Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Дикие обезьяны, птица-палка и коварство орешков кешью

Попав из России в Южную Америку, снова становишься ребёнком, впервые познающим мир. На небе нет привычных созвездий Большой Медведицы и Кассиопеи, а есть маленький Южный Крест.

В сентябре весна, но день короткий и в шесть вечера уже темно. С деревьев свисают орхидеи, по проводам бегают обезьяны, а среди обыкновенных сизых голубей разгуливают крохотные жемчужные горлицы размером с кулак.

Бразилия от нас далеко, и это ощущаешь почти физически из-за долгого перелёта. Из Москвы прямых рейсов туда нет, так что приходится выбирать между разными вариантами транзита, более или менее неудобными. Один из самых дешёвых с ночёвкой в Дубае. Четыре часа до Дубая, затем ночь, полулёжа в креслах в аэропорту, и утром опять в самолёт, досыпать беспокойную ночь во время 14-часового перелёта в Рио-де-Жанейро.

По вечерам в Рио интересно гулять вдоль пляжей в густой толпе идущих с работы домой людей. На пляжах тренируются взрослые спортсмены и юные футболисты, потому что это великолепные бесплатные спортзалы. Бегать по песку значительно тяжелее, чем по ровному футбольному полю. Здесь рождается знаменитый бразильский футбол.

Утро встречает нас холодным тропическим ливнем. В результате все впечатления от прогулки по центру города состоят из бесконечных увиливаний от зонтиков прохожих и вида собственных ног, прыгающих по лужам. Но тем вкуснее бесподобный горячий шоколад в кафе, - настоящий подарок для до нитки промокших прохожих.

Весь следующий день проводим в ботаническом саду. Оставшихся со студенческих времен довольно-таки прочных знаний ботаники явно недостаточно для того, чтобы определить большинство местных растений не то, что до вида, но даже до семейства. Изредка попадаются таблички с замысловатой латынью, но и они мало помогают. Но сразу узнаём дерево какао, с большим плодом, растущим прямо на стволе, и фотографируемся вместе с ним, как со старым знакомым.

Зоопарк Рио красив и удобен для посетителей, в том числе и с детьми - скамейки, места для игр, большая территория. Правда, большинство помещений для животных - это железные клетки, в которых неважно смотрятся даже такие интересные звери как древесные дикобразы и муравьеды тамандуа. Очень хороши большие открытые вольеры с крупными крокодилами, анакондами и черепахами. Такие просто невозможно устроить в зоопарках стран с умеренным климатом. Много разных видов краксов, туканов и попугаев.

Но едва ли не интересней животных в клетках те, что живут вокруг них своей естественной жизнью. В густых зарослях вдоль тропинок для посетителей уверенной походкой расхаживают похожие на темноватых длинноногих кроликов агути, присаживаются на задние лапы и что-то едят. Белоухие мармозетки акробатически проникают в клетки, и, поев из чужих кормушек, также ловко выбираются через сетку наружу, чтобы с громкими раскатистыми трелями носиться по деревьям. Жизнь у них опасная, поскольку вокруг на уровне крон кружит множество хищных птиц, высматривая себе жертв.

Необычна экспозиция площадью несколько гектаров, над которой диагонально проложен широкий пешеходный мост. Под мостом живёт стадо болотных оленей. Их мирную ленивую жизнь нарушает десяток вздорных страусов нанду, из-за которых самки и детёныши часто разлучаются и начинают перекликаться. Капибары и тапиры невозмутимо взирают на эти разборки, и над всем этим течёт поток посетителей, движущихся на выход из зоопарка. Подхваченные потоком посетителей, мы разворачиваемся обратно, чтобы пройти ещё несколько раз по мосту взад и вперед, поскольку уходить совсем не хочется.


Дальнейший путь лежит в столицу Бразилии город Бразилиа и оттуда сразу в маленький городок Пиренополис, где должен состояться международный конгресс биоакустиков. Межконтинентальные научные встречи такого масштаба происходят нечасто, так как перелёты за океан дороги и затратны по времени. Но хотя по Интернету международные исследования можно вести даже заочно, без прямого общения в науке не обойтись. Железных дорог в стране почти нет, поэтому от Рио до Бразилиа летим самолетом. Это занимает пару часов, и еще столько же автобусом до Пиренополиса, который расположен в зоне сухих бразильских саванн. Большая часть земли вокруг – частные огороженные фазенды сельскохозяйственного назначения, преимущественно для выпаса коров. Но есть и такие, где сами хозяева выводят часть земли из утилитарного назначения и превращают её в маленький природный резерват, куда за плату пускают туристов.

В одном из таких мы побывали во время экскурсии, организованной для участников конференции. Гидом был сам хозяин. Он рассказал, что на его фазенде «Вагафого» (в переводе с португальского это означает «Светлячок») семнадцать гектаров из сорока четырех заповедано. Вокруг речки с маленькими водопадами проложен деревянный настил, с которого туристы могут наблюдать за птицами, а затем искать их названия в иллюстрированных определителях, которыми буквально завален огромный стол в домашнем кафе.

Кроме того, здесь можно познакомиться с разнообразием бразильских фруктовых деревьев, причём не только на вид, но и на вкус. Тут-то мы и увидели впервые деревья кешью. Растущий орешек кешью выглядит не так, как в пакетике супермаркета. Он зелёный, покрыт плотной кожурой и сидит на мясистом цветоложе размером с крупную сливу, а то и маленькую грушу, жёлтого либо красного цвета в зависимости от сорта. Наш гид показал, как эти фрукты едят, отрывая и выбрасывая зелёный орешек. Это было вкусно, а орешки мы и раньше часто покупали в магазине и знали, что они вполне съедобны.

В течение тех дней, пока идет конференция, времени на осмотр окрестностей нет совсем. Но есть ещё полтора дня после её окончания. Агентств по аренде машин здесь нет, да если бы и были, толку было бы немного. Дороги грунтовые, и либо идут под крутым углом в гору, либо размыты тропическими ливнями настолько, что проехать можно только на внедорожнике. Лендровер арендовать можно, но только вместе с водителем. Нашего водителя (по-португальски «мотористо») зовут Фабио, и говорит он исключительно на португальском. К счастью, один из нас говорит по-испански, но коммуникация практически односторонняя. Фабио что-то понимает, а вот его понять почти невозможно. Хотя многие слова в португальском испанского происхождения, но произносятся они очень своеобразно. К примеру, имя «Рената» пишется через букву R, как и в испанском, но вот произносится почему-то «Хената».

Фабио обращает наше внимание на встречающихся по пути птиц, и останавливается, чтобы показать некоторые местные растения. Среди этих растений, конечно, и кешью. Фабио предлагает попробовать, объясняя по-португальски пополам с жестами, что едят и фрукт, и орех. И мы попробовали, начав с раскусывания зелёного ореха в кожуре. Рот сразу свело судорогой и он начал растворяться изнутри! И хотя немедленное выплёвывание остановило разрушительный процесс, противное ощущение во рту так и осталось до вечера. Правда, это не помешало получать удовольствие от путешествия по Пиренеям и бразильской саванне, купания в каскаде каменных водоёмов маленькой речки и наблюдений за колибри, туканами и огромными белыми андскими кондорами, парящими в поднебесье. И если поразмышлять над странным «эффектом кешью» не как обиженный турист, а с точки зрения ученого-эволюциониста, становится понятно, что это всего лишь способ отсрочить поедание незрелых плодов. Ведь та же химическая реакция, которая происходит в человеческом рту, должна наблюдаться у птиц и зверей. Таким образом обеспечивается созревание и распространение семян дерева кешью.

На следующий день предпринимаем пешую экскурсию в окрестности города. Гулять здесь почти негде, всё занято частными пастбищами и огорожено. Однако небольшие участки саванны всё же доступны для посещения туристами. Здесь тоже пасут коров, но это даже хорошо, потому что в тех местах, где трава не вытоптана, ходить опасно из-за ядовитых змей. Этими змеями питаются местные журавлеобразные птицы – сериемы, которые разгуливают по густой траве и перекликаются между собой громкими скрипучими голосами.

Одна из самых характерных черт бразильской саванны – это множество термитников. Огромное количество термитов предоставило эволюционную «лицензию» на появление крупных млекопитающих, которые питаются почти исключительно термитами и их личинками. В Бразилии обитает два вида муравьедов. Это сравнительно небольшой по размеру тамандуа, весом всего в несколько килограммов, а также гигантский муравьед с колоритным местным названием “тамандуа бандера”.

Через территорию протекает речка, которая служит водопоем для скота. Стрекозы над водопоем ярко-малинового цвета. Метрах в двадцати от водопоя на дереве с содранной корой пережидает жаркий полдень лягушка, замаскировавшись под шлепок грязи. В кустах взлетела и села какая-то птица. Это знаменитая птица-палка, или урутау, родственная нашим козодоям. Сидя на сухом шесте, она выглядит как его продолжение, потому что зрительно полностью с ним сливается, становясь незаметной для хищников. С наступлением темноты урутау полетит охотиться на насекомых, которых будет ловить своим огромным как сачок ртом. Но и сейчас вокруг водопоя вьётся множество мух. Почему бы урутау не питаться ими и в течение дня? В книге Брема «Жизнь животных» рассказано, что эта птица сидит на шесте на пастбище с закрытыми глазами, открывая время от времени рот. Так она привлекает мух, которые садятся на влажные поверхности её рта, и при закрывании рта она их сглатывает. Насколько надёжна эта информация, неизвестно, ведь возможно, что урутау раскрывает рот в жару просто для терморегуляции, охлаждаясь, как собака, за счёт испарения влаги с поверхности рта. Но в чём мы смогли сами убедиться, так это в привычке урутау сидеть с закрытыми глазами. Щель, остающаяся при смыкании век, позволяет ей наблюдать за происходящим вокруг. Только после длинной фотосессии наша урутау наконец решила приоткрыть глаза, да и то только наполовину.

Пора возвращаться, ведь вечером самолёт. По дороге встречаем дерево путешественников. Страдающие от жажды путешественники могли добыть воду из пазух его огромных листьев. Мы тоже страдаем от жажды и покупаем в ближайшем магазинчике огромное количество пакетов сока, чтобы восстановить баланс жидкости в высохших от зноя организмах. Все соки экзотические, среди них кокосовое молоко – один из самых распространённых бразильских напитков.

И вновь мелькание аэропортов, пёстрый калейдоскоп лиц и нарядов и, наконец, приземление в Москве. Дома находим фото Фабио с его лендровером и отсылаем вместе с е-мейлом, написанном на чистом португальском: «Obrigado!» - «Спасибо!».

Автор: Канд. биол. наук Елена Володина, канд. биол. наук Илья Володин, Роланд Фрай, PhD (Германия)

Источник: www.nkj.ru