тогдашнего директора музея Юрия Константиновича Авдеева был восстановлен усадебный дом и всю усадьбу привели в порядок.

В 1960 году "Мелихово" стало литературно-мемориальным музеем-заповедником А. П. Чехова.

На протяжении многих лет сотрудники музея по крупицам собирали документы и личные вещи писателя. Сегодня "Мелихово" - один из самых крупных мемориальных музеев. В нем более 20 тысяч экспонатов!

Ушла целая эпоха. Прошло сто лет, как не стало Антона Павловича Чехова, а могучие берлинские тополя, которые когда-то скульптор С. Т. Коненков назвал "зелеными сыновьями Чехова", живы и хранят воспоминания о славно прожитых жизнях.

Адрес музея-заповедника "Мелихово":

Московская область, Чеховский р-н, п/о Васькино, село Мелихово.
Проезд от Москвы на электричке с Курского вокзала до станции Чехов, далее - автобусом № 25 до усадьбы "Мелихово".
Музей работает ежедневно с 10 до 17 часов (кроме понедельника и последней пятницы месяца).
Справки по телефонам:
(095)546-53-96 (Москва);
(272)2-36-10 (Москва и Московская обл.);
(09672)2-36-10 (из других регионов).

Подписи к иллюстрациям

Илл. 1. В Мелихове Антон Павлович написал пьесу "Чайка". Ее герои пили на веранде чай из самовара, вечерами играли в лото, днем - в крокет. В эти игры с удовольствием играли и члены семьи Чехова. Справа у стены молотки и шары для крокета, купленные Чеховым. Об этом своем приобретении писатель в мае 1892 года сообщает А. С. Суворину: "Товар весьма добротный".


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Музей»