Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ИЗ ЖИЗНИ АБИТУРИЕНТОВ ИМПЕРАТОРСКОЙ РОССИИ

А. ГАЛИГУЗОВ, аспирант Российского химико-технологического университета имени Д. И. Менделеева.

Знакомясь с газетами начала ХХ века, я встретил любопытное объявление: «Вступить въ бракъ, чтобы имѣть возможность въ этомъ году поступить въ университетъ бѣдному, интересному, высокому блондину. Разсудительная, богатая, добрая, средней полноты и в.-ср. роста дѣвица или молодая дама. Окончилъ я среднюю школу и не имѣю средствъ продолжать образованiя. Предложенiя серьезныя. Вышлю фотограф. карточку; если не понравится, прошу возвратить по адресу: Одесская Главная почта, до востребованiя, Колесникову. Предложенiем прошу не медлить, т.к. нужно подавать прошенiе въ универ. въ перв. числахъ iюня» («Брачная газета», 1907). Попытка найти спонсора (что актуально и в наше время) принимала иногда весьма странные формы.

В конце XIX — начале XX столетия российская система высшего образования могла предложить выпускникам школ и гимназий большой выбор различных специальностей. «В последние годы, — писали в одном из пособий для поступающих в вузы — «Студенческом справочнике», — с усилением в русском обществе стремления к расширению образования и в связи с представлением большого простора частной инициативе в деле насаждения народного просвещения в России возник целый ряд новых школ высшего типа, как общеобразовательных, так и специальных… В последнее время у нас народился также новый тип высшего образования – коммерческого, быстро достигшего значительного развития». В дореволюционные годы, как и сейчас, студенты были вынуждены не только оплачивать своё образование, но и включать в статью расходов затраты на жильё и пропитание. Особенно это касалось молодых людей и девушек, прибывших из провинции.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

«Найти свою дорогу, узнать своё место — в этом всё для человека, это для него значит сделаться самим собой», — писал В. Г. Белинский. Справедливость этих слов несомненна и для абитуриента, главные усилия которого в конечном итоге сводились к двум задачам — выбору специальности и успешному исходу вступительных экзаменов.

В конце XIX — начале XX столетия в книжных магазинах появляются различные путеводители в мире образовательных учреждений. В 1897 году выходит книга известного историка Н. И. Кареева «Выбор факультета и прохождение университетского курса», затем в 1907-м «Университет и наука» социолога Л. И. Петражицкого. Многие из подобных пособий рассматривали вопросы просвещения с точки зрения идеалов высшего образования, но были лишены «каких-либо практических советов и указаний учащимся, стучащим в двери высшей школы». Для восполнения этих пробелов в 1909 году в Киеве выходит двухтомный «Студенческий справочник», в котором можно найти сведения для поступающих не только в отечественные, но и в зарубежные учебные учреждения.

Пожалуй, одним из самых полных руководств был «Студенческий справочник», составленный инженером Д. Марголиным. В большинстве пунктов этот справочник соответствует современным пособиям для поступающих в вузы: здесь краткие очерки всех высших учебных заведений России, полезные сведения о преподавании, «программы конкурсного испытания с указанием различных экзаменационных требований», список литературы, рекомендуемой для подготовки к вступительным испытаниям по соответствующим предметам и многое другое. И всё это не сухая информация с привлечением статистических данных по рейтингу вузов, ежегодному конкурсу при зачислении в студенты, а, скорее, художественное произведение об учебных заведениях.

В 1917 году издаётся книга «На распутье» под редакцией Н. А. и М. А. Рыбниковых с описанием двадцати двух различных профессий, для получения которых требовалось высшее образование. «Призвание, — писал Н. А. Рыбников, — это зов, исходящий изнутри нас самих, самых интимных сторон нашей личности». В его поисках в определённый момент своей жизни находится, пожалуй, каждый человек. Куда идти? «Обыкновенно на абитуриента, решающего, куда ему попасть, действуют многие и разнообразные влияния. Трудности конкурсных экзаменов делают в глазах многих институты привилегированными учебными заведениями…», — продолжает автор. Большую роль при выборе профессии играли не только рейтинг и статус учебного заведения, но и устрашающие рассказы об исключении за неуспеваемость, о трудностях прохождения не только конкурса, но и самих вступительных испытаний. «Вступление в университет, — вспоминал Н. И. Пирогов об экзамене в Московском университете, — было таким для меня громадным событием, что я, как солдат, идущий в бой, на жизнь или смерть, осилил и перемог волнение и шёл хладнокровно. Знаю только наверное, что я знал гораздо более, чем от меня требовали на экзамене».

Словно в подтверждение этому, авторы «Студенческого справочника» пишут: «Получить высшую отметку (5) не так трудно, как многие думают. Всякий толково и связно ответивший на данный ему вопрос и решивший задачи может на нее вполне рассчитывать. Не надо думать, что требуется особый блеск ответа, изящные способы доказательства, решение задач несколькими способами и так далее».

По воспоминаниям бывших абитуриентов, экзамены проходили иногда весьма непредсказуемо, заставая врасплох своей курьёзностью и неординарностью. Например, известный юрист А. Ф. Кони, в своё время студент Санкт-Петербургского университета, писал: «Я был очень моложав, имея на вид не более 14 лет, был сухощав и маленького роста, так что обращал на себя общее внимание собравшихся на экзамен своим почти детским видом. Знаменитый профессор и академик Сомов, вслушавшись в мои ответы на экзамене, предложил мне несколько вопросов вне программы, на которые мне удалось ответить довольно удовлетворительно. Сомов почему-то пришёл в великий восторг и, сказав мне: «Нет, вас надо показать ректору», — подошёл ко мне сзади, крепко охватил меня руками за локти и, подняв на воздух, воскликнул: «Я вас снесу!» Это мне — будущему студенту — показалось чрезвычайно неуместным, и, увидев моё обиженное лицо, он оставил меня в покое». Согласно способностям к математике А. Ф. Кони был зачислен на математический факультет по чисто математическому разряду. В 1861 году Петербургский университет закрыли из-за студенческих волнений, и Анатолий Фёдорович перевёлся на второй курс юридического факультета Московского университета.

Общая атмосфера безудержной, бурлящей, но такой сравнительно короткой жизни абитуриента передана в рассказах русского писателя Н. В. Успенского, в своё время студента Петербургской медико-хирургической академии. В одном из них автор восхищался: «Всё это двигалось, шумело и дышало такою провинциальною свежестью, что постоянный петербургский житель, глядя на светлые лица молодых людей, не мог не вспомнить и не вздохнуть о своей исчезнувшей юности, когда грудь захватывали поэтические стремления...» Молодые люди, приезжавшие сдавать экзамены, в шляпах, разноцветных фуражках и галстуках, во фраках, со стёклышками, тросточками находились, словно в броуновском движении, заставляя пульсировать в такт себе всё, что их окружало. Пожалуй, с тех пор мало что изменилось.

На ступенях к высшей школе уживались большое волнение и страх с радостью и ликованием. Как перед экзаменом, так и после него у абитуриентов считалось за правило ходить в церковь, а потом отдыхать, забывая страшные эмоции вступительного испытания. Н. И. Пирогов писал, что до экзамена он с отцом отправился «к Троице помолиться», после — у Иверской «отслужил молебен с коленопреклонением», а затем уже «заехали в кондитерскую Педотти, где и последовало угощение шоколадом и сладкими пирожками».

Для успешного поступления в выбранный вуз нужно было иметь не только умную голову на плечах, но и быстрые, крепкие ноги и большое терпение. Среди абитуриентов были и такие, кто приходил к храму науки пешком с котомкой за спиной без знаний, необходимых для жизни в большом городе, однако с надеждой и упорством. Две главные книги-спутницы такой молодёжи — «Путеводитель по городу» и «Студенческий справочник». В первой можно было найти сведения о городских рынках, гостиницах, больницах, во второй — данные о порядке сдачи экзаменов в каждом учебном заведении, о воинской повинности и необходимых справках для её отсрочки, о льготах на проезд в общественном транспорте. Отдельной главой — образцы прошений буквально на все случаи жизни: для допуска к сдаче экзаменов абитуриентом, для получения уже в качестве студента заграничного паспорта, стипендии, отсрочки от экзаменов, на вступление в брак и даже на получение почтовой корреспонденции. Абитуриент был снабжён практически всей информацией, которая могла ему понадобиться: здесь имелись краткие справки о городских библиотеках, музеях, картинных галереях, приводились сведения о студенческом санатории в Пятигорске, лечебном фонде для студентов в Друскениках (теперь Друскининкай,Литва). Это пособие «путешествовало» из рук в руки и становилось затертым до дыр от слишком частого пользования. Однако с ним абитуриент был во всеоружии, предупрежденный о порядке своих действий «при взятии штурмом» выбранной крепости науки.

Подчёркивая важность сделанного выбора, авторы «Студенческого справочника» пишут: «Что касается «карьерных» соображений, то их совсем не следовало бы принимать во внимание при выборе высшего учебного заведения. Идти наперекор своим влечениям в специальное учебное заведение, лишь из желания несколько лучшей карьеры, было бы большой ошибкой, тем более, что и университет даёт обеспеченный кусок хлеба, а следование своему влечению — лучший залог успешной карьеры, чем диплом самого привилегированного института». Пожалуй, эти слова важны для абитуриентов любых поколений.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Размышления у книжной полки»