Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

КАК И ДЛЯ ЧЕГО МЫ УЧИМСЯ

Кандидат физико-математических наук А. КЫТМАНОВ, доцент Сибирского федерального университета (г. Красноярск).

Статья, написанная в рамках программы фонда В. Потанина по поддержке молодых преподавателей вузов (см. «Наука и жизнь» №№ 2, 3, 4, 2008 г.), посвящена вопросам высшего и среднего образования — теме, которая постоянно находится в поле зрения журнала.

Есть три необходимые привычки, которые при любых условиях сделают доступными любую вещь, какую только может вообразить человек:
привычка к труду,
привычка к здоровью,
привычка к учению.

Элберт Хаббард

За последнее десятилетие система образования России подверглась если не значительным, то довольно заметным изменениям. На смену письменным и устным вступительным испытаниям в высших учебных заведениях пришло тестирование, а на устах вчерашних школьников и их родителей появились слова «ЕГЭ», «бакалавриат», «магистратура». В такой ситуации и у преподавателей вузов порой голова идёт кругом, а многих новоиспечённых студентов и их родителей такие термины настораживают, и если они и разбираются в принципе действия новшеств, то смысл их для большинства остаётся неясным.

Попытаемся рассмотреть предпосылки и логику некоторых изменений, проводимых в системе образования, и обозначить сопутствующие этим изменениям проблемы и вопросы.

До 1995 года основная масса студентов в государственных вузах обучалась на бюджетной основе. И хотя «коммерческие» студенты существовали, их доля была незначительной, а система обучения адаптирована именно под «бюджетников».

Сдача школьных выпускных экзаменов не давала права поступать в вуз без вступительных испытаний. Исключение составляли, как правило, победители различных олимпиад и участники других специальных программ. Варианты вступительных экзаменов зависели от вуза и факультета, на который поступал будущий студент. Письменные задания по естественно-научным дисциплинам в основном состояли из небольшого числа задач, экзамен по русскому языку и литературе представлял собой сочинение, реже — изложение.

В Соединённых Штатах высшее образование, даже в государственных вузах, платное. Вступительных экзаменов как таковых нет, вместо них проводится тестирование, результаты которого определяют уровень знаний поступающего. Каждый студент должен пройти вводный курс, программа которого составлена с учётом уровня его подготовки.

Студент сам выбирает курсы, которые собирается изучать в семестре. Для получения допуска к прослушиванию курса нужно выполнить несколько предварительных требований: как правило, это положительные оценки по вводным дисциплинам, необходимым для его понимания. Каждая специальность включает набор курсов, которые нужно прослушать (и, возможно, иные требования). Специальность студент выбирает в процессе обучения и может изменить её практически на любом этапе.

Итоговая оценка слушателя определённого курса складывается из оценок за домашние задания, контрольные работы и экзамен. Максимальное число баллов, которое можно набрать, 700. Студент, набравший 80% и более баллов от данного количества, получает «отлично», 60—79% — «хорошо», 40—59% — «удовлетворительно». Студент, набравший менее 40%, считается не сдавшим курс и для получения диплома должен прослушать и соответственно оплатить его ещё раз. Пересдач в такой системе образования не существует.

В зарубежных университетах существуют две ступени высшего образования: бакалавр и магистр. Для получения диплома бакалавра обычно необходимо проучиться 4—5 лет. С этим дипломом можно устроиться практически на любую работу, не связанную с научной деятельностью. Студент, решивший связать свою жизнь с преподаванием в вузе или научной карьерой, учится ещё 2—3 года и получает диплом магистра. Этот диплом даёт возможность поступить в аспирантуру с дальнейшей защитой диссертации и получением учёной степени.

Преимущество западной системы образования — большая гибкость в построении своего обучения, а её существенный недостаток — наличие смешанных групп. Например, на лекции по математическому анализу (в США) могут присутствовать одновременно математики, физики, биологи и гуманитарии, которые слушают математику на одном уровне сложности.

В системе российского образования одним из нововведений стал единый государственный экзамен (ЕГЭ). Основная его задача — унификация выпускных школьных и вступительных вузовских испытаний. Варианты ЕГЭ составляются централизованно и рассылаются непосредственно перед экзаменом.

Сегодня преподаватели вузов дружно отмечают, что средний уровень знаний, полученных абитуриентами в школе, стал ниже, чем был лет пятнадцать назад. Поэтому прежние вступительные испытания стали слишком сложны для большинства поступающих и приходится адаптировать экзаменационные задания к уровню их образования, иначе не удастся произвести должный отсев будущих студентов.

Ещё одна причина введения ЕГЭ — стремление уравнять шансы поступающих (например, письменную работу или устный ответ одного абитуриента мог проверять более «строгий» член комиссии, другого — более «либеральный»). К сожалению, в этой ситуации есть и другая сторона. Во-первых, наиболее сложную часть теста C проверяют эксперты. Порой качество проверки оставляет желать лучшего: большое количество работ, ограниченное время и невысокая оплата не побуждают некоторых экспертов ответственно подходить к работе. Во-вторых, в частях A и В компьютер проверяет только ответы и понять, получены они путём честного решения или каким-то другим способом, невозможно. А поскольку в школах контроль над выполнением ЕГЭ не слишком строгий, возможны помощь школьникам со стороны и, следовательно, несоответствие отметок реальным знаниям.

В ряде российских вузов система оценок приблизилась к западной, получив название «кре-дитно-модульная система». Теперь итоговая оценка студента учитывает и работу в семестре, и ответы на экзаменах. Возможно, такая система и пойдёт на пользу трудолюбивым студентам, но если студент попадает на пересдачу, у него появляется возможность пересдать и работу в семестре, и экзамен. Его семестровые баллы теряют смысл: итоговая оценка, полученная на пересдаче, никак их не учитывает.

Относительно бакалавриата и магистратуры можно сказать, что на сегодняшний день подавляющее большинство работодателей в нашей стране не спешат разбираться в смысле этих двух ступеней образования. Для многих диплом магистра и диплом старого образца о высшем образовании по специальности — примерно одно и то же, а о предназначении диплома бакалавра есть только смутное представление.

Кроме того, система вузовских специальностей во многом не соответствует запросам рынка труда нашей страны. Многие студенты понимают, что полученные ими знания не будут востребованы и работать придётся совсем в другой области; их интерес к учёбе изначально подорван. Возможно, следует пересмотреть перечень специальностей, предлагаемых вузами, и государственные образовательные стандарты.

Реформирование образования потребует ещё многих и многих усилий. Для успеха этого процесса необходима заинтересованность всех его участников, как самих реформаторов, так и рядовых преподавателей. Давайте помнить, что наши успехи зависят от того, как мы учимся. И понятие «учимся» гораздо шире, чем простое получение знаний.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Проблемы образования»