Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

СПИД в сегодняшней России

Б. ДЕНИСОВ, канд. экон. наук. Беседу записал Д. Ивенский.

Характер эпидемии СПИДа в России изменился. Выйдя из когорты «грешников», эпидемия начала поражать социально благополучную молодёжь. Об этом в беседе с нашим специальным коррес-пондентом Д. Ивенским рассказывает кандидат экономических наук Б. Денисов, старший научный сотрудник лаборатории экономики народонаселения и демографии экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

Борис Петрович, позвольте первый вопрос задать вам всё-таки медицинский: человек, заразившийся ВИЧ, сегодня по-прежнему обречён?

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

— Без лечения промежуток времени от заражения ВИЧ до развития СПИДа составляет в среднем 9—10 лет, а время доживания в случае этой болезни — год и менее.

Напомню, что синдром приобретённого иммунодефицита (СПИД) — это набор симптомов и инфекций, общая причина которых — повреждение иммунной системы. Его вызывает вирус иммунодефицита человека (ВИЧ). СПИД есть последняя стадия развития инфекции, когда организм становится особенно уязвим для развития разного рода заболеваний. Перспективы обрести победное лекарство против СПИДа до сих пор туманны. С середины 90-х годов прошлого столетия относительно успешно применяется высокоактивная антиретровирусная терапия. Так называют комбинацию трёх-четырёх лекарств, подавляющих жизнедеятельность вируса, за открытие которого только что вручена Нобелевская премия (см. «Наука и жизнь» № 11, 2008 г.). И терапия сегодня, претерпевая различные модификации, представляет собой основное медицинское оружие против вируса.

Согласно одному из самых длительных в мире наблюдений (швейцарские учёные с 1996 года следят за большой группой заражённых ВИЧ), смертность и вероятность перехода к симптоматической стадии таких пациентов удалось уменьшить на 86%. Этот результат считается одним из лучших в практике мирового здравоохранения. Полного излечения ни одна из применяемых сегодня комбинаций не даёт. Вместе с тем в одном из последних исследований, посвящённых СПИДу, учёные заявили, что с конца 1990-х годов ожидаемая продолжительность жизни для людей с ВИЧ увеличилась в среднем на 13 лет. И ещё одно оптимистичное мнение, к которому я всё же призвал бы относиться с осторожностью. Как отмечают эксперты, например французская исследовательница Франсуаза Амер) в статье, опубликованной в медицинском журнале «Lancet», благодаря современным методам лечения СПИД сегодня можно считать скорее хроническим недугом, нежели смертельной болезнью.

Как развивалась эпидемия в России?

— Россия какое-то время оставалась в стороне от разраставшейся эпидемии. Первый случай ВИЧ был зарегистрирован лишь 21 год назад. Дальнейшее развитие эпидемии можно разделить на четыре этапа. Сравнительно медленное начало сменилось короткой, но бурной вспышкой со второй половины 1990-х годов и до 2002 года. Число вновь заражённых пошло на спад только с 2002 года. Однако в 2006—2008 годах эпидемия СПИДа начала вновь ускоряться.

Эксперты ООН утверждают, что Россия сегодня среди мировых лидеров по скорости развития эпидемии. Это правда?

— Трудно сказать. Во-первых, на старте скорость в таких случаях всегда велика. Во-вторых, даже наиболее поражённые эпидемией развитые страны мира не располагают системами наблюдения за ней. Поэтому лишь немногие государства способны точно измерить её скорость. А Россия как раз и принадлежит к небольшому числу стран, где это возможно.

У нас существует единая государственная, основанная на федеральном законе система регистрации всех случаев СПИДа, ВИЧ-инфекции и обследований на ВИЧ. По каждому случаю обязательно ведётся эпидемиологическое расследование. Федеральный научно-методический центр по профилактике и борьбе со СПИДом (ФНМЦ СПИД) поддерживает базу данных. Сведения в неё поступают из региональных СПИД-центров, сеть которых покрывает всю страну. Система надзора за эпидемией включает 20—25 миллионов ежегодных тестов. Количество, согласитесь, огромное. Россия — уникальная страна, где ежегодно тестируются на ВИЧ 15—17% населения. Обязательному медицинскому освидетельствованию подлежат: доноры; работники многих профессий; поступающие на военную службу по контракту; лица, получающие российское гражданство; заключённые и так далее. Тестируются наркоманы и пациенты с рядом клинических показаний, указывающих на возможное наличие ВИЧ. На практике законодательство нарушается даже в сторону расширения контингентов тестируемых. Зачастую обследование на ВИЧ является обязательным условием для госпитализации. Кровь на ВИЧ берётся практически у всех беременных женщин.

В большинстве же других стран статистика ВИЧ строится на принципах дозорного эпиднадзора, то есть представляет собой оценки, полученные на основе точечных наблюдений, проведённых в отдельных больницах. Предполагается, что и Россия должна перейти на такую систему. На мой взгляд, это может стать необратимой деградацией.

И всё-таки что можно сказать о скорости распространения инфекции?

— В нашей стране эпидемия развивалась крайне неоднородно, 70% случаев инфицирования приходится на период 2000—2003 годов, а 26% — на «ударный» 2001 год. В это время число инфицированных росло в разы. Взрыв эпидемии был предопределён увеличением числа молодых наркоманов и попаданием вируса в эту среду.

Вот некоторые цифры. В 1998 году обнаружены около четырёх тысяч новых носителей ВИЧ. В 1999, 2000, 2001, 2002 годах соответственно 20, 59, 88 и 50 тысяч. Лишь с 2002 года эпидемия пошла на спад. За последние годы прибавлялось по 35—40 тысяч ВИЧ-носителей. Например, на 1 января 2007 года — 39,6 тысячи, но по состоянию на начало 2008 года — уже 42,8 тысячи.И ещё одно удручающее сравнение. Всего, по данным Минздравсоцразвития, на 1 января 2006 года в России было около 350 тысяч носителей вируса, а в тот же день 2008 года — уже более 416 тысяч, или 0,3% населения страны.

С начала эпидемии умерли от СПИДа 22 с небольшим тысячи россиян.

Но многие специалисты убеждены, что действительное число наших сограждан, живущих с ВИЧ/СПИДом, гораздо выше: от 0,8 (по оценкам ФНМЦ — Федерального научного медицинского центра СПИД) до 1,0 миллиона человек (по оценкам Всемирной организации здравоохранения). Это составляет более 1% взрослого населения РФ. Кому же верить?

— Действительно, руководитель ФНМЦ академик В. В. Покровский полагает, что на самом деле скорость развития эпидемии не уменьшалась никогда. Он считает, что якобы установленный спад числа зарегистрированных случаев обусловлен изменением структуры тестируемых.

Попросту говоря, после «ударного» 2001 года больше наркоманов стало скрываться от медицинских обследований. По оценке Покровского, истинное число инфицированных — около 1 миллиона. Но на мой взгляд, эпидемия СПИДа в России действительно замедлилась. Тенденция к новому ускорению, которая наметилась в 2007—2008 годах, может измениться.

Прежде всего, это вызвано социальными и демографическими изменениями в группе наших главных «застрельщиков» эпидемии — молодых потребителей инъекционных наркотиков. В рекордном 2001 году, когда передача ВИЧ-инфекции более чем в 90% случаев происходила через иглу наркомана, количество ВИЧ-заражённых среди этой группы достигало 87—90%. Тогда распространённость инфекции у таких людей, видимо, достигала потолка.

Заметьте, что если в конце 2007 года 82% от всех российских пациентов с известными причинами заражения за всё время эпидемии были инфицированы ВИЧ при инъекционном употреблении наркотиков, то среди новых случаев, выявленных только за 2007 год, эта цифра составила 64%.

Следующая причина — переход части наркоманов от инъекционных к так называемым клубным наркотикам. Их потребляют в таблетках или как порошки. В плане распространения СПИДа они относительно безопасны. Против эпидемии, возможно, сработало и сокращение популярности наркотиков среди подростков — правда, компенсированное возвратом к такой традиционной русской «ценности», как алкоголь. Число впервые выявленных взрослых, больных наркоманией, в 2004 году было более чем в три, а подростков — более чем в пять раз меньше, чем в 2000 году.

Верно, что количество умерших от СПИДа в Европе несравненно выше, чем в России?

— Это так. Ведь там эпидемия находится в зрелой фазе, а у нас — в «молодой». Например, к 2003 году только в четырёх европейских странах — Испании, Италии, Франции и Германии — умерли от СПИДа 125 тысяч человек.

А вдруг нам повезёт и зрелость нашей эпидемии в отличие от европейских стран придётся на тот период, когда действенность антиретровирусной терапии будет уже столь высока, что подавляющее большинство наших больных удастся спасти, и мы избежим высокой смертности?

— Сомневаюсь. В странах, где есть доступ к антиретровирусной терапии, и смертность и заболеваемость удалось снизить, хотя при этом выросло число её побочных эффектов и устойчивость к ней вируса.

В нашей стране опыт широкого применения высокоактивной антиретровирусной терапии только начинает накапливаться. Считается, что сейчас в ней нуждаются около 18 тысяч пациентов. Но, увы, пока число людей, получающих её, на порядок меньше. Кроме того, такая терапия требует высокой степени сознательности и дисциплины пациента. Нарушение режима приёма лекарств сводит лечение на нет. Мы — народ, не склонный к соблюдению дисциплины. А принимая во внимание, что бóльшая часть ВИЧ-инфицированных — это наркоманы, не стоит ожидать чуда от внедрения высокоактивной антиретровирусной терапии в нашей стране.

Каково сегодня демографическое лицо эпидемии ВИЧ в России?

— Среди ВИЧ-инфицированных 80% составляют лица в возрасте от 15 до 30 лет. Я полагаю, что средний возраст ВИЧ-инфицированного мужчины около 28 лет, женщины — года на два меньше. Мужчин среди носителей вируса примерно в два раза больше, чем женщин. Но доля последних растёт. Это связано с увеличением риска гетеросексуальной передачи вируса.

И в самом деле, среди новых случаев ВИЧ-инфекции, выявленных в 2007 году, доля инфицированных при гетеросексуальных контактах составила 34% против 18% в 2002 году.

Иначе говоря, в России СПИД «пошёл» в нормальные люди?

— Пожалуй, да. Среди новых случаев инфекции доля женщин постоянно повышается. Вирус приходит к ним, как правило, половым путём (63% от всех случаев в 2007 году), тогда как у мужчин доминирующим способом передачи ВИЧ все ещё остаются наркотики, хотя я думаю, что эта тенденция сохранится недолго.

Итак, эпидемия, которая до этого развивалась внутри так называемых групп риска — наркоманов, гомосексуалистов, проституток, выходит в популяцию обывателей. С одной стороны, скорость развития падает, поскольку вероятность передачи вируса в половом контакте на порядки меньше, чем при пользовании грязными шприцами или раствором наркотика, откуда вся компания черпает, как из одного котла. С другой стороны, всё население становится уязвимым и должно корректировать своё поведение в соответствии с новыми рисками.

Разрастание этой новой смертельной болезни в российском обществе, и без того поражённом многими социальными недугами, чревато ещё неизвестными эффектами.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Человек и общество»