Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МОБИ ДИК, ПРОСТИ! КИТЫ МИРОВОГО ОКЕАНА И ИСТОРИЯ ИХ УНИЧТОЖЕНИЯ

Доктор географических наук Д. ФАЩУК.

Они достойны восхищения - эти самые крупные обитатели нашей планеты, которые чувствуют себя в водной стихии не хуже рыб, но при этом дышат легкими и вскармливают детенышей молоком. Но, несмотря на исполинские размеры и выдающиеся способности к плаванию и нырянию, киты оказались беззащитны перед людьми. В погоне за прибылью человек использовал мощь данного ему природой разума для того, чтобы изобретать орудия убийства других живых существ. Несколько столетий охоты на китов привели к тому, что некоторые виды оказались на грани исчезновения. И тем не менее многие вполне цивилизованные на первый взгляд страны продолжают китовую бойню.

"Представьте себе пасть вместимостью в триста баррелей, почти десяти футов высотой, двадцати футов длины и пятнадцати футов ширины, да губы толщиной в четыре фута… Когда он кормится, они растягиваются на тридцать футов... Баррели крови.., движимые сердцем, объемом до трех баррелей, циркулируют по мощным кровеносным сосудам, самые крупные из которых достигают фута в диаметре".

Так описывал еще в XIX веке один американский китобой внешность самого обычного "среднестатистического" представителя китообразных. Если учесть, что американский баррель составляет 159 л, а один фут равняется 31 см, то такой портрет без лишних слов достаточно убедительно подтверждает заключение ученых о том, что киты относятся к самым крупным животным на нашей планете.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

От своих далеких предков, много миллионов лет назад решивших почему-то переселить ся с суши в море, взяли начало три подотряда китов. При этом только "внешностью" и средой обитания они напоминают рыб. В действительности же киты - млекопитающие. Они теплокровны, дышат легкими, рождают живых детенышей и выкармливают их молоком. Первый подотряд - древние киты (Archeoceti) - весь давно вымер, а 80 видов представителей двух оставшихся - усатых (Mysticeti) и зубатых (Odontoceti) китов - радуют нас своим присутствием на планете и сегодня.

По способу питания всех китов подразделяют на фильтровальщиков (усатые киты) и хватальщиков (зубатые киты). На аппетит ни те, ни другие не жалуются. Желудок синего кита, например, может вместить до 1,5 т рачков, финвала - до 1 т, а сейвала - до 0, 5 т планктонных организмов. Сколько кальмаров может съесть кашалот, никто не считал.

Меню китов, принадлежащих к разным видам, существенно отличается. Планктоноеды (гладкие киты) предпочитают скопления мелких рачков, образующиеся в открытой части океана вблизи поверхности. Бентосоеды (серые киты) любят придонных и донных рачков, обитающих на мелководье. Рыбоеды (дельфины) охотятся за стайной рыбой практически по всему океану. Планктоно-рыбоеды (полосатики) кормятся в поверхностном слое моря ракообразными и рыбой, но не отказываются и от головоногих моллюсков. Хищники (косатки) пожирают рыбу и млекопитающих в любой зоне океана. Моллюскоеды (кашалоты, клюворылы, серые дельфины) лакомятся преимущественно головоногими моллюсками (кальмарами), обитающими на больших глубинах.

Китов подразделяют также на холодолюбивых (белухи, нарвалы, гренландский кит), теплолюбивых (полосатик Брайда), тропических и субтропических (дельфины, карликовые кашалоты). Приспосабливаясь к распределению "столовых мест", усатые киты, часть клюворылых китов и кашалоты совершают регулярные миграции в пределах Северного и Южного полушарий (не пересекая экватора). На зиму они идут в низкие широты для родов, а на лето следуют в умеренные и холодные, так как в водах Арктики и Антарктики количество корма в 10-20 раз больше, чем в тропиках. Живут киты до 50, а дельфины - до 30 лет.

ЭВОЛЮЦИЯ МОРСКИХ ГИГАНТОВ

Исследователи полагают, что природе потребовалось около 70 млн лет, чтобы "сформировать" и "приспособить" к жизни в море наземных предков китов. При этом передние ноги пра-китов превратились в жесткие грудные плавники - "рули" высоты, поворотов и "тормоза"; задние ноги, крестцовый отдел позвоночника и таз исчезли вовсе, а главным органом передвижения стал мускулистый хвост, заканчивающийся расположенным горизонтально (в отличие от рыб) широким треугольным хвостовым плавником. Кроме того, голова кита не обособлена от туловища, спина продолжается до самого "носа", а ноздри открываются на темени у зубатых китов одним, а у усатых - двумя дыхалами. Вода не может попасть в дыхательные пути через эти отверстия, так как при нырянии они автоматически надежно закрываются хитрыми эластичными "пробками". В гортани воздухоносный путь отделен от пищевого, так что ни вода, ни пища изо рта также не могут попасть в дыхательное горло.

Кожа пра-китов за период эволюции лишилась волос, потовых и сальных желез, зато под ней развился мощный пласт жира, защищающий животное от охлаждения и служащий источником энергии на случай голода. Толщина такого пласта у гренландских китов, например, на пассивных участках тела - брюхе и между грудными плавниками может достигать 0,5 м.

Легочная ткань приспособилась к быстрому сжатию и расширению, что обеспечило китам короткий дыхательный акт и обновление воздуха в организме за одно дыхание на 80-90% (в отличие от 15% у человека). Благодаря миллионнолетним "тренировкам" киты стали непревзойденными пловцами и ныряльщиками. Сейвалы способны развивать под водой скорость до 25 узлов (25 миль в час). Чемпион же среди ныряльщиков - кашалот, способный задерживать дыхание на 1,5 ч и заныривать на 2,5 км в глубину океана, выдерживая при этом давление до 200 атмосфер! Для достижения таких рекордов природа снабдила китов многими морфологическими и физиологическими приспособлениями. Она научила их более полно использовать кислород в крови и легких. С помощью дыхательного пигмента - миоглобина кит может отдавать тканям во время дыхательной паузы на 40% больше кислорода, чем, например, бык, в мышцах которого этого пигмента содержится в 8-9 раз меньше. При нырянии кит научился замедлять скорость циркуляции крови, переводить на "голодный паек" менее важные органы и снабжать в первую очередь спинной и головной мозг, а также сердечную мышцу, наиболее чувствительные к кислородному голоданию. Кроме того, кислородная емкость крови у китообразных на 1/4-1/3 выше, чем у человека. Вокруг спинного и головного мозга у кита развита система тонких артериовенозных капилляров, хранящих кровь, богатую кислородом, а жировая масса кита также служит своеобразным депо кислорода, так как в кашалотовом жире и спермацете кислород растворяется в 7 раз лучше, чем в воде. Наконец, киты застрахованы от кессонной болезни, связанной с накоплением в крови азота, так как при погружении, в отличие от водолазов, они используют только одну порцию воздуха, притом нормального давления. С такими способностями и навыками, казалось бы, жить и жить популяции китообразных без забот и проблем, но не тут-то было! Кропотливые усилия создателя, шлифовавшего миллионы лет организм морских гигантов, буквально за несколько веков были сведены на нет алчностью "властелина" природы.

КОНЕЦ ГЛАДКИХ КИТОВ АТЛАНТИКИ

Первыми промысловыми китобоями на нашей планете историки считают басков - небольшой народ, обитающий с незапамятных времен на изрезанном побережье Бискайского залива под прикрытием западных отрогов Пиренеев. В доисторические времена баски уже вели охоту на серых китов, названных ими "отта сотта" ("otta sotta"). Это делалось с целью пропитания и торговли. Китов убивали из деревянных челноков гарпунами с каменными или костяными наконечниками. Название "гарпун", оказывается, произошло от испанского слова "arpon", которое в свою очередь пришло в этот язык от баскского "arpoi", что означает "каменное острие".

К началу XIV века испанские "прибрежные контрабандисты" успешно уничтожили отту сотту в европейских водах и принялись за "освоение" нового вида морских исполинов - черных гладких китов, получивших за свою привычку собираться в стаи прозвище "sarda" ("стадный" кит). Сарда достигал в длину 20 м, весил до 70 т, а из его подкожного сала получалось ворвани (топленого жира) в 3 раза больше, чем из серого кита. Начиная примерно с 1450 года и до конца столетия лихие китобои испанского побережья практически очистили от сарды огромные пространства открытого океана от Азорских островов до Исландии и направили свои китобойные суда на еще не тронутые промыслом хоть и дальние, но "коммерчески выгодные" просторы Северной Атлантики.

По свидетельствам многих очевидцев - моряков, миссионеров, в начале XVI века в водах северо-восточного побережья Америки было такое множество китов, что они представляли для мореплавания более серьезную опасность, чем туманы, льды и не нанесенные на карты скалы. Первые европейцы в Новом Свете называли эту часть побережья Америки (район о. Ньюфаундленд) морем Китов.

Когда к берегам южного Лабрадора и Ньюфаундленда добрались китобойные каравеллы басков, описанная китовая идиллия в этих местах стала превращаться в китовый ад. Бойня велась с таким размахом, что к 1570 году западное стадо сарды сократилось практически до ничтожной величины. Неизвестно, где и какие новые "подвиги" совершили бы баскские китобои в будущем, если бы не счастливая политическая случайность, закончившаяся полным крахом их могущества в море Китов. В 1588 году амбициозный испанский король Филипп призвал большую часть китобойной флотилии басков к себе на службу для нападения на Англию, но эта армада была почти вся уничтожена артиллерией противника и жестокими штормами. Баски лишились, таким образом, значительной части своего флота. А еще через пару десятков лет, в начале XVII века, далеко на восток от Нового Света, в водах Баренцева моря (о. Шпицберген) были обнаружены новые, ранее неизвестные эльдорадо гигантских гренландских китов. Их "разработка" затмила промысел в море Китов.

Однако начатое испанскими басками "дело" по уничтожению стадных китов в водах Нового Света благополучно довели до конца с не меньшей жестокостью и жадностью новые поколения китобоев из Нормандии, Бретани, Франции, Новой Англии. В 1850 году в море Китов удалось обнаружить и, естественно, убить только одну самку кита. После этого в течение более ста лет о сардах в водах залива Св. Лаврентия, Ньюфаундленда и Лабрадора никто не слышал… Но американские китобои "не дрогнули". В течение этого столетия их флотилии успешно атаковали китов Южной Атлантики, Тихого, Индийского океанов. Только с 1804 по 1817 год у берегов Южной Америки они убили 200 тысяч так называемых черных гладких, или южных, китов, а еще через полсотни лет, к началу 1900 года, сага о жизни и смерти больших черных гладких китов была практически закончена.

РАСПРАВА С КАШАЛОТАМИ

В этот же период "вписывается" и история почти полного подрыва стада кашалотов северо-восточной Атлантики (1720-1765 годы), на которых вынуждены были переключиться американские китобои по мере сокращения в водах Новой Англии численности черных гладких и серых китов. Баски называли этих китов "трумпа", а китобои-янки - "sperm" и ценили за наличие в их головах спермацета - вещества, состоящего из легкого масла и воска, служившего сырьем для производства сверхчистого машинного масла. Его сначала приняли за сперму кита - отсюда и американское название кашалота. Кроме того, в кишках и внутренностях уникального животного был обнаружен "янтарный жир", или амбра. Этот продукт, комья которого по форме и цвету напоминали навоз, оказался бесценным материалом для фармацевтической и парфюмерной промышленности.

Кашалотов добывали в открытых районах Атлантического океана на всем пространстве от Бермудских островов на юге до Большой Ньюфаундлендской банки на севере. Маломерные китобойные суда в те времена жиротопен не имели. Выкачав из головы кита несколько сотен галлонов (1 галлон в США равен 3,79 л, в Англии - 4,55 л) спермацета и добыв из внутренностей амбру, горе-китобои оставляли туши животных в море, создавая серьезную угрозу трансатлантическому судоходству. Немудрено, что в результате такого "промысла" за 30 лет кашалоты в этом районе Мирового океана почти полностью исчезли.

Пик охоты на кашалотов приходится на 1830-1850 годы. В этот период американцы ежегодно добывали 4600-5100 китов. Помогали им и русские китобои. Еще при Петре I из Голландии были выписаны гарпунеры для обучения отечественных убийц. Созданные затем "Онежская китоловная компания" (80-е годы XVIII века), "Первое Мурманское китобойное товарищество и иных промыслов" (1883 год), "Товарищество китоловства на Мурмане" (1884 год) просуществовали недолго (до 1887 года) и, понеся огромные убытки, разорились, так как к тому времени киты в северной Атлантике и в Северном Ледовитом океане были почти полностью уничтожены.

ГОРЬКАЯ СУДЬБА ГИГАНТОВ АРКТИЧЕСКИХ МОРЕЙ

Но вернемся к гренландским китам северо-восточной Атлантики. В 1607 году Генри Гудзон в поисках прохода в Китай вокруг Азии направил свое судно в неведомые моря Арктики. Описав часть островов архипелага Шпицберген, открыв остров Ян-Майен, отважный мореход в Китай, как вы догадываетесь, к сожалению, не попал. Тем не менее, вернувшись на родину, он ошеломил деловые круги столиц Северо-Западной Европы сообщением о громадных китах, которыми буквально переполнены воды арктических морей. Английские и голландские "разведчики" подтвердили эти данные, и с 1612 года в студеных водах Гренландского моря разразилась новая кровавая бойня. Уже к 1763 году в этом районе крупных китов практически не осталось, и промысел сместился в более дальние края. Голландские китобои, обогнув мыс Фарвель, вошли в пролив Дейвиса и обнаружили нетронутую популяцию гренландских китов. Им и их конкурентам - англичанам, шотландцам, американцам ее хватило еще на сто лет... К 1810 году в проливе Дейвиса киты стали большой редкостью , в 1830 году они исчезли из вод Гренландского моря, а к 1850 году гиганты атлантического региона были практически уничтожены и в южной части моря Баффина, у берегов канадского Арктического архипелага, где их обнаружили лишь в 1823 году. Наконец, к 1895 году был опустошен и Гудзонов залив, о котором китобои на некоторое время забыли.

В 1847 году, случайно оказавшись в Охотском море, один американский китобоец обнаружил "целое скопище" морских гигантов, оказавшееся частью популяции гренландских китов, обитавшей в северных водах Тихого океана, в море Бофорта и Чукотском море Северного Ледовитого океана... Своего шанса янки не упустили. Усердию, с которым уничтожались исполины (от мала до велика), могли бы позавидовать и видавшие виды голландские китобои. Охота велась в основном ради китовых "усов", а не ворвани, так как последняя к тому времени сильно упала в цене, сбиваемой нефтью, а кнуты, зонтики, шляпы, трости, удочки, зубочистки и множество других безделушек из китового уса у практичных американцев стоили очень дорого. В результате гренландские киты Тихого и Северного Ледовитого океанов "протянули" всего пятьдесят лет. К 1910 году их племя в Беринговом и Чукотском морях было почти полностью истреблено и потеряло свое промысловое значение.

Таким образом, к началу ХХ века гренландские киты в Мировом океане, по официальным данным, "приказали долго жить". Однако в период с 1917 по 1976 год поступала информация о редких встречах с ними в арктических водах Канады и Западной Гренландии, а в 1969 году авиаразведка из Магадана обнаружила около 400 морских исполинов в Охотском море. Ученые полагают, что сегодня во всем мире осталось 5 - 9 тысяч этих животных, в том числе в Охотском море - около 250 особей.

КИТОУБОЙНЫЕ ФЛОТИЛИИ И "ЗАЧИСТКА" АНТАРКТИЧЕСКИХ МОРЕЙ

Несчастными действующими лицами описанной истории истребления китов оказались в первую очередь животные четырех видов, отнесенные еще басками в XVI веке к категории китов "лучшего сорта": черный гладкий кит (сарда), серый кит (отта сотта), кашалот (трумпа) и гренландский кит (арвек). Причина такой избирательности убийц по отношению к своим жертвам была очень проста: эти виды китов не тонули после смерти и, следовательно, легко доставлялись к местам переработки.

Покончив с гигантами "лучшего сорта", ненасытные промысловики обратили свои взоры на китов-полосатиков (синий, финвал, сейвал), которых не затронула предыдущая многовековая бойня по причине их "второсортности". Из-за недостатка жира этих животных трудно или невозможно было подобрать в море, так как после гибели они сразу тонули. И почти до конца XIX века мародеры океана вынуждены были, алчно облизываясь, сожалеть об отсутствии "технической базы" для осуществления своих преступных замыслов.

Начало новой бойни положено в 1860 году, когда норвежский охотник на тюленей и китов Свенд Фойн после десяти лет упорного труда изобрел новый способ убийства и подъема мертвых китов из морских глубин на поверхность, действующий по сей день.

Первой частью изобретения стали гарпунная пушка весом в тонну, гарпун с гранатой на конце, взрывающейся внутри кита, и стальные лапы в стволе гарпуна, которые раскрывались после взрыва и застревали в теле жертвы. Вторая часть изобретения "гения зла" представляла собой небольшое быстроходное судно "китоубиец" с высоко поднятым и хорошо укрепленным носом, на котором устанавливалась гарпунная пушка. Позже эти суда стали называть более гуманно - "китобойцами". С помощью мощной лебедки и блока-амортизатора оно было способно "водить" загарпуненного кита и поднимать на поверхность стотонного мертвого исполина даже с трехкилометровой глубины. Третьей составляющей процесса добычи "второсортных" китов была металлическая пика-трубка, которую вставляли в легкие кита после подъема его лебедкой на поверхность. Через нее в легкие и брюхо кита накачивали пар или сжатый воздух до тех пор, пока туша не приобретала достаточную плавучесть для буксировки на разделочный завод.

Изобретение Фойна стали применять с 1880 года, и уже к концу XIX века побережье Норвегии было усеяно базами по переработке китов. К 1908 году, используя новый способ уничтожения, норвежцы успешно очистили от полосатиков обе стороны северной Атлантики и направили свои китобойные флотилии через экватор в воды южной части этого океана, а также в Тихий и Индийский океаны. Здесь они не менее благополучно "подобрали" все, что осталось от недобитых предшественниками гладких китов, горбачей, серых китов, и , обнаружив за оконечностью Южной Америки новые несметные стада своих потенциальных жертв, приступили к их уничтожению.

Под новый, 1903 год в Магеллановом проливе норвежский китобой А. Андерсен убил с буксирного судна, на котором была установлена гарпунная пушка, первого кита-горбача. Вскоре на острове Южная Георгия открылась первая аргентинская береговая база по переработке китов во главе с опять же норвежцем К. Ларсеном. 22 декабря 1904 года база приняла первого кита, который также оказался горбачом. За следующие 10 лет здесь было добыто 30 тысяч китов, из них 20 тысяч принадлежали к этому ценному виду. В результате еще через 5 лет количество добываемых за сезон горбачей уменьшилось до нескольких десятков.

После окончания Первой мировой войны пытливые и ненасытные "норги" оторвались от береговых баз на Фолклендских и Южных Оркнейских островах, рискнув проникнуть в Южный океан - зону сплошного антарктического пака. Риск оправдался. Писатель Генри Мелвилл - автор знаменитого "Моби Дика" - считал этот район неприкосновенным убежищем для китов, "заколдованным царством вечного Декабря". Но не тут-то было, безграничная человеческая алчность добралась и сюда.

В 1922 году норвежский капитан П. Серлле из городка Вестфольд предложил самое современное средство уничтожения китов - океанские плавучие базы, оснащенные "слипами" (кормовыми наклонными палубами) и "храпцами" (приспособлениями для подъема китов на борт). Они могли "работать" автономно в любую погоду, в любом районе океана в течение шести месяцев. В сезон 1925/26 года в море Росса работала первая такая норвежская плавбаза "Лансинг". В 1931 году в водах Антарктики под флагами Норвегии, Англии, Японии, США, Панамы, Аргентины, Германии, Голландии и других стран было уже более 40 таких плавучих заводов с 232 приданными им китобойцами. За год эта армада уничтожала более 40 тысяч полосатых китов, а всего с момента начала нового побоища до 1939 года в Южном океане было уничтожено более двух миллионов этих животных - прибыль извлекалась "из каждого дюйма кита, исключая его фонтан"

По окончании Второй мировой войны ежегодно от 20 до 25 китобойных флотилий продолжали добивать синих китов Антарктики и к 1950 году свели их численность здесь с 500 тысяч почти до нуля. В последующие пять лет "разобрались" с финвалами. К 1955 году от 750 тысяч осталось в 7 раз меньшее количество этих бедолаг. Потери популяции финвалов к настоящему времени достигают 95%, а голубых китов - 99%. На сегодняшний день, по оценкам ученых, в мире существует около 1000 голубых китов, а поголовье горбачей сократилось до 3-5 тысяч, что составляет всего 3-5% их первоначальной численности. С 1910 года по настоящее время в Мировом океане добыто более 2,4 млн китов, из которых: более 360 тысяч синих, более 800 тысяч финвалов, около 180 тысяч горбачей, около 200 тысяч сейвалов и более 600 тысяч кашалотов!

Первая советская китобойная база "Слава" с 12 китобойцами появилась в водах Антарктики в сезон 1946/47 года. В 1959-1960 годы к ней присоединилась вторая флотилия с базой "Советская Украина", на следующий год - третья с плавучим заводом "Юрий Долгорукий", а еще через год и четвертая - "Советская Россия". За 60 лет промысла этими гигантами добыто более 1,4 млн китов, среди которых более 330 тысяч синих, около 700 тысяч финвалов, более 63 тысяч горбатых китов, более 150 тысяч сейвалов, более 150 тысяч кашалотов.

Отличились советские китобои и в северной части Тихого океана. Еще в начале ХХ века на Дальнем Востоке существовала мощная промышленная организация "Тихоокеанское китобойное и рыбопромышленное общество гр. Г. Г. Кейзерлинга и Ко", которая в 1909 году, после потери кораблей в ходе русско-японской войны, прекратила свою деятельность. Но в советское время (1929-1930 годы) предприимчивые руководители акционерного Камчатского общества быстренько реконструировали грузовой пароход в китобойную базу "Алеут" и с 1933 по 1968 (!) год успешно добывали в Охотском море и его окрестностях 700-800 кашалотов ежегодно. Кроме того, с 1948 по 1964 год на Курильских островах работали пять береговых станций по переработке китов, а в 1963-1964 годах к ветерану "Алеуту" присоединились новые среднетоннажные китобазы "Владивосток" и "Дальний Восток". В 1966 году в северную часть Тихого океана перебазировалась оставшаяся безработной антарктическая китобойная флотилия "Слава", но уже было поздно: в 1969 году китобойня в этом районе была прекращена по причине почти полного отсутствия объектов охоты. За все время промысла выбито 8585 синих китов - столько же, сколько в северной Атлантике, причем в последние годы нещадно били молодь (до 70%), что свидетельствует о почти полном уничтожении этого вида.

ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В ПУСТЫНЕ

Нельзя сказать, что в течение всего периода уничтожения китов ни одна человеческая душа не подумала о несчастных животных, не попыталась хоть как-то изменить их трагическую судьбу, остановить творящееся преступление. Через 25 лет после начала (в 1868 году) активного промысла китов на севере Норвегии многие китобои поняли ужасную суть происходящего и стали возражать против хищнического уничтожени я морских гигантов алчными хозяевами китобойных компаний. Под влиянием этих протестов Королевским указом промысел от норвежских берегов был перенесен с 1 февраля 1904 года на 10 лет к островам Шпицберген, Медвежий и Фарерские. В результате из 11 компаний четыре были ликвидированы, а пять сменили район промысла.

4 июля 1909 года по указу королевы Великобритании расположенные в Южном полушарии зоны активного китобойного промысла: Южная Георгия, Южные Оркнейские, Южные Шетландские, Сандвичевы острова, а также Земля Грейама - были переданы под юрисдикцию губернатора Фолклендских (Мальвинских) островов, который начал активно "регулировать" китобойню. Суть этих "природоохранных" мероприятий состояла в том, что стали взимать плату за аренду территорий для береговых перерабатывающих станций - 100 фунтов стерлингов на станцию, за использование территориальных вод - 100-200 фунтов на флотилию, а также за убийство китов: за гладкого кита - 10 фунтов, кашалота - 10 шиллингов, китов других видов - по 5 шиллингов. Штраф за добычу китов без лицензии составлял 300 фунтов за голову. Ограничивалось количество добываемых китов для каждой станции, а также запрещалось добывать телят и кормящих самок. Легко догадаться, что такая "забота" была для китов не более эффективнее, чем "мертвому припарка", а вот для казны великой державы оказалась весьма полезной.

В 1913 году на заседании Международной комиссии по охране дикой природы о китах заговорил швейцарский натуралист П. Савацин. К середине 20-х годов о них забеспокоились английские и норвежские ученые. В 1925 году англичанин С. Хармер безуспешно предлагал рационализировать промысел китов. В этот же период (1923-1924 годы) китобои Норвегии попытались ввести законодательные меры по регулированию добычи китов - но тщетно. Только в августе 1929 года королевским декретом в Норвегии были утверждены временные национальные правила промысла усатых китов. На его основании 24 сентября 1931 года Лига Наций одобрила Женевское международное соглашение по регулированию китобойных операций восемью странами. Однако оно вступило в силу только 18 января 1936 года после ратификации ведущими "китоубойными" державами - Норвегией и Великобританией.

В 1944 году на совещании по послевоенному регулированию промысла китов в Лондоне введено понятие "условный кит". По выходу жира он приравнивался соответственно к одному синему киту, двум финвалам, двум с половиной горбачам или к шести сейвалам. Затем последовали Международная конвенция по регулированию китобойного промысла (2 декабря 1946 года, Вашингтон) и создание Международной комиссии по квотам (МКК). Затем, в 1950-х годах, был создан международный "Комитет четырех" (по количеству участников) для разработки научных методов оценки запасов китов. На основании его исследований уже в мае 1965 года в Лондоне состоялась сессия МКК, и общественность увидела ужасную картину состояния запасов китов, основанную не на эмоциональных заключениях, а на строгих научных фактах. В результате квота вылова условных синих китов на сезон 1971/72 года. составила всего 2300 особей. В последующие годы она постепенно снижалась, в 1974 году исчезающие виды этих млекопитающих были взяты под охрану, а в 1979 году МКК приняла решение о прекращении в водах Мирового океана промысла всех видов китов, кроме малых полосатиков, запасы которых сегодня находятся на высоком уровне.

Насколько эффективными были все описанные меры, убедительно говорят цифры. По оценкам ученых, сегодня в Мировом океане только запасы кашалотов находятся на первоначальном или устойчивом уровне. Запасы же антарктических финвалов могут восстановиться через 10-40 лет, сейвалы придут в себя лет через 20-25, а восстановления численности наиболее ценных южных гладких, горбатых и синих китов в обозримом будущем не предвидится (пройдут века).

В иллюстрировании статьи использован рисунок из французского издания журнала "Geo".

ЛИТЕРАТУРА

Бородин Р. Г. Киты: меры регулирования промысла и состояние запасов. - М.: ВНИРО, 1996. - 208 с.

Томилин А. Г. В мире китов и дельфинов. - М.: Знание, 1974. - 207 с.

Уиппл А. Б. Китобои. Энциклопедия "Великий час океанов". - М.: ТЕРРА-TERRA, 1997. - 176 с.

Моуэт Ф. Трагедии моря. - М.: Прогресс, 1988. - 350 с.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Биология»