Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Боудикка, или тень Клеопатры

Андрей Балабуха.

Боудикка, считавшая себя по смерти супруга правящей королевой, вместе с дочерьми отправилась в Лондиний искать правды: её народ, ицены, с самого начала поддерживал римлян, и теперь королева рассчитывала на справедливость — как она её понимала. Однако римская правда оказалась горькой: прокуратор Кат Дециний приказал прилюдно выпороть Боудикку, а её дочерей изнасиловать. Королевство римляне аннексировали, земли и имущество конфисковали, вывезли и казну Прасутага, который, скажем справедливости ради, многие годы жил на римские деньги. Как отмечает историк, «имущество благородных жителей и рабов теперь было одинаково».

Во время этих событий у наместника Альбиона, Светония Паулина, были иные заботы. Как пишет Тацит, Паулин решил «напасть на густонаселённый и служивший пристанищем для перебежчиков остров Мона и с этой целью строит плоскодонные корабли, не боящиеся мелководья и подводных камней. На них он и перевёз пехотинцев. Всадники же переправились, следуя по отмелям, а в более глубоких местах — плывя рядом с конями». На берег острова навстречу им вышли друиды — так назывались у кельтов жрецы и поэты, пользовавшиеся почитанием и уважением народа и племенной власти.

Даже римские историки (а только из их трудов мы черпаем информацию) не упоминают ни о каких бриттских войсках на Моне. Ни слова о копьях, мечах, пращах и луках — лишь о седовласых старцах, воздевавших руки и распевавших священные гимны, умоляя небо прийти на помощь, только о факелах в руках женщин. Так что «героическая» операция Паулина обернулась резнёй неспособных к вооружённому сопротивлению людей, уверенных, что сама святость места всегда будет служить им защитой. (Но ведь это лишь о тех, кто в святость места верит, а римляне, как мы понимаем, не верили.)

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Тем не менее вся эта история с так называемым штурмом Моны, вырубкой священных рощ и строительством крепостей заняла немалое время. И тогда на смену погасшим факелам друидов в Южной Англии вспыхнуло пламя мятежа.

Взлёт и падение Боудикки

Королева пережила свой позор. Она скрылась вместе с дочерьми и повела тайные переговоры с племенными вождями, разом превратившись из проримски ориентированной королевы в яростную противницу империи. А поскольку слухи об убийствах мудрых друидов распространились по Британии мгновенно, семена мятежа падали на подготовленную почву.

Увлечь за собой все два с лишним десятка племён и племенных союзов Боудикке, разу-
меется, не удалось. Но к иценам примкнули и тринованты, и ганганы, и дуротриги, и многие другие. Униженной королеве удалось собрать более 200 000 человек (правда, мнения историков расходятся: кто утверждает — 230 000 человек, кто — 250 000, а кто называет и 280 000).

Первым делом вся эта мощь обрушилась на Камулодун. Здесь римские ветераны буквально выбрасывали британцев из домов, сгоняли с полей и считали их своими пленниками или рабами. Камулодун не был укреплён, даже не обнесён валом и рвом, а защищал его немногочисленный отряд, для усиления которого Кат Дециний прислал, как только возникли слухи о восстании, лишь около 200 ополченцев. Так что с чисто военной точки зрения взятие Камулодуна воинством Боудикки нельзя считать серьёзной победой. После двухдневной осады город пал в считанные часы, а римляне были перебиты поголовно.

Тактически — не Бог весть какое свершение. Но психологически разрушение римского города имело огромное значение. Войско Боудикки приросло новыми сторонниками. И начался поход на Лондиний — ненавистное средоточие римской фискальной власти.

Легат Квинт Петилий Цериал (в будущем он стал наместником Британии) решил, что с восставшими справится без особого труда, и не спеша отправился навстречу британцам. Армия Боудикки встретила легион на марше, на лесной дороге. Бритты обстреливали римлян из укрытий, почти не неся потерь, и случилось невероятное — им удалось перебить всю пехоту. Давно уже римляне не терпели столь жестоких поражений! Лишь Цериалу с конницей удалось обрести убежище в укреплённом лагере, а прокуратор Кат Дециний, устрашённый разгромом, бежал в Галлию. Бритты же продолжили движение к Лондинию.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Страны и народы»

Детальное описание иллюстрации

Древние римляне строили в завоёванных землях такие мощные укрепления, которые и две тысячи лет спустя производят впечатление. Адрианов вал — не просто каменная стена. В это римское оборонительное укрепление на севере британской провинции входило шестнадцать крепостей. Кроме того, на расстоянии римской мили друг от друга располагались укреплённые форты, где несли службу гарнизоны (наиболее знаменитыми были Честер и Хаустидс). Каждый участок между фортами дополнительно усиливался парой сторожевых башен, делившей его на три равные части. Адрианов вал, несмотря на частичное разрушение и позднейшие перестройки, выдержал проверку временем.