Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Портреты на банкнотах: этих женщин знает весь мир!

Женщинам не слишком часто везло с Нобелевской премией, они получали её всего 47 раз. Портреты некоторых из них мы можем видеть на денежных купюрах – и это лишний повод вспомнить, что человечество обязано своим прогрессом не только мужчинам.  

27 ноября 1895 года в Париже Альфред Нобель подписал своё знаменитое завещание, по которому почти всё его состояние (оценивавшееся в те времена в 31 млн. шведских крон) шло на обеспечение пяти Нобелевских премий: за выдающиеся достижения в физике, химии, литературе, физиологии и медицине и за вклад в установление мира. Первые премии были вручены 1901 году, а уже через два года среди лауреатов появилась и первая женщина. Это была Мария Склодовская-Кюри (1867-1934) – французский физик и химик, полька по происхождению. Ей тогда было всего 36 лет. Премию по физике за исследования радиоактивности она получила не одна, а в компании с мужем, Пьером Кюри, и Анри Беккерелем. В 1896 году Беккерель обнаружил, что соединения урана испускают глубоко проникающее излучение. В отличие от рентгеновского излучения, открытого в 1895 году, излучение Беккереля было не результатом возбуждения от внешнего источника энергии, а внутренним свойством самого урана. Мария Кюри начала изучать новый феномен, который впоследствии назвала радиоактивностью, позднее к её исследованиям присоединился Пьер Кюри. 

Хотя супруги всю жизнь работали вместе, свою вторую премию, за открытие радия и полония, Мария получала в 1911 году одна – Пьер Кюри трагически погиб в дорожном происшествии в 1906 году. Интересно, что за всю историю Нобелевскую премию по химии получили только четыре женщины, и две из них: Мария Кюри и ее дочь, Ирен Жолио-Кюри (которую она разделила с мужем, Фредериком Жолио-Кюри). 

Не последнюю роль в достижениях Марии Кюри сыграли её самоотверженность, фанатизм и огромная работоспособность. Известный факт: для очистки новых химических элементов, которые потом назовут радием и полонием, она вместе с мужем вручную переработала 8 тонн урановой руды, причём делать это приходилось, за неимением лаборатории, сначала в институтской кладовке, а потом так и просто в сарае на улице Ломон в Париже. 

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Премии и пожертвования Мария Кюри тратила на научную работу, а на Нобелевскую премию по физике она закупила передвижные рентгеновские переносные пункты для оказания помощи раненым во время Первой мировой войны. Мария Кюри была почетным членом многих научных учреждений, академий и научных обществ, в том числе и российских:  иностранным членом-корреспондентом Петербургской АН она стала в 1907 году, почетным членом АН СССР – в 1926. 

Вряд ли хотя бы одна женщина-ученый может сравниться с ней по популярности. Так, полоний, открытый Марией и Пьером, назвали в честь родины Марии (от лат. Polonia – Польша), ещё один элемент, кюрий (открытый в 1944 году), получил название в честь супругов Кюри. Для поляков Мария Кюри – национальная гордость: её портрет украшает лицевую сторону банкнот достоинством 20 000 злотых, вошедших в обращение в 1989 году; на оборотную их сторону помещён эффектный рисунок ядерного реактора. (К слову, хотя Польша и вошла в Евросоюз, ей пока удаётся удерживать собственную валюту, гроши и злотые, не переходя на евро.) 

Портреты Марии и Пьера Кюри можно было раньше увидеть и на французских деньгах, на банкноте в 500 франков выпуска 1995 года, но как раз Франция на евро перешла уже давно, так что теперь франки с четой Кюри можно увидеть разве что в коллекциях и музеях.

Вторая «женская» премия была присуждена в 1905 году баронессе Берте фон Зутнер (1843 – 1914) – это была премия мира с формулировкой «За активную пацифистскую деятельность». Фон Зутнер, урождённая Кински, происходила из семьи австрийского фельдмаршала, который скончался незадолго до рождения дочери. Ее мать быстро промотала семейное состояние на курортах и в казино, и дочери пришлось устроиться работать гувернанткой в семью барона фон Зутнер. Здесь она влюбилась в одного из сыновей барона, Артура. Поженившись без согласия родителей, молодожены уехали на десять лет в Россию на Кавказ, по приглашению семьи грузинского князя Дадиани. Когда началась война между Россией и Турцией, Артур фон Зутнер стал писать военные репортажи в венские периодические издания. Под его влиянием начала писать и Берта. Позже ее роман «Долой оружие!», переведённый на многие языки, станет одним из главных произведений пацифистского движения. Его высоко ценил Л.Н. Толстой, с которым фон Зутнер переписывалась. 9 октября 1891 года он писал ей: «Милостивая государыня, я читал ваш роман, который мне прислал г. Булгаков, в то время как получил ваше письмо. Я очень ценю ваше произведение, и мне приходит мысль, что опубликование вашего романа является счастливым предзнаменованием».

Переписывалась она и с самим Альфредом Нобелем, у которого некоторое время работала экономкой. Считается, что именно её призывы жертвовать деньги на пацифистские проекты убедили его учредить премию мира. Первым лауреатом в этой номинации стал Фредерик Пасси, французский политический деятель, миротворец и экономист, вместе с которым Берта фон Зутнер возглавляла движение сторонников мира в Европе. На лекциях, в многочисленных статьях она призывала к объединению стран Европы как единственной альтернативе войне, а в собственной нобелевской речи высказала важные предложения о необходимости создать международный третейский суд и международный арбитраж для сохранения мира на земле. 

Учитывая настроения, царившие в Европе по мере приближения к Первой мировой войне, можно представить, что ей могла отвечать «широкая общественность» на её призывы к миру; в Австрии о ней говорили как об изменнице, а некоторые немецкие националистические газеты называли её «фурией пацифизма» – довольно дикое, если вдуматься, определение. Берта фон Зутнер умерла в июне 1914 года в Вене, и можно только порадоваться, что ей не довелось увидеть то массовое безумие, которое началось в Европе вскоре после выстрела в Сараево.

Теперь же её портрет украшает лицевую сторону австрийской банкноты достоинством 1000 шиллингов, появившейся в 1966 году. Под портретом стоит подпись: «Берта ф. Зутнер. Лауреат Нобелевской премии мира. 1905».

Третья женщина-нобелеат – шведская писательница Сельма Лагерлёф, с которой мы уже неоднократно встречались в нашем банкнотном цикле. Её портрет можно увидеть на 20-кроновой банкноте, отпечатанной в 1991 году. В 2000-ые годы шведы отказались от перехода на единую европейскую валюту, так что 20 крон с Лагерлёф можно встретить и сейчас. 

Норвежская писательница Сигрид Унсет (1882-1949) стала лауреатом премии 1928 года, получив её «за колоритные описания жизни Севера во времена Средневековья». Отцом Сигрид был известный норвежский археолог Ингвалд Мартин Унсет; когда дочке было два года, он стал директором музея в Христиании (ныне Осло). Впоследствии она вспоминала, как совсем еще маленькой девочкой играла с экспонатами музея, а позже часто помогала отцу в музейной работе. Неудивительно, что первой её книгой стал роман на историческую тему. Рукопись издательство вернуло со словами: «Не пишите больше исторические романы… Попробуйте написать что-нибудь современное». Сигрид Унсет последовала совету и стала писать о своих современницах, обездоленных городских труженицах с сильным характером, которые преодолевают свалившиеся на них трудности и невзгоды. В романах «Фру Марта Эули» и «Весна» Унсет поднимала вопрос о женском равноправии. Интересуясь историей, она пыталась найти женщину, вступающую в борьбу с окружающей косностью. Такую героиню Унсет нашла в средневековой Норвегии, создав историческую трилогию «Кристин, дочь Лавранса», в которой было три романа: «Венец», «Хозяйка» и «Крест», действие которых происходило в XIV веке. Цикл не раз сравнивали с «Войной и миром» Льва Толстого, называли «Илиадой Севера», трилогией восхищалась Марина Цветаева.

Молодую Унсет изобразили на лицевой стороне 500 норвежских крон, на оборотной стороне которых можно увидеть цветочный венок (ассоциация с названием первой книги трилогии). Банкнота до сих пор находится в обращении.

В 1945 году Нобелевскую премию по литературе присудили чилийской поэтессе, педагогу и общественному деятелю Габриэле Мистраль (1889-1957), которая получила её «за лирическую поэзию, которая, вдохновленная мощными эмоциями, сделала её имя символом идеалистического устремления для всей Латинской Америки». Габриэла Мистраль – псевдоним, настоящее ее имя Люсила Годой де Алкайага (Годой – от отца испанца, в жилах которого текла еще и индейская кровь, Алкайага – от матери, предки которой были басками). Будучи ещё молодой провинциальной учительницей, она начала писать под впечатлением от личной трагедии: её жених совершил самоубийство, обстоятельства и мотивы которого остались невыясненными. Литературное наследие Мистраль обширно: стихи, поэмы, проза, колыбельные песни, политические заметки и литературная критика. 

Следует отметить, что Габриэла Мистраль как педагог оказала серьезное влияние на другого нобелевского лауреата по литературе из Чили – Пабло Неруду. «Я каждый раз уносил с собой подаренные ею книги. Это всегда были книги русских писателей, которых она считала самым замечательным явлением в мировой литературе. Я могу смело сказать, что Габриэла приобщила меня к серьезному и обнажающему видению мира, которое свойственно русским писателям, и что Толстой, Достоевский, Чехов стали самым моим глубоким пристрастием», – писал он. Мистраль отличала редкая скромность: даже на вручение Нобелевской премии она пришла в своем единственном платье – учительской униформе.

В 2001 году в Чили были отпечатаны банкноты достоинством 5000 песо с её портретом; рядом с ним – аллегорическая фигура сидящей женщины с детьми. На оборотной стороне банкноты мы видим поэта, внимающего музе, изображение которых взяли с рельефа оборотной стороны медали Нобелевской премии по литературе. На банкноте справа стоит надпись: «Нобелевская премия. 1945». 

Автор: Ольга Воробьева

Источник: nkj.ru

Статьи по теме