Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ИЗ ЖИЗНИ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА

А. АЛЕКСЕЕВ, историк.

Народов всегда было много. Все разные, они по-разному вели себя да и жили в разных условиях. Поэтому кто-то развивался быстрее, кто-то догонял, а кто-то топтался на месте.

Тем, кто догонял, не надо было изобретать всё самим. Одни народы учились у других — из этого и состоит вся история. А поскольку в древности никакого транспорта, кроме лошадей и самых простых парусников, не существовало, учиться можно было только у тех, кто живёт по соседству. Иметь умных соседей — дело полезное, хотя и хлопотное.

Пять тысяч лет назад такими “умными соседями” оказались жители двух речных долин — на Ниле (Египет) и между реками Тигр и Евфрат (Месопотамия). Уже тогда люди умели обрабатывать медь, глину, дерево и самые разные виды камня. Но большинство народов жили тем, что разводили овец и коз. А вот египтяне и жители Месопотамии умели подавать на поля речную воду и получать высокие урожаи, лечить людей, высчитывать положение звёзд на небосклоне, строить огромные сооружения из кирпича и камня — египтяне вырубали из скал, обрабатывали и перевозили глыбы весом до 200 тонн.

Главный секрет их величия и могущества заключался не столько в способностях, сколько в умении объединять усилия большого числа людей. Египтяне любили петь, плясать и подолгу сидеть в пивнушках, потягивая пиво, но им приходилось и тяжело трудиться. Чтобы заставить большие отряды рабочих действовать слаженно, надрываясь на строительстве огромных дворцов, храмов и пирамид, нужна была сильная власть. И власть фараонов (египетских царей) действительно была огромна.

Любой египтянин, какой бы высокий пост он ни занимал, целиком зависел от фараона. В египетском языке не было глагола “принадлежать”, потому что египтянину в самом деле почти ничего не принадлежало. Ему давали грамоту на владение и распоряжение вещами, скотом, рабами. Но грамоту как дали, так могли и отобрать. Не имея почти ничего своего, египтяне редко что-то покупали и продавали, и деньги им были не нужны. Если купля-продажа всё-таки происходила, то в документах особо отмечалось, что за эти вот вещи или вот за этих рабов заплачено и что они “вписаны в договор, скреплённый печатью”.

Важная особенность египтян — их представление о самих себе. Они считали, что человек — существо составное. Даже у последнего бедняка есть, кроме смертного тела, бессмертный “двойник”. Если же человек имеет власть, силу и богатство, то у него ещё есть “проявления”, “призраки”, “имена”, “силы”, “тени”... И всё это не просто свойства, а вполне реальные существа. Чем человек могущественнее, тем больше у него бессмертных “спутников”. И больше всего их, конечно, у царя.

Считалось, что после смерти человека его “двойник” отделяется от тела, но он может вселиться в изображение покойного. Для этого египтяне делали скульптуры и барельефы из камня или глины. Их надо было выполнить в высшей степени искусно: ведь если изображение получится непохожим, “двойник” может его и не узнать.

Бессмертным “спутникам” человека, как и его телу, нужна была пища или, по крайней мере, ее вид и запах. Им нужен сон, они испытывали усталость и боль. Когда человек умирал, его “спутники” оказывались чем-то вроде бездомных собак. Чтобы они не лишились убежища, тело после смерти надо было хорошенько забальзамировать и поместить в просторном сухом помещении, чтобы защитить от непогоды и грабителей. Туда же следовало положить золото, серебро, одежду, умащения (в жарком солнечном Египте кожу приходилось постоянно смазывать маслами) и вообще всё, что могло понадобиться “спутникам” человека в долгой загробной жизни. Вот почему пирамиды египетских фараонов так велики и в них так много всякого добра. В пирамидах устроены ловушки для воров, ведь если вор утащит посмертное имущество, “спутникам” покойника не на что будет “жить”.

“Спутникам” умерших нужна была, как уже говорилось, пища. Без неё они могли “умереть с голоду”, и тогда покойник исчез бы окончательно. Поэтому египтяне постоянно приносили жертвы предкам или нанимали для этого жрецов. А чтобы снабжать продовольствием покойных фараонов и вельмож, к их гробницам приписывали целые селения. “Хорошая должность — царская власть, — радовался фараон Ахтой III. — Нет ни сына у него, ни брата, но увековечиваются его памятники, так как делает человек для предшественника своего, желая, чтобы то, что он сделал, было укреплено другим, который придёт после него”.

Почему Египет был такой богатый? Потому что египтяне и сами много трудились, и ещё грабили и порабощали соседей, в том числе азиатские области Ханаан и Финикию (сейчас это Палестина, Сирия и Ливан). Фараон Ахтой III учил сына: “Подл азиат, плохо место, в котором он живёт, — бедно оно водой, трудно проходимо из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте, ноги его бродят без нужды. Он сражается, но не побеждает, и сам не бывает побеждён”.

Ахтой писал это в XXI веке до Р. Х. Несколько столетий египетских вторжений после этого заставили мелких азиатских царьков признать власть фараонов. В Ханаане и Финикии египтяне построили крепости, разместили в тамошних городах свои гарнизоны. Тем, кто их поддерживал в борьбе с вражескими державами — Хеттским царством и Митанни, — фараоны помогали материально. Фараон Аменхотеп III уже ни разу не ходил походом на Азию, но благодаря египетским гарнизонам и египетскому золоту его власть оставалась неколебимой.

Но вот около 1350 года до Р. Х. на трон взошёл сын Аменхотепа III, Аменхотеп IV. У него были великие планы: он хотел, чтобы соседние народы не просто подчинялись, но слились с египтянами в единый народ. Для этого была нужна новая религия.

В древности каждый народ верил, что только он живёт правильно, потому что его образ жизни установлен богами (кое-кто до сих пор так считает). А поскольку народов было много и жили они все по-своему, богов тоже было много. Даже в каждой области Египта имелись свои боги, хотя больше всего египтяне почитали Амона.

Аменхотеп IV решил всё это поменять и установить повсюду единые порядки, освящённые общим богом. На роль такого бога он выбрал Атона — солнечный диск. Ведь Солнце светит всем, его все люди знают и чтут.

И вот на четвертом году царствования Аменхотепа IV жителям Египта объявили, что теперь у них два фараона — сам Аменхотеп и... Атон. Фараонов и раньше называли сыновьями разных богов: но это было не совсем взаправду. Теперь же приказывалось считать, что Аменхотеп IV — сын Солнца-Атона, причём самый настоящий: Солнце создало его из собственных лучей.

Имя Аменхотеп (“Амон доволен”) было изменено на Эхнатон (“Полезный Атону”). Была построена новая столица Ахетатон (“Небосклон Атона”). Было запрещено употреблять при письме знак бараньей головы, поскольку баран считался священным животным Амона. Имена всех богов, кроме Атона, всюду стирали. Наконец, вместо “бог” велено было писать “властелин”. Получилось, что фараон и бог обозначаются одним и тем же словом.

Перестройка целиком захватила Эхнатона, ему стало не до военных походов. Грабёж соседей прекратился, новые богатства не поступали в Египет. Количество золота, посылаемого азиатским царькам, резко сократилось. Египетские гарнизоны пришлось выводить из Ханаана и Финикии — их не на что было содержать.

Первое время ничего не изменилось. Ведь азиатские царьки по прошлому опыту знали, что бороться с владыками Египта —себе дороже. Поэтому на словах все они горячо одобряли превращение фараона в сына Солнца и всячески перед ним пресмыкались. Один писал Эхнатону, что он “пыль под сандалиями царя, моего господина; мой господин — Солнце, которое восходит над странами день за днём, как положено Солнцу”. Другой называл себя “скамейкой для ног фараона”. Третий уверял, что он “слуга царя и пыль его двух ног, по которой он ступает”, и что к ногам царя и Солнца он “падает ниц семь раз животом и семь раз спиной” (вы только попробуйте упасть спиной!). Четвёртый клялся, что, если бы ему передали приказ фараона вонзить кинжал в своё сердце, он бы это сделал и умер с радостью.

На самом деле они вовсе не считали себя “пылью” и “скамейками” и не торопились падать спиной, а тем более втыкать в своё сердце кинжал. Они внимательно следили за происходящими переменами и писали друг на друга доносы. Поняв, что ни золота, ни войск из Египта не дождаться, враги фараона подняли головы. Особенно ловко действовал Азиру — помощник одного из трёх египетских наместников. Он признал себя подданным хеттского царя и атаковал богатые портовые города Финикии — Библ, Тир, Сидон, Угарит. При этом он не уставал убеждать Эхнатона в преданности: “О господин, к врагам, которые клевещут на меня, ты не прислушивайся. Я твой слуга навсегда”.

Из Египта трудно было понять, кто на самом деле хранит верность, а кто тайком сговаривается с хеттским царём. Правитель Библа слал Эхнатону жалобы на Азиру и умолял о помощи, но в Египте ему не верили и подозревали в предательстве его самого. Правитель княжества Тунип, которому также угрожал Азиру, писал Эхнатону: “Ныне Тунип рыдает, и слёзы его текут потоком, и у нас больше нет надежды. Ибо двадцать лет мы пишем нашему повелителю фараону, владыке Египта, но в ответ не получаем ничего, ни единого слова”.

Кончилось тем, что Азиру при поддержке хеттов подчинил и Библ, и Тунип, и другие княжества. Все азиатские владения Египта были потеряны. Оказалось, что даже самые лучшие замыслы не могут заменить силу и богатство.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Страны и народы»