Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Юрий Гагарин - первый космонавт планеты Земля

из обращения первого космонавта планеты Ю. А. Гагарина к соотечественникам и народам мира

“Дорогие друзья, близкие и незнакомые, соотечественники, люди всех стран и континентов!

Через несколько минут могучий космический корабль унесет меня в далекие просторы Вселенной. Что можно сказать вам в эти последние минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением. Все, что прожито, что сделано прежде, было прожито и сделано ради этой минуты... Счастлив ли я, отправляясь в космический полет? Конечно, счастлив. Ведь во все времена и эпохи для людей было высшим счастьем участвовать в новых открытиях...

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Сейчас до старта остаются считанные минуты. Я говорю вам, дорогие друзья, до свидания, как всегда говорят люди друг другу, отправляясь в далекий путь.

Как бы хотелось вас всех обнять, знакомых и незнакомых, далеких и близких! До скорой встречи!”

Интервью

КОСМИЧЕСКИЙ ВЗЛЕТ ЮРИЯ ГАГАРИНА

“Космонавтика имеет безграничное будущее, и ее перспективы беспредельны, как сама Вселенная”. Эти слова Сергея Павловича Королева выбиты на бронзовой юбилейной медали, которую хранит в своем кабинете ведущий конструктор первых космических аппаратов Олег Генрихович Ивановский. За 54 года работы в ракетно-космической отрасли в его жизни было много запоминающихся событий, но, пожалуй, самое выдающееся из них — создание и запуск легендарного корабля-спутника “Восток”, на котором 12 апреля 1961 года впервые в космос полетел человек. Это был наш соотечественник — Юрий Алексеевич Гагарин. Сегодня почетный академик Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского, лауреат Ленинской и Государственной премий О. ИВАНОВСКИЙ отвечает на вопросы редакции. Беседу ведет специальный корреспондент журнала “Наука и жизнь” Н. ГЕЛЬМИЗА.

— Олег Генрихович, с того памятного дня, когда корабль “Восток” поднял в космос первого из землян — Юрия Гагарина, прошло 40 лет. Могли вы представить тогда, каких высот достигнет человечество в освоении космического пространства?

— Даже конструкторы и ученые в самых дерзких своих мечтах не могли предположить, какой путь пройдет космонавтика всего за полвека. Путь в космос был открыт за три с половиной года до полета Гагарина — ночью 4 октября 1957 года, когда впервые с околоземной орбиты весь мир услышал позывные советского искусственного спутника Земли. Если спросить сейчас любого не очень молодого человека, будь то ученый или политик, инженер или философ, думал ли он, что последует за этим первым запуском, уверен, никто не сможет ответить на этот вопрос утвердительно. Кто знал, что в космос полетит человек, что не только герой-одиночка, но и космические экипажи будут опоясывать Землю эллипсами орбит? Кто мог себе представить, что на орбите встретятся два корабля — советский и американский — и их экипажи будут работать вместе? Что космические вахты наших космонавтов будут по времени в тысячи раз длиннее гагаринской? Кто мог вообразить, что советский космический аппарат достигнет поверхности Венеры и оттуда передаст уникальные телевизионные кадры? Кто отважился бы утверждать, что американские станции пролетят между кольцами Сатурна? Что человек увидит под собой лунную поверхность, спустится на нее и оставит на миллиарднолетней пыли свой след? За прошедшие годы в космическое пространство были запущены тысячи объектов. Созданные человеком аппараты умчались от Земли на такие расстояния, в которые легче поверить, чем их представить, и оттуда посылают нам сигналы о том, что они видят и чувствуют. Вот пример: американский аппарат “Пионер-10” стартовал 3 марта 1972 года, в декабре 1973-го облетел Юпитер, в феврале 1976-го пересек орбиту Сатурна, в 1979-м — орбиту Урана, в 1987-м — орбиту Плутона, а это 6 миллиардов километров от Земли, и отправился за пределы Солнечной системы к красному гиганту — звезде Альдебаран в созвездии Тельца. Туда он, по расчетам, может попасть через 2 миллиона лет, но не так давно прошла информация о том, что после 28-летней работы “Пионер-10” замолчал. Теперь получаем сигналы с удаленного от Земли на 300 миллионов километров астероида “Эрос”, куда “приземлился” американский зонд. Разве это не фантастика!

Фантастикой был и первый полет человека в космос! Расскажите, как все начиналось.

— Открытию космоса, всем нашим достижениям, в том числе и первому пилотируемому полету, мы обязаны двум людям: политику — Никите Сергеевичу Хрущеву и ученому — Сергею Павловичу Королеву. Я думаю, Хрущев прекрасно понимал, что первенство в космосе — небывалый политический козырь для страны. Он дал Королеву все, чтобы тот смог выполнить фантастические свои замыслы. Космическая отрасль получила безграничное финансирование, ей оказывалось всемерное содействие. Только сделай! И сделали! 4 октября 1957 года полетел первый спутник. Я прекрасно помню, как это было, я его в руках держал. Меньше чем через месяц, 3 ноября, полетел второй спутник, с собакой Лайкой.

Когда перед вами поставили задачу готовить полет в космос человека, конкретные сроки оговаривались?

— Нет, конечно. Запуск ни к какому событию не привязывался. Конкретного срока не было, но мы работали с колоссальным напряжением. Спешили, потому что знали: американцы тоже готовят полет человека в космос. Хрущев и Королев приложили все усилия, чтобы нас не опередили. Не в характере Сергея Павловича было уступать, он стремился забить в космосе первые “колышки”. Так и вышло — все первые “колышки” были нашими: первый спутник, первый спуск живых существ с орбиты, дальше — Гагарин, первые в мире посадки на Луну, Венеру и Марс.

Все системы, все конструкции пилотируемого корабля до последней детали, до последнего винтика должны были быть отработаны, проверены, испытаны и на земле, и в космосе еще до того, как человек займет место пилота. Расскажите, как шла подготовка к полету?

— Отработка, проверка, испытания и еще раз испытания стали непреложным законом нашей работы. В феврале 1961 года с группой специалистов я уехал на космодром Байконур, где планировался запуск двух кораблей с манекенами вместо пилотов-космонавтов. А чтобы манекенам “не было скучно”, с ними должны были лететь собаки: на первом — Чернушка, на втором — Звездочка. Оба полета (9 и 15 марта) прошли успешно. Собачки вернулись на Землю целыми и невредимыми. “Восток” готовили к запуску те же специалисты. У Королева был такой закон — не менять команду, а использовать людей, их навыки и знания, от пуска к пуску.

Олег Генрихович, вспомните, пожалуйста, вашу первую встречу с Гагариным.

— Это было осенью 1960 года. В тот день по плану намечалась примерка кресла в спускаемом аппарате. Только я собрался дать команду о подготовке к этой самой примерке, как меня позвали к телефону. Звонил Сергей Павлович. Он сказал, что скоро приедет, причем не один, а с “хозяевами”. Минут через десять в дверях цеха в белом халате внакидку появился Королев, за ним шла группа летчиков. Это была “боевая” шестерка первого отряда космонавтов: Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Валерий Быковский, Григорий Нелюбов. Но тогда в ней еще не было лидера, не было первого. Королев минут пятнадцать рассказывал будущим космонавтам об устройстве корабля. А потом на верхний помост площадки подъема поднялся старший лейтенант Гагарин. Он снял тужурку, ботинки, осмотрелся, ловко подтянулся на руках, держась за край люка, влез в кабину корабля и опустился в кресло, мы и познакомились. Было у нас еще сколько встреч до полета, а потом — старт. Втроем мы провожали Гагарина на корабль и закрывали за ним крышку люка. Об этом можно прочитать в одной из моих книжек.

Первая встреча человека один на один с космосом могла приготовить самые неожиданные сюрпризы. Вы как ведущий структор не боялись — вдруг что-то не получится, сорвется, пойдет не по программе?

— По-моему, была абсолютная уверенность в успехе. Если бы боялись, не запустили бы. Все, на что были способны, мы сделали. Что-то добавить, улучшить, доделать было просто невозможно.

В единый, мощный кулак было собрано все: наука, производство, лучшие специалисты. На космос работали десятки отраслей. В этом был залог успеха?

— Конечно! Ведь Королев был не один. Собралась могучая кучка главных конструкторов: ракетных двигателей — В. П. Глушко и А. М. Исаев, систем автономного управления — Н. А. Пилюгин, гироскопических приборов — В. Н. Кузнецов, систем радиоуправления — М. С. Рязанский, средств наземного оборудования — В. П. Бармин. Каждый из них внес неоценимый вклад в общее дело, но руководство программой, ее реализацию от научно-технической идеи до производства обеспечивали Главный конструктор Сергей Павлович Королев и руководимый им Совет главных конструкторов. Их работа была сверхзасекречена, а имена никому, кроме ближайших соратников, неизвестны.

Олег Генрихович, какие чувства испытали вы и ваши товарищи, узнав о том, что спускаемый аппарат с первым космонавтом успешно приземлился в заданном районе?

— Эмоциональный порыв был такой, какого раньше никто из нас не испытывал. Радость, восторг, гордость за нас и за свою страну. По накалу эмоций 12 апреля 1961 года сравнивали с Днем Победы. Я — фронтовик, пожалуй, согласен с такой точкой зрения. Как и 9 мая 1945 года, москвичи в едином порыве устремились на Красную площадь. Было всенародное ликование по всей стране.

Вас не удивляет, что нынешние школьники, не говоря уже о маленьких детях, в большинстве своем не знают, кто такой Гагарин? Выходит, первый полет человека в космос не оставил следа в их сознании? Почему так произошло, может быть, изменилась система ценностей?

— Я бы сказал, что измениться может отношение к тому, что знаешь, если появилось что-то новое. А в сознании молодых Гагарина и не было. Для них он все равно, что для меня Наполеон — совершенно нереальный человек, а полет Гагарина — просто исторический факт, который кто-то знает, кто-то не знает, но он не трогает ни их сердца, ни их души. Наше громадное упущение, что все, чего мы достигли в освоении космоса в 1960 — 1980-е годы, в силу известных внешних обстоятельств было закрыто какой-то пеленой. Об этом перестали говорить, перестали писать, информация — и научная, и популярная — была сведена к минимуму.

В Америке, тоже космической державе, такая же картина?

— Нет! Американцы своих астронавтов знают. У них космонавтика — престижная отрасль. Я был в Вашингтоне в Музее космонавтики, экспозиция там просто грандиозная. А у нас, первооткрывателей космоса, достойного музея нет. Это, я считаю, позор для страны. Есть только маленький мемориальный музей под ракетой у метро ВДНХ, да еще Дом авиации и космонавтики, но масштаб не тот — космическая техника почти совсем не представлена, жалко смотреть. Был павильон “Космос” во Всероссийском выставочном центре, но и там все сведено на нет, один вьетнамский базар. В авиации, кстати, дело с музеями обстоит лучше. Есть прекрасный музей под открытым небом в Монино под Москвой, там собрана уникальная авиационная техника.

А как сложилась ваша жизнь после полета Гагарина? Все шло так, как хотелось?

— Конечно, совсем не так. Прежде всего, потому, что меня на несколько лет отлучили от любимого дела. Я и не думал ничего менять, но в ЦК КПСС было принято решение о переводе меня на работу в Кремль начальником космического отдела военно-промышленной комиссии. Это была совершенно иная, чиновничья работа. Я не хочу сказать, что опыт, который она мне дала, не пригодился в дальнейшем. Очень даже пригодился, но все же на 5 лет я был отлучен от живой конструкторской работы. А потом, опять же с помощью Сергея Павловича, вернулся к любимому делу.

Олег Генрихович, вы в ракетно-космической отрасли 54 года. Срок, можно сказать, рекордный! Как вам представляется будущее российской космонавтики сегодня?

— Думать о будущем с оптимизмом сложно. Отрасль почти в развале. Я вам прямо скажу, сейчас никаким декретом, никаким постановлением поправить дело невозможно, потому что, если здание рушится, спасать его надо вовремя. Коммерциализация космоса привела к тому, что лучшие умы, лучшие специалисты уходят. Работники отрасли сегодня зачастую думают не о том, чтобы создавать, а о том, как и где получать деньги.

И все-таки, хочется смотреть в будущее с оптимизмом. Может быть, надо делать ставку на международное сотрудничество в космосе?

— Оно просто необходимо. Ни одна страна, даже такая богатая, как Америка, не в состоянии решать в одиночку задачи дальнейшего освоения космоса. Тот опыт, который был у нас, показал, насколько это продуктивно и полезно. Между прочим, принято думать, и такое мнение сложилось не без участия средств массовой информации, что космонавтика — это только пилотируемые полеты, что на нее без толку тратятся миллионы рублей. Но это не так. Есть прекраснейшие, продуктивные многонациональные проекты. Сегодня космос — это спутники связи и навигации, метеорологические зонды и станции, приборы глобального наблюдения за земной поверхностью и околоземным пространством. Искусственные спутники Земли изучают особенности атмосферных процессов, выявляют месторождения полезных ископаемых и водные источники, оценивают загрязненность воды и воздуха, контролируют миграции животных. Долговременные космические экспедиции привозят на землю новые материалы и технологии, разработанные в космосе в условиях невесомости. Останавливаться ни в коем случае нельзя. Нужно обязательно участвовать в строительстве и работе Международной космической станции, создавать и реализовывать новые российские программы.

Знаменитый американский астронавт Нейл Армстронг, первым ступивший на Луну, сказал о Гагарине: “Он всех нас позвал в космос”.

— Это так и есть. В истории космонавтики полет Гагарина — героический рубеж. Только представьте себе — первый (!) полет человека в космос, в неизвестность. Что там его встретит? Вернется ли живым?! Вернулся! И стал для всей планеты первооткрывателем космической эры.

ХРОНИКА КОСМИЧЕСКОЙ ЭРЫ

ПЕРВЫЕ ШАГИ К ПИЛОТИРУЕМЫМ ПОЛЕТАМ. 1957-1961 ГОДЫ

Первый искусственный спутник (4 октября 1957 года). Вес — 83,6 килограмма. Просуществовал 94 дня, сделал 1440 оборотов вокруг Земли.

Второй искусственный спутник (3 ноября 1957 года). Вес — 508,3 килограмма. На его борту находилось подопытное животное — собака Лайка. Просуществовал 163 дня, сделал 2370 оборотов вокруг Земли.

Третий искусственный спутник (15 мая 1958 года). Вес — 1327 килограммов. Просуществовал около двух лет, сделал более 10 тысяч оборотов вокруг Земли.

Первая космическая ракета (2 января 1959 года). Вес — 1472 килограмма. Превратилась в искусственный спутник Солнца.

Вторая космическая ракета (12 сентября 1959 года). Вес — 1511 килограммов. Доставила вымпел с Государственным гербом Советского Союза на Луну.

Третья космическая ракета (4 октября 1959 года). Вес — 1553 килограмма. Облетела Луну, сфотографировала ее обратную сторону и передала изображение на Землю.

Первый космический корабль-спутник (15 мая 1960 года). Вес — 4540 килограммов. На его борту находилась герметичная кабина с грузом, имитирующим вес человека.

Второй космический корабль-спутник (19 августа 1960 года). Вес — 4600 килограммов. На его борту находились собаки Стрелка и Белка. В спускаемом аппарате подопытные животные успешно возвратились на Землю.

Третий космический корабль-спутник (1 декабря 1960 года). Вес -4563 килограмма.

Тяжелый искусственный спутник Земли (4 февраля 1961 года). Вес — 6483 килограмма.

Космическая ракета к планете Венера (12 февраля 1961 года). Запущена с тяжелого спутника Земли. Вес автоматичес-

кой межпланетной станции — 643,5 килограмма.

Четвертый космический корабль-спутник (9 марта 1961 года). Вес — 4700 килограммов. На его борту находились манекен пилота-космонавта и собака Чернушка, возвратившаяся на Землю в спускаемом аппарате.

Пятый космический корабль-спутник (25 марта 1961 года). Вес — 4695 килограммов. На его борту находились манекен пилота-космонавта, собака Звездочка и другие биологические объекты.

Все обитатели корабля благополучно возвратились на Землю в спускаемом аппарате.

Первый в мире космический корабль-спутник с человеком на борту “Восток” (12 апреля 1961 года). Пилот-космонавт Ю. А. Гагарин. Вес корабля — 4725 килограммов, продолжительность полета 108 минут. Облетев планету, корабль приблизился к Земле. Спускаемый аппарат и космонавт благополучно приземлились в заволжской степи недалеко от Саратова.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Как это было»

Детальное описание иллюстрации

На приеме в Кремле собрались выдающиеся соотечественники. Слева направо: Главный хирург Советской Армии, академик А. А. Вишневский, поэт, главный редактор журнала “Новый мир” А. Т. Твардовский, первый космонавт Ю. А. Гагарин и композитор Д. Д. Шостакович.