Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

НЕВЬЯНСКАЯ ИКОНОПИСЬ

А. ГРАМОЛИН, собственный корреспондент журнала "Наука и жизнь" (г. Екатеринбург).

Любители русской живописи получили от издательства Уральского университета великолепный подарок: альбом "Невьянская икона" (Екатеринбург, 1997 г.). Идея этой книги давно вынашивалась сотрудника ми уральских музеев, реставраторами живописи, коллекционерами и ценителями иконописного искусства. И вот проект, реализации которого было отдано почти два десятка лет, воплотился в жизнь. Для этого были нужны не только щедрая материальная поддержка, но и художественное чутье екатеринбургского коллекционера, поэта, предпринимателя Евгения Ройзмана.

Интересное собрание икон Невьянской школы хранится в Свердловском областном краеведческом музее. Представляем репродукции некоторых из них. Симеон Богоприимец. Икона конца XVIII - первой четверти XIX века.
Богоматерь Одигитрия Смоленская. Икона конца XVIII - первой четверти XIX века.
Николай Чудотворец. Живопись выполнена в конце XVIII - начале XIX века. Серебряный оклад датируется 1825 годом.
Архидиакон Стефан. Круг Чернобровиных. Вторая четверть XIX века.
Акафист Богоматери. Мастерская Богатыревых. 1800 г. Фрагмент иконы.

Альбом представляет собой научное издание, где впервые опубликованы 150 известных лишь специалистам произведений изобразительного искусства (184 цветные репродукции икон, включая фрагменты). В книге представлены также снимки иконописцев, сделанные еще в прошлом веке на заре фотографии, старинные пейзажи окрестностей Невьянска - вотчины выдающихся промышленников Демидовых и другие редкие исторические материалы, обнаруженные в российских архивах.

О невьянской иконописи - оригинальном явлении русской церковной живописи, о художественной значимости творчества известных и безвестных талантливых мастеров-иконописцев, чьи работы с удивительной силой и искренностью выражают всю сложность и противоречивость жизненного уклада Урала XVIII-XIX веков, сегодня, пожалуй, лучше всех знает научный редактор альбома, доцент Уральского университета Галина Владимировна Голынец. Именно она более 15 лет тому назад впервые ввела в научный оборот понятие "невьянская иконописная школа". Вот что она рассказывает об этой иконописной школе.

В отличие от широко известных древних иконописных школ - новгородской, псковской, московской - невьянская школа возникла и сформировалась лишь в XVIII-XIX столетиях. Ее творцами были старообрядцы, отвергнувшие церковную реформу середины XVII века и бежавшие из северных и центральных районов страны. Они перенесли на Урал Древнюю Русь с ее многовековым культурным наследием.

Парадоксально, что на Урале индустриальную базу молодой России закладывали люди, не принявшие петровских преобразований, те, кто сочетал деловитость и дерзкие порывы творческой энергии с приверженностью к патриархальным идеалам. Именно поэтому создатели новой промышленности и сопутствующего ей искусства (изделия из малахита и яшмы, чугунное литье и гравюра на стали) были одновременно ревностными хранителями художественных традиций русского средневековья. Черты самобытности в уральской старообрядческой иконе наметились уже в петровское время, но свой расцвет, стимулированный подъемом промышленности и экономики края, она пережила позже - во второй половине XVIII - первой половине XIХ века.

Понятие "невьянская школа", употребляемое по отношению к уральской старообрядческой иконе, в достаточной мере условно, но не произвольно. Город Невьянск, выросший из поселка при металлургическом заводе, основанном в верховьях реки Нейвы в конце XVII века, стал старообрядческим центром Урала. Он и собрал лучших иконописцев. Впрочем, к невьянской школе следует отнести не только иконы, рожденные в самом Невьянске. Тамошние изографы, выполняя различные заказы - от небольших домашних икон до монументальных многоярусных иконостасов, заводили мастерские и в других уральских городах, распространяя свое влияние вплоть до Южного Урала.

Передававшееся из поколения в поколение иконописное мастерство, существование династий, таких, например, как Богатыревы и Чернобровины, наличие излюбленных иконографических типов, характерных стилистических признаков и приемов темперной техники - все это позволяет говорить о невьянской иконописной школе. Для нее характерны удлиненные пропорции фигур, изысканность поз, тонкость письма. Невьянцы искусно владели всеми секретами мастерства и умели выразительные средства живописи слить в единое целое.

Какие бы традиции ни просвечивали в невьянской иконе, она, прежде всего, опирается на XVII век, искусство которого стало протографом для всего позднего иконописания. Главными в невьянской школе оказались традиции, заложенные художниками в середине XVII века в Ярославле, Ростове Великом и Костроме. Старообрядческая уральская икона дала нам примеры более органичного и творческого развития древнерусских традиций, чем, скажем, сделанная "под старину" палехская, пусть и предназначенная для нововерческой церкви. Конечно, мироощущение старообрядчества не оставалось неизменным. Вспышки религиозного фанатизма постепенно угасали, росло влияние официальной церкви и светских начал жизни. "Многочисленное купечество ведет обширную торговлю, и при этом большая часть купцов - золотопромышленники. Жаль только, что почти все они старообрядцы, или раскольники, впрочем, это не мешает им быть достойными гражданами и людьми не чуждыми общественных удовольствий", - писал в 1843 году редактору общероссийского журнала "Репертуар и пантеон" один из екатеринбургских корреспондентов.

Постепенно невьянская икона стала эволюционировать в сторону декоративного искусства, становясь роскошной вещью, олицетворяющей баснословные капиталы уральских промышленников. Невьянская иконопись уходила в прошлое, но уходила не бесследно. Она оказала заметное влияние на фольклорную икону, дольше не растратившую творческий потенциал, на местную книжную миниатюру, на роспись по дереву и металлу, на всю художественную культуру Урала.

Изучение невьянской школы убеждает в том, что это крупное явление в истории отечественного искусства, расширяющее представление об иконописи нового времени. В период своего расцвета она достигла подлинных художественных высот. Известный исследователь древнерусского искусства Г. К. Вагнер говорил о протопопе Аввакуме, что он "вошел в историю не старообрядцем, а выразителем вечных горних идеалов" и что именно поэтому "драматическая жизнь и драматическое творчество его выглядят так современно". Эти слова можно отнести и к лучшим мастерам невьянской иконописи. Таково мнение Галины Владимировны Голынец, отдавшей много лет изучению этого направления русской иконописи.

***

Книга, несомненно, привлечет внимание и к самобытной, доселе практически неизвестной школе иконописи, и ко многим загадочным, прежде "потаенным" страницам истории "опорного края державы!", в котором эта школа могла зародиться и плодотворно развиваться на протяжении нескольких веков.

Тираж отпечатан в одной из лучших типографий Финляндии, на бумаге особого качества. Как сообщил главный редактор издательства Ф. А. Еремеев, альбом "Невьянская икона" - одно из первых в нашей стране изданий, где использована передовая технология так называемой безрастовой, то есть бесточечной, печати. Благодаря этому на альбомных репродукциях различимы мельчайшие детали, а качество их сравнимо с качеством самых высококлассных цветных фотографий.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Размышления у книжной полки»