Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ИНФЛЯЦИЯ: СУТЬ, ПРИЧИНЫ, ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ

Доктор экономических наук И. ОСАДЧАЯ.

Инфляцией называют устойчивый рост цен, из-за которого, в конечном счёте, обесцениваются деньги, доходы и сбережения населения. даже самая слабая инфляция таит в себе огромные опасности для развития современной денежной экономики. неслучайно в экономической политике всех стран (в том числе и самых развитых) антиинфляционные меры — прежде всего, денежно-кредитные, направленные на ограничение роста денежного предложения, — имеют первостепенное значение. известный английский экономист Дж. М. Кейнс ещё в 20-х годах прошлого века (в основном под влиянием колоссальной послевоенной инфляции в Германии, побеждённой в Первой мировой войне) писал: «не существует более хитрого, а вместе с тем и более верного способа свергнуть существующий общественный строй, чем обесценение денег».

ПРИЧИНЫ ИНФЛЯЦИИ И КАК БОРОТЬСЯ С НЕЙ

Инфляция — денежное явление, связанное с чрезмерным по сравнению с предложением товаров выпуском в обращение денег. Однако это увеличение денег возникает по разным причинам. И первая из них — рост доходов населения, не подкрепляемый соответствующим увеличением производства товаров. Так появляется избыточный спрос, толкающий к росту цен, — явление, особенно наглядно проявляющееся в условиях военной экономики. В этом случае принято говорить об «инфляции спроса».

Инфляцию вызывает и увеличение издержек, влекущее за собой опережающий рост цен на некоторые товары или услуги естественных монополий, например на коммунальные услуги. Тогда говорят об «инфляции издержек». Правда, разделить эти два процесса в реальной жизни почти невозможно, и споры о том, что было сначала — «курица или яйцо», спрос или издержки,

— зачастую не имеют смысла. Оба процесса взаимосвязаны. Увеличение издержек, а следовательно цен, требует компенсации тающих доходов населения (зарплат, пенсий, пособий и т.п.). Новое же вливание денег в экономику в свою очередь увеличивает спрос, оказывающий давление на цены. И всё повторяется на новом витке порочной инфляционной спирали.

Инфляция способна принимать разные формы. В регулируемой экономике, прежде всего плановой, командной (такая существовала в СССР), а также в условиях военного времени, когда цены фиксированы, она может носить скрытый характер — это так называемая подавленная инфляция. Её спутниками становятся дефицит многих продуктов, всплеск теневой торговли, резкое увеличение цен на рынках и т.п. Однако отмена такого регулирования (после войны или в странах, перешедших от административно регулируемой к рыночной экономике) нередко порождает «галопирующую инфляцию» с бешеным ростом цен. Она возникает из-за так называемого огромного «денежного навеса», иначе говоря — расхождения между наличной денежной массой и недостаточным количеством товаров.

Инфляция иногда выражается и в сравнительно медленном, почти незаметном росте цен — её называют ползучей. Однако последствия такой инфляции в долговременном измерении оказывают весьма вредное влияние на состояние денежной системы и благосостояние населения.

В периоды, когда спрос начинает превышать предложение, инфляция, как правило, усиливается. Однако известны периоды (например, 70-е годы ХХ века в развитых странах), когда инфляция и спад в темпах экономического роста объединились в новое явление, названное «стагфляция» (стагнация плюс инфляция).

Немалую роль в развёртывании инфляционного процесса играют так называемые моменты ожидания. Ожидаемый рост цен толкает население скупать товары. Тем самым создаётся искусственный дефицит некоторых из них, а следовательно, повышаются цены, что заставляет заранее требовать увеличения заработной платы (при наличии системы коллективных договоров). Такого рода инфляционные ожидания сбить особенно трудно.

Представители основных направлений современной экономической теории расходятся в оценке роли той или иной причины, порождающей инфляцию. Отсюда и различия в предлагаемых рецептах антиинфляционной политики.

Среди теоретиков, прежде всего западных, наиболее распространено объяснение инфляции чрезмерным увеличением денежной массы. Сторонники такой точки зрения — монетаристы — исходят из количественной теории денег. Вот её суть: всякое увеличение денежного предложения, превышающее темпы роста валового национального продукта, неизбежно рождает рост цен. В чём причины такой инфляции? В экспансионистской денежной политике центрального банка и росте государственных расходов. Отсюда и методы антиинфляционного «лечения», предлагаемого монетаристами: сокращение бюджетных расходов и жёсткое денежно-кредитное ограничение. Главная задача центрального банка, по их мнению, — поддерживать устойчивые цены и стабильность денежной системы, допускающей рост денежного предложения только в соответствии с ростом ВВП.

В этом, по мнению монетаристов, и есть главное «правило», которым должно руководствоваться правительство, невзирая на характер экономической конъюнктуры и уровень безработицы, требующих как раз увеличения государственных расходов для оживления экономики и стимулирования роста производства.

К этому отряду теоретиков примыкают сторонники так называемых институциональных теорий, которые основной причиной инфляции считают чрезмерность государственных расходов — её порождают интересы определённых групп населения, политических партий и правящей бюрократии. Главное противодействие инфляции, по их мнению, — это свобода конкуренции, свободные рыночные отношения и, прежде всего, ограничение роста вмешательства государства в экономику, в то время как государственная бюрократия кровно заинтересована в обратном. Следовательно, от такой бюрократии нельзя ждать истинного контроля или ограничения этого роста. Следовательно, такого рода ограничения должны быть внесены в форме конституционно закреплённых правил, которые бы защищали рыночную систему от искажённого влияния чрезмерной перераспределительной деятельности государства.

Существует и кейнсианская теория инфляции, также связанная с давлением денежного спроса. Однако, по этой теории, не всякое увеличение денежного спроса вызывает инфляцию. Напротив, увеличение количества денег в обращении, когда в стране существуют неполная занятость, большая безработица и значительная недогрузка производственных мощностей, может, по Кейнсу, стимулировать рост производства, не затрагивая цены. Подлинная же инфляция появляется в том случае, когда налицо полная занятость людских и производственных ресурсов. Вот тогда дальнейшее увеличение денежного спроса приводит к росту не производства, а цен, то есть к инфляции.

Иные экономисты делают акцент на роль издержек. Ключевой элемент, приводящий в движение инфляционную спираль (издержки — цены — издержки), они видят не столько в заработной плате, сколько в политике профсоюзов, которые при заключении договоров с предпринимателями добиваются специальных оговорок о возможном повышении заработной платы, если возрастут темпы инфляции, — то есть о её индексации. Но дело в том, что крупные корпорации легко переводят растущие издержки по зарплате в цены. Так механизм непрерывного повышения цен оказывается встроенным в современную экономику корпораций и мощных профсоюзов.

Теоретические рассуждения по поводу инфляции и способов борьбы с ней появились в условиях развитой рыночной экономики. В какой-то степени они могут объяснить характер инфляционных процессов и в нашей стране. Но, повторяю, только частично. В нашей экономической системе, в её отраслевой структуре столько особенностей, точнее, диспропорций, без учёта которых нельзя объяснить столь многогранный процесс, каким является инфляция.

Показать, как развивались инфляционные процессы там, «за бугром», в задачу автора данной статьи не входит. Скажу только, что наибольшие «страдания» от инфляции экономика западных стран, особенно США, испытала в 80-х годах прошлого века, когда в период нефтяного кризиса резко повысились цены на топливо. В США тогда много писали о двузначной инфляции, достигавшей 14% в год. Однако уже к концу 80-х благодаря мерам, принятым как в отношении издержек, так и в отношении денежного предложения, инфляция снизилась до 5—6%. В последние десятилетия и в США, и в странах Европейского союза ежегодный темп роста цен держится на уровне 2—2,5%. Сегодня инфляция проявляется, прежде всего, на мировых рынках — в стремительном росте цен на базовые ресурсы (нефть, газ и металлы) и на продовольственные товары.

ОСОБЕННОСТИ ИНФЛЯЦИИ В РОССИИ

Многие полагают, что в советские времена, вплоть до начала реформ 90-х годов минувшего века, роста цен (они на все товары были фиксированы), а значит, и инфляции в России не существовало вообще. На самом деле инфляционный процесс развивался — тихо и скрытно. Инфляция носила подавленный характер. По некоторым данным, ежегодный темп роста цен в 80-е годы составлял 1,5%. Вскоре на прилавках магазинов продукты питания почти исчезли. Люди старшего поколения помнят «колбасные экскурсии» в Москву. Во многих городах появилась своеобразная карточная система — талоны, продуктовые заказы. Деньги мало что значили, на них почти нечего было купить.

Переход в 90-е годы к экономическим реформам — а они начались с либерализации цен в обстановке всеобщего дефицита и развала производства — сделал инфляцию открытой и поистине «разбойной». «Денежный навес» (то есть разрыв между массой денег, вброшенных в обращение, и объёмом товарной продукции), вскрывшийся в этих условиях, рухнул. Инфляция приобрела катастрофические масштабы. Только за 1992 год цены выросли в 26 раз, а в следующем — ещё в 10. Потребительские цены в первой половине 90-х годов ежемесячно росли на 15—18%.

Принятые меры (прежде всего, резкое ужесточение денежно-кредитной политики) привели к тому, что к 2000 году инфляция начала ослабевать. Годовой прирост потребительских цен в 2002 году составил 15,1%, в 2003-м — 12%, в 2004-м — 11,7%, в 2005-м — 10,9%, в 2006-м — 8,2%. На 2007 год планировали довести инфляцию до 6—7%, а в 2008 году — до 4—5,5%. И вдруг осень 2007 года дала неожиданную вспышку роста цен, опрокинувшую все прогнозы. Правительство вынуждено было пойти на чрезвычайные административные меры по замораживанию цен на социально значимые продукты — на шесть видов продовольствия.

Только за один месяц, октябрь 2007 года, потребительские цены выросли на 1,6%, а на продовольствие — в среднем на 3,3% (это более чем в три раза превысило сентябрьский рост цен). Некоторые продукты питания успели подорожать ещё до замораживания цен особенно сильно: цены на подсолнечное масло выросли с июля по октябрь на 60%, на сливочное масло, молоко и молочные продукты — на 50%, на яйца — на 40%. Темп инфляции в целом за 2007 год составил, по официальным данным, 12% (не следует забывать, что вышеприведённые цифры — усреднённые показатели). По расчётам центра макроэкономического прогнозирования (цМАКП), в течение 2007 года товары в «корзине для бедных» подорожали на 15% (в 2006 году — на 9%).

Что стало причиной столь резкого оживления инфляционной тенденции? Каков её характер — кратковременный или долгосрочный? Об этом много спорят «наши» и «не наши» специалисты. Где искать исходную причину? Избыток ли спроса, появившийся вследствие чрезмерного выпуска денег в обращение, или увеличение издержек? На мой взгляд, подобное противопоставление в основе своей неверно. Ибо, как уже отмечалось, обе причины взаимообусловлены, и с чего бы ни начинать, в итоге непременно получим порочную инфляционную спираль.

Начнём с главного — с увеличения денег в обращении. Подобное увеличение происходило и происходит по многим причинам, в том числе и благодаря серьёзной социальной политике государства, направленной на повышение доходов населения, у которого начинает расти и спрос. Многие российские экономисты видят в этом главную причину развития инфляции в стране. Другие придерживаются более осторожной позиции, не усматривая здесь непосредственной связи. Вторая позиция представляется более взвешенной. Сошлюсь на одно из подобных исследований.

Действительно, отмечает его автор, в России на протяжении всех 90-х годов ХХ века и в новом столетии темпы роста денежной массы систематически превышали показатели, планировавшиеся центральным банком. Диапазон этих превышений — от 20 до 50%. Всего за период с 1999 по 2006 год денежная масса увеличилась в 13,4 раза. «Вот вам и инфляция», — скажет сторонник первой позиции. Но всё не так просто. Во-первых, вместе с увеличением денежной массы происходил и происходит рост спроса на сами деньги, увеличиваются сбережения. Свидетельство тому — рост денежных вкладов населения в сберегательных учреждениях, особенно в Сбербанке (это сокращает зависимость между увеличением денежного предложения и индексом роста потребительских цен). Во-вторых, происходит замедление скорости обращения денег, и для обслуживания того же товарного оборота требуется большая масса денег. И, наконец, третий фактор, который необходимо учитывать: объём денег в обращении важен не сам по себе, а в сопоставлении с величиной ВВП — это соотношение называют коэффициентом монетизации.

Надо сказать, что с началом реформ, когда инфляция превысила все мыслимые размеры и правительство стало проводить жёсткую монетарную политику, коэффициент монетизации был снижен до минимально вообразимых размеров. Даже в начале 1999 года он составлял лишь 16%. Тогда много говорили и писали о недофинансировании экономики, ставшем одной из причин острой нехватки денег у предприятий. Помните невыплаты зарплат и пенсий, распространение бартерного обмена?

Цифры для сравнения: коэффициент монетизации в развитых странах колеблется в пределах 60—120%, а в странах с переходной экономикой составляет 25—30%. К настоящему времени этот показатель у нас достиг 26%. Как видим, ничего катастрофического в росте денежного предложения до сих пор не происходило.

Катастрофические последствия могли бы наступить, если бы центральный банк и правительство не сдерживали рост денежной массы, поступающей в страну от продажи на внешних рынках непрерывно дорожающей нефти. Среди сдерживающих мер, прежде всего, отметим роль Стабилизационного фонда. Его величина сегодня составляет почти 4 трлн рублей. Уже много лет ведутся дискуссии на тему: до каких пор следует увеличивать этот «мешок» с деньгами и не пора ли его потратить тем или иным образом? У противников такого рода трат два основных аргумента. Первый. Основное назначение фонда —  создание «подушки безопасности» на случай резкого падения цен на нефть и возникновения кризисной ситуации в стране. Второй довод не менее важен: опасность разгула инфляции вследствие резкого увеличения денежного предложения. (Ту же роль выполняет и бюджетный профицит, то есть превышение государственных доходов над расходами, — более 7% ВВП.)

В последнее время верх взяли доводы тех, кто полагает, что пора часть накопленных средств использовать для развития важных отраслей экономики, прежде всего её инфраструктуры. Принято решение с февраля 2008 года разделить Стабфонд на Резервный (в размере 10% ВВП) и Фонд национального благосостояния. Согласно данным, озвученным министром финансов А. Кудриным, Внешэкономбанк в 2007 году уже получил на цели развития 180 млрд рублей, Российская корпорация нанотехнологий — 130 млрд рублей и Фонд содействия реформированию ЖКХ — 240 млрд рублей.

Но вернёмся к ценам, которые, казалось бы, так неожиданно взлетели осенью прошлого года. Исследуя причины роста цен в стране, многие экономисты указывают на высокие издержки, порождаемые необоснованной степенью монополизации отраслей, поставляющих продукты питания потребителю. Иначе говоря, мы пожинаем результаты крайне слабого развития мелкого и среднего производства и полного бездействия кооперации. Вот пример: в одном пакете молока только 5% — его себестоимость; всё остальное — упаковка, налоги и особенно высокие торговые надбавки, образующие доходность торгующих сетей. У нас она достигает 25—30% (в то время как в Европе введено правило, согласно которому доходность розницы не должна превышать 8—12%).

Наконец, надо указать на очень высокие темпы роста цен на коммунальные услуги и жилье, на транспорт, связь и бензин — они значительно превысили средний темп роста потребительских цен. Например, стоимость электроэнергии в целом по России увеличилась на 15%, а на коммунальные услуги — на 18—20%. Растут цены и на газ: в 2008 году оптовые цены на газ для населения и промышленных потребителей увеличатся на 25%.

ИНФЛЯЦИЯ И ПРОДОвОЛЬСТвЕННАЯ ПРОБЛЕМА в РОССИИ

В развитии инфляционного механизма в нашей стране важную роль играет так называемая несбалансированная продовольственная проблема. Речь, прежде всего, о дефиците продовольственных товаров. А он — результат прежней слабости нашего почти разорившегося сельского хозяйства, причём разорившегося не только в результате реформ 90-х годов. Они лишь выявили полную неконкурентоспособность его организационных форм — колхозов и совхозов, возникших в начале 30-х годов прошлого века. Неслучайно во время переходного кризиса падение производства в сельском хозяйстве оказалось гораздо более сильным, чем в промышленности. Образовался огромный разрыв между спросом и предложением. Более того, по некоторым видам продовольствия он продолжает увеличиваться. (Подробнее об этом см. «Наука и жизнь» № 2, 2008 г., статья Б. Руденко «Чем сыты будем?».)

Этот разрыв восполняет импорт, имеющий, к сожалению, тенденцию к увеличению. Вот несколько цифр: за последние годы удельный вес импорта в потреблении сливочного масла достиг 52,3%, сыров жирных, включая брынзу, — 42,1%, сахара — 67%, рыбы — 30%, овощей, фруктов, ягод — 32%, мясных и колбасных изделий — 40%, мясного сырья — 80%. В целом 35% продукции, входящей в рацион питания россиян, ввозится из-за рубежа.

Значение импорта противоречиво. С одной стороны, он возмещает недостающее продовольствие и тем решает важные социально-экономические задачи, но, с другой — вытесняет с рынка отечественного производителя. Зачастую это происходит потому, что импортная продукция дешевле отечественной. В то же время мы оказываемся в плену ценовых подвижек, которые происходят на мировых рынках. Например, в последние годы цены на продовольствие стали расти повсюду (по некоторым данным, они увеличились в 2,5 раза). Появился даже особый термин — «агфляция», то есть «аграрная инфляция».

Что лежит в основе роста цен на аграрную продукцию? Первое: уменьшение запасов зерновых и масличных культур во многих странах мира, особенно в развивающихся, из-за ухудшения погодных условий — засух, наводнений и т. п. Второе: сокращение государственных запасов в основных странах — экспортёрах продовольствия в сочетании с постепенным отказом от политики субсидирования экспорта. (Речь идёт, прежде всего, о странах ЕС.) Третье: увеличение импорта продовольствия из быстро растущих стран Юго-Восточной Азии (Китая, Индии и др.). И, наконец, четвёртое: ускоренное формирование индустрии биотоплива, меняющее соотношение между топливным и аграрным секторами в мировой экономике и сказывающееся на ценах аграрной продукции.

Наиболее сильное воздействие агфляция оказала на зерновые культуры, растительное масло и молочные продукты. А рост импортных цен на эту продукцию в свою очередь повлиял на ускорение нашей внутренней инфляции осенью 2007 года (её часто называют импортируемой инфляцией). Но бывает и так: меры нашего правительства — квоты и ограничивающие пошлины, направленные на сдерживание импорта некоторых видов продукции (прежде всего животноводческой, чтобы создать более благоприятные условия для развития отечественного производства), — на деле подстёгивают рост цен. Подорожание мяса — всякий раз результат такой политики. «Квоты на мясо и птицу — наша рукотворная инфляция», — признавался министр финансов А. Кудрин, объясняя всплеск роста потребительских цен в 2003—2004 годах. Запрет со стороны Россель-хознадзора ввозить мясо из Бразилии и меры по ограничению его экспорта, принятые Аргентиной, привели к тому, что в 2006 году цены на мясо подскочили на 40%. Таких фактов можно приводить множество.

Есть все основания предполагать, что нынешнюю инфляцию вызвало не само по себе увеличение денег в обращении. Оно скорее компенсировало тот рост цен, который стал результатом повышения издержек. Другими словами, работает та самая инфляционная спираль, в которой взаимодействуют инфляция издержек и инфляция спроса, спираль, которую опосредует растущее денежное обращение и которую особенно трудно остановить.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Бороться с инфляцией, как показывает опыт развитых стран и наш собственный, необычайно трудно. Казалось бы, чего проще: заморозить цены или ввести какую-то форму регулирования некоторых видов цен. К сожалению, такой метод может помочь лишь на короткое время. Замораживание цен вскоре отзовётся ростом дефицита определённых товаров и ещё более усугубит инфляцию. Это мы уже «проходили», и не стоит наступать на те же грабли. Более того, как отмечают многие исследователи, определённый рост цен на аграрную продукцию неизбежен, поскольку в настоящее время сложился серьёзный диспаритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, что основательно тормозит инвестиции в сельское хозяйство.

Вариант сокращения социальных расходов, рост которых, по мнению некоторых экспертов, виновен в современной инфляции, исключён. Эти расходы на самом деле не настолько велики, как их изображают наши антиинфляционисты. Они лишь частично компенсируют нищенскую жизнь малообеспеченных слоёв населения в России. Если посмотреть на долю социальных расходов в ВВП у нас, в России, то по сравнению с развитыми странами они весьма умеренны, (см. таблицу)

Как видим, отнюдь не социальные расходы повинны в росте цен в России. Причину нынешнего ускорения роста цен всё же следует искать в области реальных факторов, о которых уже говорилось. В поддержку этого заключения приведу мнение одного весьма авторитетного специалиста по данному вопросу. Выступая на XVII съезде Ассоциации российских банков в начале 2007 года, недавний глава Сбербанка России А. Казьмин говорил: «Почему мы боремся с инфляцией только со стороны ограничения денежной массы и мало думаем о стимулировании товарного предложения? При таком подходе инфляция будет расти, несмотря на меры по ограничению денежного спроса... Мы можем оказаться в ситуации, когда благодаря политике ограничения денежного спроса производство товаров не только на экспорт, но и на внутренний рынок станет убыточным. Соответственно мы ещё в большей степени будем зависеть от импорта, а конкуренция на внутреннем рынке уменьшится».

Особого внимания со стороны государства заслуживает сельское хозяйство. Государство во всех развитых странах в тех или иных формах и масштабах опекает сельскохозяйственного производителя. В России он оказался брошенным на произвол судьбы. К настоящему времени, когда большинство прежних хозяйств — колхозов и совхозов — разорилось, а новоиспечённые фермеры едва выжили в жёстких рыночных условиях, у нас сложилась довольно уникальная хозяйственная структура. Резко возросла роль сектора личного подсобного хозяйства. В нём производится примерно 40% отечественной сельхозпродукции. Но это, по сути дела, — натуральное хозяйство, помогающее населению, особенно в провинции, выживать. Ещё 8% продукции производят наши героические фермеры. Остальные 50% продукции дают в равных долях сохранившиеся колхозы и совхозы (25%) и столько же — новые агропромышленные холдинги, создаваемые на средства крупных промышленных предприятий.

И здесь особенно важной представляется принятая правительством программа по развитию аграрно-промышленного комплекса (АПК). Программа включает три направления: ускоренное развитие животноводства; стимулирование развития малых форм хозяйствования; обеспечение доступным жильём молодых специалистов (и их семей) на селе. Проект нацелен на увеличение финансовой поддержки сельского хозяйства, причём не с помощью прямых государственных инвестиций (когда возникает большая угроза прямого разворовывания денег либо их нецелевого или неэффективного использования), а на основе чисто рыночных методов — расширения кредитования и субсидирования процентных ставок. Предпочтение отдано развитию наиболее крепких и эффективных хозяйств, которые способны быстро поднять свой технический уровень и увеличить количество товарной продукции.

Предполагается, что программа будет стимулировать приток частного капитала в сельское хозяйство, благодаря которому уже сейчас создан довольно солидный сектор агропромышленных холдингов, специализирующихся в основном на производстве мясомолочной продукции.

В адрес этой программы есть немало критических отзывов. И всё же программа — очень важный вклад со стороны государства в решение проблемы продовольствия в стране, имеющий, ко всему прочему, несомненную антиинфляционную направленность.

***

Полагать, что с инфляцией можно покончить раз и навсегда, стоит поставить у власти некое «разумное» правительство, — наивная утопия. Её можно свести к минимуму, например к 2—3%, что удалось сделать правительствам большинства развитых стран. Но для этого требуется упорная работа по ограничению всех тех объективных и субъективных моментов, которые давят на цены, подталкивая их к повышению.

Важно и другое. Даже в условиях снижения темпов роста цен сохраняется необходимость периодической индексации доходов, то есть повышения их номинальной величины в соответствии с ростом цен, особенно в тех сферах экономики, где доходы фиксированы и не повышаются с ростом производства. Речь идёт, прежде всего, о бюджетниках. Правительство уже признало реальность такого рода действий, подчёркивая в ряде официальных выступлений, что очередное (в феврале 2008 года) повышение пенсий и доходов бюджетников — это компенсация роста цен и не более того.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (Российского государственного научного фонда) в рамках проекта № 06-02-02043а «Российская переходная экономика в зеркале мировой экономической мысли».


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Беседы об экономике»