Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

АКАДЕМИКИ ДАЮТ РАЗРЕШЕНИЕ НА БЕСПОСАДОЧНЫЙ ПЕРЕЛЕТ Н. С. ХРУЩЕВА В НЬЮ-ЙОРК НА СВЕРХДАЛЬНЕМ САМОЛЕТЕ ТУ-114

Академик Иосиф Наумович Фридляндер - известнейший теоретик-металловед, создатель научных школ по алюминиевым и алюминиево-бериллиевым сплавам; работает во Всероссийском институте авиационных материалов с 1936 года. Многие знают его не только как выдающегося ученого, но и как великолепного рассказчика, обладающего к тому же тонким чувством юмора. Предлагаем вниманию читателей главу из книги И. Н. Фридляндера "Воспоминания о создании авиакосмической и атомной техники из алюминиевых сплавов", вышедшей в издательстве "Наука".

В начале 1960-х годов министр авиационной промышленности позвонил в ВИАМ и приказал академику С. Т. Кишкину и И. Н. Фридляндеру немедленно вылететь в Куйбышев (Самару) на авиационный завод. "Вопрос - на месте", - добавил он.

Вместе с "вопросом на месте" оказалась группа генералов от ВВС, КГБ, МВД. На аэродроме стоял огромный пассажирский четырехмоторный самолет Ту-114. Он предназначался для беспересадочного перелета Н. С. Хрущева из Москвы в Нью-Йорк на сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Самолет был оборудован всеми видами связи. В салоне подвешена на толстых резиновых шнурах большая люлька. Это спальное ложе Никиты Сергеевича, чтобы спокойнее переносить воздушную болтанку. СССР готовился продемонстрировать миру мощь своей авиационной техники, ибо в то время еще не было пассажирских самолетов, совершающих беспосадочные перелеты через Атлантику. Но в последний момент военпред завода, контролирующий качество и надежность самолетов, выпускаемых предприятием, обнаружил на тягах управления коррозионные поражения. Полет отменили. Н. С. Хрущев отправился через океан на теплоходе "Балтика". Рейс назвали рейсом мира. Н. С. Хрущев каждый день произносил по радио длинные речи, которые занимали половину газетных полос.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

А мы в это время старались разобраться с тягами - эти тяги идут через весь самолет от кабины летчиков к рулям, расположенным в хвостовой части самолета. Они сделаны из дюралевых труб, и вот на некоторых трубах на заводском складе обнаружены точечные коррозионные поражения. К осмотру на самолете доступны лишь 20% общей длины тяг.

Коррозионные поражения дюралевых труб вызываются нарушениями технологии закалки. Трубы должны быть перенесены из закалочной печи в водяной бак за 15 секунд. Трубы для тяг производили два металлургических завода. На одном нагрев осуществлялся в вертикальной воздушной печи, под ней - водяной бак, трубы проваливаются из печи в бак за 5 секунд. На другом заводе нагрев под закалку происходит в жидкой селитровой ванне, которая очень точно держит температуру, бак с водой расположен рядом. Трубу надо поднять из селитровой ванны, передвинуть по воздуху к баку и опустить в него. Три движения иногда не укладываются в 15 секунд, и тогда появляется коррозия.

Надо было понять: трубы какого завода стоят на этом самолете. Мы изучали всякие документы, но точно разобраться не удалось. Испытали трубы с точками, прочность практически не изменялась. И тогда мы с Кишкиным решили, что лететь можно. Сообщили генералам, но они не согласились, особенно потому, что не удалось точно установить, какие трубы на самолете. Мы объясняли: чтобы труба разрушилась от коррозионной точки, должна возникнуть усталостная трещинка, она должна прорасти всю стенку трубы, а весь перелет туда и обратно займет максимально 20 часов.

Однако переубедить генералов было невозможно, они боялись то ли за Никиту Сергеевича, то ли за свои тепленькие места, которых они лишатся, если вдруг произойдет ЧП.

А время шло. Н. С. Хрущев уже успел выступить на заседании Генеральной Ассамблеи, а мы все спорили. До отлета Хрущева оставалось четыре дня.

Рано утром вся "компания" собралась в большом ангаре на аэродроме за столом: с одной стороны - генералы, с другой - Кишкин, я и заместитель министра авиационной промышленности. Подъезжая к ангару, наша "Волга" слегка чиркнула личную машину военпреда. Это еще больше накалило обстановку. Мы доказывали, что лететь можно, тем более что система тяг управления запараллелена. Генералы и слышать не хотели - мол, нет надежных доказательств.

Споры становятся все более ожесточенными, проходят часы, в это время над нами делает круги Ту-114, совершая последний контрольный полет в ожидании, что же решат там "кудесники" за столом.

Вдруг встает Кишкин и говорит: "Джентльмены, я предлагаю единственный оставшийся у нас научный способ решить эту проблему. А именно - побороться на руках. (О правилах соревнований по армрестлингу - борьбе на руках см. "Наука и жизнь" № 5, 1999 г. - Прим. ред.) Я готов бороться с главным контролером завода даже на левую руку, а Фрид (так звал меня Кишкин) пусть поборется на правую". Все посмотрели на хрупкого, среднего роста Кишкина и на огромную фигуру главного контролера. Минута удивленного молчания, а потом все рассмеялись, напряжение исчезло. И стали готовиться к ратному поединку. Сначала - я с контролером. Все следили, чтобы в исходной позиции сцепившиеся правые руки стояли строго вертикально и чтобы левые руки ни за что не цеплялись. Мы с контролером напрягали все силы, но положить руку никому не удалось. Ничья. Сел Кишкин, борьба на левых руках; и тут, к всеобщему удивлению, Кишкин легко уложил соперника. Они не знали, что Кишкин - левша и что в молодости он крутил "солнце" на турнике.

"Слово джентльменов", - сказал Кишкин, и протокол был тут же подписан. Мы помчались на вокзал к московскому поезду. Расположились в двухместном купе мягкого вагона в самом хорошем настроении, ожидая отправления. Но в этот момент дверь в купе открылась, вошли двое представителей спецслужб: "Товарищи, ну зачем вам целые сутки трястись в поезде, когда через час Ту-114 вылетает из Куйбышева и еще через три часа вы будете в Москве. Вы же сами подписали документ, что самолет вполне надежен".

Понятно, надежность документа проверяется на нас.

Итак, мы летим на хрущевском самолете, по очереди отдыхаем в хрущевской люльке. Неплохо! Через три часа - в Москве. А еще через три дня в Москву благополучно вернулся Н. С. Хрущев. На этот раз в качестве заложника туда и обратно слетал генеральный конструктор Ту-114 А. Н. Туполев.

См. в номере на ту же тему

Е. КАБЛОВ - ВИАМ - национальное достояние.

А. ЖИРНОВ - Крылатые металлы и сплавы.

И. ДЕМОНИС - Во все лопатки.

М. БРОНФИН - Испытатели - исследователи и контролеры.

И. ФРИДЛЯНДЕР - Старение - не всегда плохо.

Б. ЩЕТАНОВ - Тепловая защита "Бурана" началась с листа кальки.

С. МУБОЯДЖЯН - Плазма против пара: победа за явным преимуществом .

БЮРО НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ.

Э. КОНДРАШОВ - Без неметаллических деталей самолеты не летают.

И. КОВАЛЕВ - В науку - со школьной скамьи .

С. КАРИМОВА - Коррозия - главный враг авиацииc.

А. ПЕТРОВА - Посадить на клей.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Воспоминания»