Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ТОРЖЕСТВО АБСУРДА

Доктор физико-математических наук Э. АРИНШТЕЙН, профессор физического факультета Тюменского государственного университета.

Статья доктора физико-математических наук Ю. Неретина «ЕГЭ: перспективы и эволюция» (см. «Наука и жизнь» № 4, 2008 г.) вызвала большой интерес и немало откликов. Преподаватели школ и вузов всерьёз озабочены тем непростым положением, в котором оказалась отечественная система среднего и высшего образования.

Российская система образования находится в глубоком кризисе. Этот факт признают все заинтересованные лица, кроме чиновников от образования, преисполненных административного восторга и бодро рапортующих о небывалых успехах своих новаций.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Кризис охватил не только среднюю, но и высшую школу. Несметное количество колледжей и филиалов «ведущих» вузов страны выпускают дипломированных юристов и экономистов в количествах, превышающих всякие разумные пределы, и качества ниже всякой критики. Можно ли всерьёз говорить о качестве образования даже в хорошем вузе, если каждый преподаватель выпускающей кафедры должен ежегодно обеспечивать выполнение более двадцати дипломных работ и соответствующего количества курсовых. При этом многие студенты, обучающиеся на коммерческой основе, твёрдо уверены, что денежный взнос в бюджет вуза гарантирует им получение диплома автоматически, вне зависимости от их усилий. Эти студенты идут в вуз не за знаниями, а за дипломом, который часто превращается просто в справку для отдела кадров о наличии высшего образования при устройстве на работу по любой специальности, не имеющей никакого отношения к той, которая записана в дипломе. Идут туда, где учёба, по их мнению, не требует особых усилий.

В Интернете, а то и просто на досках объявлений размещаются бесчисленные предложения купить курсовую или дипломную работу, любой диплом, включая кандидатский и докторский.

Причин такого положения в системе высшего образования несколько. Это в первую очередь общий кризис, поразивший страну, и падение качества многих видов работы, включая высокотехнологические, и утечка наиболее квалифицированных кадров, в том числе из вузов. Это и коммерциализация образования, вызванная, в частности, тем, что государство «избавилось» от расходов по содержанию вузов, взамен предоставив им право собирать дань с жаждущих получить диплом. И наконец, «забюрокрачивание» деятельности вузов, которым для благополучной отчётности необходим «важный показатель» — число кандидатов и докторов наук, выпекаемых по этому случаю в количествах достаточных, но качества недопустимо низкого. А те факультеты, которые традиционно ориентируются на глубокие знания и пытаются сохранить, порой безуспешно, высокие требования и к студентам, и к учёным степеням преподавателей, оказываются в самом невыгодном положении. Можно найти и другие причины кризиса высшей школы.

Итогом подобного «развития» системы образования стала небывало разросшаяся коррупция. Разросшаяся настолько, что при всём желании не заметить её невозможно. И чиновники от образования предложили «радикальный» способ избавления от всех бед по принципу: лучшее лекарство от перхоти — гильотина. Суть способа — оценка качества подготовки студентов путём централизованного тестирования. От его результатов зависит возможность предоставления вузу или его филиалу лицензии на продолжение образовательной деятельности. Декларируется, что таким способом будут закрыты каналы для фальсификации высшего образования. Но реально главное преимущество этого способа состоит в том, что он обеспечивает получение грантов авторами нововведения и соответственно их безбедное существование. Мнение вузовской общественности и в первую очередь наиболее квалифицированных преподавателей никакого значения не имеет. Если даже ректор Московского университета не смог отстоять свою точку зрения, то что говорить об остальных вузах!

Итог, вполне очевидный, таков: ректорат вуза требует от факультетов и кафедр безусловного получения высокого результата тестирования. Деканаты «доводят» требования до каждого преподавателя, и в результате преподавание фактически трансформируется в натаскивание на решение тестов. Науки теряют своё образовательное, воспитательное и развивающее назначение, превращаются в суррогат, наиболее приспособленный к тестированию. На преподавателей, которые пытаются сохранить содержательность своих предметов, оказывают давление. То, что глубину усвоения если не всех, то, во всяком случае, многих наук просто невозможно проконтролировать путём тестирования, во внимание не принимается, не служит аргументом и то, что часть тестов просто абсурдна. Зато достигнуто главное — обязательное для выполнения постановление выполнено, можно рапортовать!

Первые итоги этого нововведения уже видны: создан мощный пресс для выжимания благополучной отчётности, а преподаватели вузов получили очередной урок, ещё одно подтверждение своей полной зависимости от чиновников.

Судьба образования, в частности высшего, вопрос не частный. Это вопрос будущего страны, квалификации тех, кто завтра станет обеспечивать безопасность и благополучие нашей жизни. И первое слово при обсуждении судьбы системы образования, путей её совершенствования или реформирования должно принадлежать самым компетентным учёным и педагогам.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Трибуна ученого»