Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ТАЙФУН И ДЖЕРРИ

Л. НАДЕЖДИНА (г. Пенза). Рисунок автора.

Несколько лет назад мы гостили у моей тети на Северном Кавказе. Хозяйство у нее с мужем большое - сад, огород, всякая домашняя живность: индейки, куры, гуси, утки, кролики, поросенок. А еще - кошка и два пса.

Гладкошерстный пегий "двортерьер" Джерри, не отличающийся крепким телосложением, занимал привилегированное положение - ночевал в доме, попрошайничал у стола, любил полежать на диване. Характер у него был совершенно плебейский. Дорогих гостей (то есть нас) признал сразу, преданно юлил вокруг, ласкался, выпрашивая подачки, лез на колени.

Второй пес, по кличке Тайфун, представлял собой совершенно иной собачий тип, с суровым нравом и беззаветной преданностью хозяевам. Беспородный, плотно сбитый, коренастый, он участвовал во всех собачьих уличных потасовках. Многие окрестные псы носили на теле отметины его зубов, да и сам Тайфун имел боевые рубцы - свежие и поджившие. Все обширное подворье находилось под его неусыпным надзором. Дел было много: прогнать соседских кошек, поймать зазевавшуюся крысу, предупредить лаем о приходе чужих людей.

Службу свою Тайфун нес и днем и ночью, хотя никто его особо не обучал. Непрошеного гостя мог цапнуть за ногу. В дом никогда не заходил, жил во дворе, холодные зимние ночи коротал в будке. К нам относился сдержанно, терпел, не огрызался, но и не ласкался, при попытках погладить отстранялся, показывая зубы. Кормить себя позволял, но есть начинал, только когда мы отходили от миски.

Когда в доме появился молоденький Тайфун, Джерри был уже вполне взрослым. Несколько лет в собачьей жизни _ солидный срок. Однако, несмотря на разницу в возрасте, Тайфун всегда вел себя как вожак, опекал Джерри, относясь снисходительно к избалованному домашнему любимчику. Часто собаки затевали веселую возню, носились одна за другой, вместе гоняли кошек. За время совместного проживания они стали большими друзьями. Я не раз видела их спящими вповалку в одной конуре. Ели псы хоть и из разных мисок, но рядом.

Холопское поведение Джеррика пробуждало у Тайфуна ревность и возмущение. Если кто-то из нас, чужаков, ласкал Джерри, Тайфун налетал на приятеля, оттесняя его корпусом и прогоняя прочь легкими частыми укусами. На улицу Джерри выходил свободно, но опасался в одиночку удаляться от дома, так как не мог противостоять свирепым окрестным псам.

Особенно отравлял жизнь Джерри лохматый соседский кобель по кличке Пират с разорванным ухом. Он как будто нарочно подстерегал Джерри, налетал откуда-нибудь из-за угла и безжалостно трепал его.

Так продолжалось до тех пор, пока Джерри не изобрел собственную тактику. Вот он не спеша трусит по улице, зорко оглядывая все вокруг, приближается к территории своего врага. С независимым видом обнюхивает чужой забор, чуть задерживается и задирает заднюю лапу. Пират в это время занят на заднем дворе, но, видя такое наглое поведение, сразу кидается в атаку, чтобы наказать "нарушителя границы".

Тут Джерри, не мешкая, разворачивается и проворно, но не слишком быстро, улепетывает так, чтобы преследователь, что называется, "висел на хвосте", однако не мог схватить.

Пират в азарте не разбирает дороги, а Джеррику только того и надо. Стремглав он вбегает в свою калитку, а навстречу Пирату, как пушечное ядро, вылетает Тайфун и вцепляется ему в холку. Джерри тоже спешит на подмогу и кусает Пирата куда придется - за ноги, за спину. Вдвоем они быстро расправляются с врагом, и побежденный Пират с позором убегает. Джерри прогоняет его до невидимой границы между их участками и возвращается с победно поднятым хвостом. Азартный Пират много раз попадался на эту уловку, каждый раз терпя поражение. Кончилось это тем, что он оставил Джеррика в покое.

Собаки, как и некоторые другие животные, очень не любят попадать в неловкое положение, как говорится, "терять лицо". Нечто подобное произошло с Тайфуном. Как-то вечером я собралась покормить во дворе кур. Облачилась в старую тетушкину шубу, обула ее же сапоги (зима в тот год на Ставрополье была суровая). Вышла, управляюсь по хозяйству. Вдруг с улицы в курятник пулей несется Тайфун. В это время он обычно встречает тетю с работы. Увидев во дворе фигуру в знакомой одежде, подумал, что как-то проглядел хозяйку. Бросается ко мне, встает передними лапами на мое колено, тычется мордой в карман, машет хвостом, радостно урчит. Пользуясь моментом, глажу пса. Внезапно до него доходит страшная ошибка - под "родной" шубой скрывается чужак! Чувствую, как напряглось тело Тайфуна. Он явно в замешательстве. Что делать? Терпеть ненавистные ласки невозможно, но и огрызаться как-то неудобно - сам напросился! Чтобы выйти из неловкой ситуации достойно, Тайфун еще немного побыл у меня на колене, потом молча, не ласкаясь, высвободился из рук и потихоньку удалился с непроницаемым "выражением лица". Впоследствии никакие переодевания уже не могли обмануть умного пса. А наши с ним отношения стали еще более натянутыми и официальны ми. По-моему, он так и не простил мне перенесенный конфуз. Жаль, я искренне полюбила этого преданного, мужественного пса.

Через год после нашего знакомства мы узнали из письма тети, что Тайфун погиб - его загрызли насмерть чабанские волкодавы. Джерри дожил до глубокой старости, надолго пережив своего товарища и защитника.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «О братьях наших меньших»