Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПОЛЯРНЫЙ УРАЛ НА ДВОИХ. ОТРЫВКИ ИЗ ДНЕВНИКА

Михаил ОСАДЧИЙ. Фото автора.

Много ли найдётся желающих провести отпуск на Полярном Урале, особенно в сентябре? Что влечёт сюда тех немногих, кто всё же отваживается отправиться в этот далёкий и, как представляется, холодный и угрюмый край?

Полярный Урал мы с женой посещаем три года подряд (до этого бывали в Северной Карелии, на Кольском полуострове, в Восточной Сибири). Средства передвижения — лёгкий катамаран и собственные ноги. Основная часть маршрута пролегает по восточному склону Полярного Урала и его рекам. А чтобы туда добраться, надо подняться по речкам, текущим с Урала на запад, перевалить через Уральский хребет и попасть на речки, текущие на восток.

Вверх по реке катамаран надо тянуть бечевой, при спуске же можно плыть и наслаждаться — какие красоты Зауралья вас окружают, какие горы, скалы и просторы открываются взору! После первых заморозков в конце августа — начале сентября вся тундра окрашивается в оранжево-красные тона, резко контрастирующие с зеленью лиственниц по берегам рек.

Было ли дождливо и холодно? Конечно, особенно в 2008 году. Записано в дневнике: «7 утра, 1 сентября. По палатке стучит дождь с порывами ветра. Ждём, может быть, ветер разгонит дождь. К 10 ветер успокаивается, но дождь продолжается. Вылезаю из палатки. Напротив нас на склоне появилась широкая лента водопада, которой вчера не было. Спускаюсь к реке и вижу, что вода подскочила почти на метр! Катамаран, который был на склоне на метр выше воды, почти свободно плавает (хорошо, что он прочно привязан к ольхе). Река вся белая и в валах, вода мутная. Нашей тропочки наверх не видно, она вся под водой, как и валуны, с которых вчера ловил хариусов».

Следующий день: «С утра дождь — то прыскает туманом, то просто льёт. Горы затянуты облаками, вчерашних видов на горы нет и в помине. Водопады на склоне, напротив, пообсохли. Вода сошла на полметра и стала прозрачнее. Появились камни по берегам и в шиверах. Значит, пора идти».

«А светило ли солнце?» — спросит читатель. Изредка бывало солнечно и даже тепло: «В 7 час. 30 мин. утра, дождя нет, на небе солнечная полоса, правда, в стороне от нас. Тепло. Выходим в 10 час. Через час хода справа появляется стенка с низкой скалой над водой. На ней хороший кедрач. Идём его смотреть и сразу попадаем под проливной дождь, подкравшийся сбоку. Пока возвращались к катамарану за плащом, дождь кончился».

10 сентября. «С утра тепло и синее небо полосами. Слегка ветрено. В 10 час. 30 мин. отошли, но тут же полезли на противоположную стенку фотографировать. Виды с неё исключительные».

А через два дня: «Утром ветер хлопает тентом, приподымает и шмякает палатку — производит впечатление сильного. Однако в 7 час. 30 мин. высовываю нос из палатки и вижу синее небо над головой и в Азии в целом. С речки Чигим-харуты наносит облака, и они над нами растворяются. К 10 час. из-за горки напротив показывается неяркое солнце».

Что было основой нашего меню? Конечно, хариусы, эта вкусная и нежная рыба москвичам, как правило, неизвестна. О ловле хариусов в дневнике тоже много сказано.

«На пороге из ямы вынимаем здорового хариуса, которого сгубило любопытство. Жрать он не хочет, а поиграть с блесной идёт. У кедрача останавливаемся, и я вынимаю ещё двух хариусов. В кедраче запасаемся орехами от шишек, оставленных кедровками».

«Пообедали на солнышке, съели двух хариусов. Пытаюсь зацепить тайменя, для этого прицепил блесну тяжёлую и побольше. Но на неё опять садится хариус, и ещё одного добираем по дороге. Итого сегодня — уже 10 штук. С утра серятина и дождь. В 8 часов вылезаю из палатки проверить воду. На спиннинг отлавливаются два хариуса и таймешок на 3 кг».

«Вытащили очередных трёх хариусов — на вечер, утро и про запас...»

Встречались ли люди? Встречались: геологи, разведчики будущей железной дороги, рыбаки, добирающиеся сюда на вертолётах или вездеходах, и даже хозяева огромных оленьих стад.

Вот некоторые из этих встреч: «На очередном повороте видим на левом берегу костерок и людей. Это геологи, они утопили накануне в Колокольне свой вездеход и теперь без всего (продуктов, спальников, топора) ждут на стрелке реки своих коллег, выходящих с маршрута. Угощаем их самым большим хариусом. Они сначала стесняются, но дар принимают, а потом уже приходят за чаем».

«Гуляя по тундре, обнаружили, что рядом стоят два чума и пасётся стадо оленей. Пошли туда в гости. И проговорили, посмотрели и поснимали добрых три часа. Хозяева пригласили нас в чум пить чай, отказываться было невежливо, а чай вылился в обед с жареной олениной. В этом чуме живут две семьи, в соседнем — ещё семья. Здесь же шустрят трое совсем маленьких детей и с десяток собак. Собаки в чумы не суются, спят, забравшись в дождь под нарты. Но на правах собак в чумы лезут оленята, которые считают себя домашними. Стадо в 2000 голов пасётся тут же, а когда дурные олени уходят пастись не туда, собаки быстро возвращают их обратно.

Кочуют эти семьи по тундрам примерно на десятке нарт, на которых размещается весь домашний скарб. Обстановка в чуме очень рациональная и приспособлена к постоянному перемещению. По их дороге мы и шли сюда через перевал. После обеда распрощались с хозяевами, показали им наш катамаран, поделились блёснами и леской. Наш маршрут их весьма удивил, обычно такими путями, да вдвоём, туристы здесь не ходят».

Всё, вместе взятое, оставляет неизгладимое впечатление, зовущее вновь посетить эти, пока ещё нетронутые места.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Туристскими тропами»

Детальное описание иллюстрации

Попасть на Полярный Урал можно поездом, идущим в Воркуту. В этот раз мы вышли в Инте, и предварительно заказанная машина забросила нас в верховья Лемвы — реки, текущей вдоль западного склона Полярного Урала. По ней на катамаране спустились вниз до правого притока Хаймы. Оттуда, тянув катамаран на бечеве, поднялись по речкам Хайма и Большая Хайма, насколько позволяла вода. Дальше предстоял двухдневный переход через хребет. Но шедший попутно вездеход геологов перевёз нас на восточный склон, до места на речке Хаймаю. По ней и далее по реке Хулга — сплав (17 км). Переход на реку Колокольня (7 км) и сплав по ней и реке Мокрая Сыня (58 км). Подъём по рекам Сухая Сыня, Харума(ю), Пожемаю (58 км). Переход на реку Чигим-Харута и подъём по ней (7 км). Очередной двухдневный переход через Уральский хребет на реку Северная Чигим-Харута, которая в свою очередь впадает в Харуту — приток Лемвы. Проплыв по этим рекам и речкам 153 км, вышли к станции Абезь. Кольцо 2008 года замкнуто. В целом, от поезда до поезда, «прогуляли» 392 километра за 22 дня. Пожалуй, мы больше ходили, чем плавали, но такое перемещение с речки на речку позволило посмотреть самые красивые места в их верховьях и кратчайшим путём вернуться в Европу.