Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Ответы и решения. Говорите по-латышски!

(См. «Наука и жизнь» № 5, 2010 г.)

Задача, предлагаемая в этот раз читателям журнала (её автор — психолог из Риги Т. Руссита), очень необычна как по тематике — это станет ясно по ходу решения, — так и по форме: переводы латышских предложений нам не даны, имеется лишь своего рода словарик. Очевидно, для того, чтобы выяснить, чем отличаются друг от друга предложения в левом и правом столбцах, необходимо прежде всего подставить в них переводы слов, включённых в этот словарик. В результате получается примерно следующее:

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

1A. Мне по вкусу кофе

1B. Я люблю кофе

2A. Жары из-за возможны пожары

2B. (В) связи с жарой возможны пожары

3A. Директор меняет список

3B. Директор вносит изменения (в) список

4А. Именно этот документ мне был необходим!

4В. Мне как раз этот документ был необходим!

5A. Как мне действовать?

5B. Как мне быть?

6A. Преступник скрывался с чужой фамилией

6B. Преступник скрывался ... чужой фамилией

7A. Вчера говорили о бабушке

7B. Вчера речь ... о бабушке

8A. Разделить десять с двумя

8B. Разделить десять ... два

9A. Перед годом

9B. Год обратно

10A. Рождества старичок

10B. ... ...

Внимательный анализ составленных таким образом переводов позволяет сделать вывод, что решение заданий 1—3 напрямую зависит от ответа на задание 4. Именно с него мы и начнём.

Задание 4. Нетрудно заметить, что по своей структуре примеры из правого столбца обнаруживают близкое сходство с русским языком, в то время как примеры из левого столбца такого сходства не обнаруживают; может быть, самый выразительный пример различия — употребление латышского слова dēļ — «из-за» в качестве так называемого послелога — служебного элемента, выполняющего в предложении те же функции, что и привычные нам предлоги, но стоящего после существительного, к которому он относится.

Очевидно, примеры из правого столбца содержат буквальные или близкие к буквальным переводы некоторых синтаксических конструкций («синтаксические кальки») с русского языка. Возможная причина появления в латышском языке такого рода калек — заметное изменение этнодемографического состава населения Латвийской Республики во второй половине ХХ века: приезд в Латвию большого количества русскоговорящих переселенцев из России и других республик СССР.

Задание 1. В соответствии с наблюдением, сделанным выше, устанавливаем переводы подчёркнутых слов: zem«под», gāja«шла» (теоретически возможен также перевод «велась», но он выглядит искусственно), uz«на».

Задание 2. С учётом того, что примеры, имеющие один и тот же номер, но различающиеся индексами A и B, как правило, передают один и тот же смысл, можно сделать вывод, что латышские выражения, буквально означающие «перед годом» и «год обратно», переводятся на русский язык как «год назад» (русские слова «обратно» и «назад» во многих случаях выступают как синонимы, ср. Машина повернула обратно ~ Машина повернула назад).

Задание 3. Пример 10 несколько отличается от остальных: речь здесь идёт не столько о синтаксической кальке, сколько о заимствовании культурной реалии. «Рождественскому старичку» (очевидно, латышскому аналогу Санта-Клауса) в русской культуре соответствует «Дед Мороз». Сравнивая слово vectēvs со словами vecītis — «старичок» и vecāmāte — «бабушка», а также принимая во внимание структуру выражения Ziemassvētku vecītis — буквально «Рождества старичок», в котором определение стоит перед определяемым словом, предполагаем, что Sala vectēvs дословно значит «мороза дед»: sala«мороз(а)», vectēvs«дед, дедушка».


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Ответы и решения»