Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Непобедимый полководец

Александр Алексеев, историк.

(Окончание. Начало см. «Наука и жизнь» № 3, 2010 г.)

Против Польши

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

На юге Россия отстаивала свои рубежи в войнах с Турцией, а на западе воевала с Польшей.

Когда в середине XII века распалась Киевская Русь, все её западные земли (нынешние Украина и Белоруссия) вошли в состав Великого княжества Литовского, которое позже соединилось с Польшей в одно государство — Речь Посполитую. Московские цари всегда хотели вернуть, подчинить себе западнорусские земли. Сильной власти в Речи Посполитой никогда не было, тамошние дворяне (шляхта) делали что хотели, многие за деньги служили иностранным государям, в том числе и русским. В конце концов могущественные соседи попросту разделили Польшу между собой. В августе 1772 года русские, прусские и австрийские войска одновременно вошли в польские земли и согласно заключённому между ними договору заняли их.

В 1794 году поляки восстали. 6 апреля, перед рассветом, вооружённые жители Варшавы напали на разбросанные по городу отряды русского гарнизона. По отступающим русским стреляли из окон и с крыш домов, бросали на них брёвна и всё, что попадалось под руку. Из 8000 русских солдат и офицеров погибли 2200. Предводитель повстанцев Тадеуш Костюшко, провозглашённый диктатором и главнокомандующим, собрал 70-тысячное войско (правда, в большинстве своём вооружённое лишь пиками и косами).

Против повстанцев выступили русские, австрийцы и пруссаки. Корпус Суворова подошёл к Праге — так называлось варшавское предместье — и подверг её артобстрелу. На рассвете 24 октября 1794 года начался штурм. Поляки защищались отчаянно. Российский генерал Иван Иванович фон Клуген на старости лет со слезами вспоминал: «Ружейный огонь запылал на всей линии, и свист пуль слился в один вой… Дрались штыками, прикладами, саблями, кинжалами, ножами… Мало сказать, что дрались с ожесточением, нет — дрались с остервенением и без всякой пощады. В пять часов утра мы пошли на штурм, а в девять часов уже не было ни польского войска, защищавшего Прагу, ни самой Праги, ни её жителей... В четыре часа времени свершилась ужасная месть за избиение наших в Варшаве!»

Суворов направил императрице Екатерине II письмо, состоявшее из трёх слов: «Ура! Варшава наша!» И получил такой же краткий ответ: «Ура, фельдмаршал Суворов!» Кроме фельдмаршальского чина императрица наградила Суворова несколькими орденами и даровала ему имение с 7 тысячами крестьянских «душ» (считали только мужчин).

Против течения

6 ноября 1796 года скончалась Екатерина II. На престол вступил её сын Павел I — человек неплохой, но «дурноголовый», привыкший сперва делать, а потом думать. Павел не любил мать. Он винил её и в гибели отца, и в том, что его самого держала вдали от власти. Поэтому, став императором, Павел I сразу же, на скорую руку (и часто без всякого смысла), начал переделывать всё, созданное ЕкатеринойII. Среди прочего новый император запретил ввозить из-за границы книги и ноты, надевать круглые шляпы, фраки и жилеты, приказал носить стоячие воротнички. Вместо «стража» велено было говорить «караул», вместо «граждане» — «жители», вместо «отечество» — «государство». А слово «общество» вообще оказалось под запретом. По стране скакали курьеры, развозя указы о награждениях, перемещениях и ссылках. За пять лет своего краткого царствования Павел уволил 333 генералов и 2261 офицера. Неудивительно, что и Суворов не вписался в новую систему.

Павел восстановил для солдат старую прусскую причёску, которую некогда ввёл его отец: волосы спрыскивали квасом, посыпали мукой, давали засохнуть и делали сзади косичку. А чтобы косичка держалась прямо, в неё вставляли железный прут длиной в пол-аршина (примерно 35 см). На висках приделывали войлочные завитки — букли. Суворов такую причёску высмеивал: «Пудра не порох, букля не пушка, коса не тесак, и я не немец, а природный русак».

Главными для Павла были муштра войск, смотры и парады. За какую-нибудь мелочь, например за оторванную пуговицу у одного из солдат, мог уволить генерала. Император считал: солдат не должен рассуждать, а должен только выполнять приказы. Суворов же добивался как раз обратного: чтобы в любой ситуации — в атаке, в походе, во время осады — солдат ясно понимал, что происходит и как ему лично надо действовать. В книге «Наука побеждать» у Суворова есть даже раздел «Разговор с солдатами их языком», где он, например, пишет:

«Штурм: ломи через засеки, бросай плетни чрез волчьи ямы, быстро беги! Прыгай через палисады, бросай фашины, спускайся в ров, ставь лестницы! Стрелки, очищай колонны! Стреляй по головам! Колонны, лети через стены на вал, скалывай, на валу вытягивай линию! Караул к пороховым погребам! Отворяй ворота коннице! Неприятель бежит в город — его пушки обороти по нём! Стреляй сильно в улицы, бомбардируй его, недосуг за ним ходить!»

Теперь Павел отнял у Суворова право награждать, производить в чины, увольнять со службы, командовать штабом. И 3 февраля 1797 года Суворов послал в Петербург просьбу об отставке. Но оказалось, что его отправили в отставку без права носить мундир, ещё не получив этой просьбы. Жил Александр Васильевич теперь в своём имении фактически под домашним арестом. Его переписку вскрывали. Ему не разрешалось выезжать дальше 10 вёрст от села.

Только через год Суворову разрешили уехать в другое имение. Павел вроде бы остыл, стеснения были сняты. А 6 февраля 1799 года полководцу доставили письмо императора: «Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии…»

Против Франции

В это время Россия в союзе с Великобританией, Австрией, Турцией и Неаполитанским королевством воевала против революционной Франции. Французы захватили Северную Италию, и австрийский император Франц I просил Павла назначить Суворова командующим объединённой австро-российской армией.

Побывав в Вене и получив звание австрийского фельдмаршала, 4 апреля Суворов прибыл к войскам в Верону. Скоро вся северная Италия была очищена от французских войск. Суворов предполагал развернуть наступление на Францию в направлении Гренобль — Лион — Париж. Но ему было предписано, оставив в Италии австрий-ские войска, идти в Швейцарию, соединиться с действовавшим там корпусом А. М. Римского-Корсакова и уже оттуда наступать против Франции.

31 августа 1799 года русская армия, получившая меньше половины обещанных мулов, двумя колоннами выступила в Швейцарские Альпы. 13 сентября после троекратного штурма был взят перевал Сен-Готард. Войска вышли к туннелю, пробитому в скалах. Но он был настолько узок, что два человека с трудом могли в нём разойтись. Дальше находилось ущелье с перекинутым через него Чёртовым мостом.

Позиция французов казалась неприступной. Однако 300 суворовских солдат перелезли через скалу, а ещё 200 прошли по дну ущелья, где текла мелкая, но очень бурная река. Французы отступили за мост, подойти к которому было невозможно из-за постоянного обстрела. И снова солдаты Суворова переправились через реку вброд и зашли французам в тыл. Те начали отходить и, чтобы отрезать путь армии Суворова, попытались разрушить мост. Однако на следующий день группа русских солдат, разобрав стоявший неподалёку сарайчик, заложила провал на мосту брёвнами, связав их с помощью своих шарфов и поясов, и под огнём противника всё же перебралась на другой берег.

Дальше находилось Люцернское озеро. Согласно картам, оттуда шла пешеходная дорога в кантон Швиц. На деле никакой дороги не оказалось. Тогда Суворов двинул войска через горный хребет в Муттенскую долину, чтоб оттуда идти на Швиц. Переход занял 12 часов. Суворов, которому уже исполнилось 70 лет, тяжело заболел.

Спустившись с гор, русские кинулись в атаку на захваченных врас-плох французов. Но очередная победа едва не обернулась катастрофой: корпус Римского-Корсакова, на помощь которому они спешили, был разбит. Суворовские войска оказались блокированными. Им пришлось пробиваться через заснеженные горы и перевалы на соединение с остатками корпуса Римского-Корсакова, отбиваясь от преследовавших их французов. Почти не осталось провианта и патронов, одежда и обувь в горах изорвалась, многие солдаты и офицеры были босы. Пришлось сбросить в пропасть все пушки, свои и отбитые у французов, погибли около 300 мулов.

Последней преградой стал спуск с горы Панкис. Именно этот момент изобразил на своей знаменитой картине «Переход Суворова через Альпы» В. И. Суриков. За время швейцарского похода русская армия потеряла около четверти состава — 5 тысяч человек. Однако у французов, обладавших подавляющим превосходством, потери оказались в 3—4 раза больше. За этот беспримерный поход Суворова удостоили высшим воинским званием генералиссимуса. Он стал четвёртым генералиссимусом за всю историю России.

Попав после всех мытарств в Швейцарию, Суворов узнал: союз России с Австрией разорван, и ему приказано вести армию домой. В пути он вновь заболел. В Петербурге герою готовили торжественную встречу. Но тут Павлу донесли, что во время похода Суворов держал при себе дежурного генерала, что полагалось только монарху. Торжества отменили, а Павел отказался принять прославленного полководца.

6 мая 1800 года во втором часу дня Александр Васильевич Суворов скончался. Говорили, что перед смертью он сказал графу Кутайсову, присланному Павлом I требовать с него отчёта: «Я готовлюсь отдать отчёт Богу, а о государе я теперь и думать не хочу…»

Похоронили Суворова в Александро-Невской лавре при огромном скоплении народа. На его надгробной плите высечена краткая надпись: «Здесь лежит Суворов».

Поэт Гаврила Романович Державин написал стихи «На смерть Суворова»:

О вечность! прекрати твоих шум вечных споров,
Кто превосходней всех героев в свете был.
В святилище твоё от нас в сей день вступил
Суворов.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Страницы истории»