Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ПОРТРЕТ СОФЬИ ПАЛЕОЛОГ

С. НИКИТИН, эксперт-криминалист и кандидат исторических наук Т. ПАНОВА.

Прошлое предстает перед нами и в виде хрупкой археологической находки, пролежавшей в земле несколько столетий, и описанием события, случившегося когда-то давно и занесенного на страницу летописи в тишине монастырской кельи. Мы судим о жизни людей средневековья по великолепным памятникам церковной архитектуры и по незатейливым предметам быта, сохранившимся в культурном слое города. И за всем этим стоят люди, имена которых далеко не всегда попадали в летописи и другие письменные источники русского средневековья. Изучая русскую историю, невольно задумываешься о судьбах этих людей и пытаешься представить себе, как же выглядели герои тех далеких событий. В силу того, что светское искусство на Руси зародилось поздно, только во второй половине XVII столетия, мы не знаем подлинного облика великих и удельных русских князей и княгинь, церковных иерархов и дипломатов, купцов и монахов-летописцев, воинов и ремесленников.

Но иногда удачное стечение обстоятельств и энтузиазм исследователей помогают нашему современнику словно воочию встретиться с человеком, жившим много столетий назад. Благодаря методу пластической реконструкции по черепу в конце 1994 года был восстановлен скульптурный портрет великой княгини Софьи Палеолог, второй жены великого московского князя Ивана III, бабушки царя Ивана IV Грозного. Впервые за последние почти пять столетий появилась возможность вглядеться в лицо женщины, чье имя нам хорошо известно по летописным рассказам о событиях конца XV века.

И давние события невольно ожили, заставляя мысленно окунуться в ту эпоху и взглянуть на саму судьбу великой княгини и на эпизоды, связанные с нею. Жизненный путь этой женщины начался между 1443-1449 годами (точная дата ее рождения неизвестна). Зоя Палеолог была племянницей последнего византийского императора Константина XI (в 1453 году Византия пала под ударами турок, а сам император погиб при защите столицы своего государства) и, рано осиротев, воспитывалась вместе с братьями при дворе римского папы. Это обстоятельство и решило судьбу представительницы некогда могущественной, но угасающей династии, утратившей и свое высокое положение, и все материальные богатства. Папа Павел II в поисках пути усиления своего влияния на Русь предложил овдовевшему в 1467 году Ивану III заключить брак с Зоей Палеолог. Переговоры по этому поводу, начавшиеся в 1469 году, затянулись на три года - против этого брака резко выступил митрополит Филипп, которого не вдохновляла женитьба великого князя на гречанке, воспитанной при дворе главы римско-католической церкви.

И все же в начале 1472 года послы Ивана III выехали в Рим за невестой. В июне того же года Зоя Палеолог в сопровождении большой свиты отправилась в долгий путь на Русь, в "Московию", как называли иностранцы тогда Московское государство.

Обоз невесты Ивана III пересек всю Европу с юга на север, направляясь в немецкий порт Любек. Во время остановок высокой гостьи в городах в ее честь устраивались пышные приемы и рыцарские турниры. Власти городов преподносили воспитаннице папского престола подарки - серебряную посуду, вина, а горожанки Нюрнберга вручили ей целых двадцать коробок конфет. 10 сентября 1472 года корабль с путешественниками взял курс на Колывань - так называли тогда русские источники современный город Таллинн, но прибыл туда лишь через одиннадцать суток: на Балтике в те дни стояла штормовая погода. Затем через Юрьев (ныне город Тарту), Псков и Новгород процессия отправилась в Москву.

Однако заключительный переход был несколько омрачен. Дело в том, что папский представитель Антонио Бонумбре вез в голове обоза большой католический крест. Весть об этом дошла до Москвы, что вызвало небывалый скандал. Митрополит Филипп заявил, что если крест ввезут в город, то он немедленно покинет его. Попытка открытой демонстрации символа католической веры не могла не беспокоить и великого князя. Русские летописи, которые умели при описании щекотливых ситуаций находить обтекаемые формулировки, на этот раз были единодушно откровенны. Они отметили, что посланец Ивана III, боярин Федор Давыдович Хромой, исполняя поручение князя, просто-напросто силой отнял "крыж" у папского священника, встретив обоз невесты за 15 верст от Москвы. Как видим, жесткая позиция главы русской церкви в отстаивании чистоты веры тогда оказалась сильнее традиций дипломатии и законов гостеприимства.

Зоя Палеолог прибыла в Москву 12 ноября 1472 года, и в тот же день состоялся обряд венчания ее с Иваном III. Так в русскую историю вошла византийская принцесса, гречанка по происхождению, Зоя Палеолог - великая русская княгиня Софья Фоминична, как стали называть ее на Руси. Но этот династический брак не принес Риму ощутимых результатов ни в решении религиозных вопросов, ни в привлечении Московии в союз для борьбы с возрастающей турецкой опасностью. Проводя вполне самостоятельную политику, Иван III увидел в контактах с итальянскими городами-республиками лишь источник передовых идей в различных областях культуры и техники. Все пять посольств, которые отправил в Италию великий князь в конце XV века, возвращались в Москву в сопровождении архитекторов и врачей, ювелиров и мастеров-денежников, специалистов в области оружия и крепостного дела. Потянулась в Москву греческая и итальянская знать, представители которой подвизались на дипломатической службе; многие из них осели на Руси.

Какое-то время Софья Палеолог поддерживала связи со своей семьей. Дважды в Москву с посольствами приезжал ее брат Андреас, или Андрей, как называют его русские летописи. Приводило его сюда прежде всего желание поправить свое материальное положение. И в 1480 году он даже выгодно выдал замуж свою дочь Марию - за князя Василия Верейского, племянника Ивана III. Однако жизнь Марии Андреевны на Руси сложилась неудачно. И виновата в этом оказалась Софья Палеолог. Она подарила своей племяннице драгоценности, которые когда-то принадлежали первой жене Ивана III. Не знавший об этом великий князь собирался, оказывается, одарить ими Елену Волошанку, жену своего старшего сына Ивана Молодого (от первого брака). И в 1483 году разразился большой семейный скандал: "...восхоте князь великий дарити сноху первой своей великой княгини саженьем, и просил у той второй княгини великой римлянки. Она же не даст, понеже много истеряла казны великого князя; брату давала, кое племяннице давала, и много...", - так, не без злорадства, описали многие летописные своды это событие.

Разгневанный Иван III потребовал от Василия Верейского вернуть сокровища и после того, как последний отказался сделать это, хотел заключить его в тюрьму. Князю Василию Михайловичу ничего не оставалось, как вместе с женой Марией бежать в Литву; при этом они едва ушли от посланной за ними погони.

Софья Палеолог допустила очень серьезный промах. Великокняжеская казна была предметом особых забот не одного поколения московских государей, которые старались приумножать фамильные сокровища. Летописи и в дальнейшем допускали не очень доброжелательные отзывы в адрес великой княгини Софьи. Видимо, иноземке было трудно постигать законы новой для нее страны, страны со сложной исторической судьбой, со своими традициями.

И все же приезд этой западноевропейской женщины в Москву оказался для столицы Руси неожиданно интересным и полезным. Не без влияния великой княгини-гречанки и ее греко-итальянского окружения Иван III принял решение о грандиозной перестройке своей резиденции. В конце XV - начале XVI века по проектам приглашенных итальянских зодчих был перестроен Кремль, возведены Успенский и Архангельский соборы, Грановитая палата и Казенный двор в Кремле, построены первый каменный великокняжеский дворец, монастыри и храмы в Москве. Многие из этих построек мы сегодня видим такими же, какими они были при жизни Софьи Палеолог.

Интерес к личности этой женщины объясняется еще и тем, что в последние десятилетия XV века она принимала участие в сложной династической борьбе, развернувшейся при дворе Ивана III. Еще в 1480-е годы здесь складываются две группировки московской знати, одна из которой поддерживала прямого наследника престола князя Ивана Молодого. Но он умер в 1490 году, в возрасте тридцати двух лет, и Софья хотела, чтобы наследником стал ее сын Василий (всего в браке с Иваном III у нее было двенадцать детей), а не внук Ивана III Дмитрий (единственный ребенок Ивана Молодого). Долгая борьба шла с переменным успехом и закончилась в 1499 году победой сторонников княгини Софьи, испытавшей на этом пути немало трудностей.

Скончалась Софья Палеолог 7 апреля 1503 года. Ее похоронили в великокняжеской усыпальнице Вознесенского женского монастыря в Кремле. Постройки сей обители были разобраны в 1929 году, и саркофаги с останками великих княгинь и цариц перевезли в подвальную палату Архангельского собора в Кремле, где они находятся и сегодня. Это обстоятельство, а также хорошая сохранность скелета Софьи Палеолог позволили специалистам воссоздать ее облик. Работа была проведена в Московском бюро судебно-медицинской экспертизы. Видимо, нет необходимости описывать подробно процесс восстановления. Отметим только, что портрет был воспроизведен с использованием всех научных методик, имеющихся сегодня в арсенале российской школы антропологической реконструкции, основанной М. М. Герасимовым.

Исследование останков Софьи Палеолог показало, что она была невысокой - около 160 см. Череп и каждая кость тщательно изучались, и в результате было установлено, что смерть великой княгини наступила в возрасте 55-60 лет и что греческая принцесса... Здесь хотелось бы остановиться и вспомнить о деонтологии - науке о врачебной этике. Наверное, необходимо ввести в эту науку и такой раздел, как посмертная деонтология, когда антрополог, судебно-медицинский эксперт или патологоанатом не вправе сообщать широкой общественности то, что ему стало известно о заболеваниях умерших - даже и несколько веков назад. Так вот, в результате исследований останков было установлено, что Софья была женщиной полной, с волевыми чертами лица и имела нисколько не портившие ее усики.

Пластическая реконструкция (автор - С. А. Никитин) была осуществлена с помощью мягкого скульптурного пластилина по оригинальной методике, проверенной на результатах многолетней оперативной работы. Изготовленная затем в гипсе отливка была тонирована под каррарский мрамор.

Вглядываясь в восстановленные черты лица великой княгини Софьи Палеолог, невольно приходишь к мысли, что только такая женщина и могла быть участницей тех сложных событий, о которых мы рассказали выше. Скульптурный портрет княгини свидетельствует о ее уме, решительном и сильном характере, закаленном и сиротским детством, и сложностями адаптации к непривычным условиям Московской Руси.

Когда перед нами предстал облик этой женщины, лишний раз стало ясно, что в природе не бывает ничего случайного. Речь идет о поразительном сходстве Софьи Палеолог и ее внука - царя Ивана IV, подлинный облик которого нам хорошо знаком по работе известного советского антрополога М. М. Герасимова. Ученый, работая над портретом Ивана Васильевича, отмечал черты средиземноморского типа в его облике, связывая это как раз с влиянием крови его бабушки, Софьи Палеолог.

Недавно у исследователей возникла интересная идея - сравнить не только воссозданные руками человека портреты, но и то, что создала сама природа - черепа двух этих людей. И тогда было проведено исследование черепа великой княгини и точной копии черепа Ивана IV методом теневого фотоналожения, разработанного автором скульптурной реконструкции портрета Софьи Палеолог. И результаты превзошли все ожидания, настолько много было выявлено совпадений. Их можно видеть на фотографиях (стр. 83).

Сегодня именно Москва, Россия, располагает уникальным портретом-реконструкцией принцессы из династии Палеологов. Попытки обнаружить прижизненные живописные изображения Зои в молодые годы в музее Ватикана в Риме, где она когда-то жила, успехом не увенчались.

Так, исследования историков и экспертов-криминалистов дали возможность нашим современникам заглянуть в XV век и ближе познакомиться с участниками тех далеких событий.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Отечество. Страницы истории»

Детальное описание иллюстрации

Гипсовая копия черепа Ивана Грозного с наложенными на него основными обводами черепа (более светлый) Софьи Палеолог. Видно, что контуры черепов, орбиты, скуловые кости и скуловые дуги очень близки по форме. Единственное существенное различие имеется в форме подбородочного бугра (вид справа): у Софьи Палеолог он более выступающий и менее массивный.