Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Лондон был интернациональным городом с рождения

ДНК древних лондонцев показала, что город отличался этническим разнообразием с момента своего основания.

В Музее Лондона хранятся останки древнейших людей, населявших этот город с момента его основания римлянами в 43 г. н. э. Известно, что сначала Лондон был небольшой крепостью или торговым поселением около переправы через Темзу.

 После того, как повстанцы Боудикки разгромили первую столицу римской Британии – Камулодун (современный Колчестер), Лондон становится новой неофициальной столицей. Он превращается в крупный речной и морской порт. Позже в нём размещался римский гарнизон и резиденция епископа, а также чеканились монеты. В V в. н.э. город был завоёван англосаксами.

Генетический анализ прежних жителей Лондона мог бы рассказать нам много интересного о его истории, и вот исследователи Даремского университета (Великобритания) и Университета Макмастера (Канада) объединились вместе с сотрудниками Музея Лондона, чтобы вместе изучить ДНК более 20 тысяч местных обитателей.

Первые результаты, полученные на ДНК из четырёх останков, показали, что Лондон с рождения был интернационален: лишь в одном случае исследованные кости принадлежали британцу. Самый полный скелет из подвергшихся анализу принадлежал 14-летней девочке, которую хранители музея прозвали «подростком с улицы Лэнт». Её ДНК и химические соединения на зубах показывают, что она выросла в Северной Африке. Некоторые особенности костей свидетельствуют о том, что в роду у неё были жители Тропической Африки. При этом митохондриальная ДНК, которая передаётся только по материнской линии, роднит подростка с улицы Лэнт с населением южной и Восточной Европы. Учёные отмечают также, что девочка была голубоглазой.

Останки ещё одного «участника исследований» нашли на улице Мэнселл. Рядом с ним не было никаких других находок, так что все подробности про него стали доступны только после ДНК-анализа. Это был 45-летний мужчина родом из Северной Африки (что подтверждается как митохондриальным геномом, так и особенностями скелета), однако химический анализ поверхности зубов указывает на то, что он вырос в Лондоне. У него были тёмные волосы и карие глаза, а кости его выдают диабет, вызванный диетой с повышенным содержанием белков – последнее обстоятельство удивило исследователей, так как сейчас диабет обычно встречается у белых людей с Запада.

Третий человек, чью ДНК успели изучить, был, вероятно, гладиатором: на его черепе сохранились следы нескольких серьёзных травм, которые он получил при жизни. Он погиб в возрасте между 36 и 45 годами, его останки обнаружили в яме, где находились черепа ещё 38 других людей – все они умерли насильственной смертью. По материнской линии его родословная восходит к населению Восточной Европы и Ближнего Востока. Предполагаемый гладиатор родился не в Лондоне, но именно здесь встретил свой печальный конец: ему отрубили голову и, скорее всего, выставили её на всеобщее обозрение.

Настоящей же коренной британкой оказалась женщина с шоссе Харпер. Она была кареглазой, с коричневыми волосами, и умерла через несколько лет после основания Лондона. Её похоронили с римской керамикой и предметами. Её британское происхождение стало ясным после химического анализа того, что осталось на поверхности зубов. Это заинтриговало исследователей: получается, что местная жительница вскоре после римского завоевания Британии приняла образ жизни захватчиков. По словам Кэролайн Макдональд (Caroline McDonald), старшего хранителя Музея Лондона, пример женщины с шоссе Харпер свидетельствует об изменчивой самоиндентификации, по крайней мере, некоторых из тогдашних людей, которые стремились приспособиться к новому – римскому – миру вокруг.

В целом же полученные результаты вполне укладываются в контекст предыдущих работ. Полиэтничность не была чем-то особенным для Римской империи. Так, недавние исследования некрополя Остии, главного порта Рима, демонстрируют его мультикультурность: людей хоронили как по обряду кремации (трупосожжения), так и по обряду ингумации (трупоположения). Интересно, что разные обряды встречаются в могилах людей, которые относились к одному и тому же роду. Так что вряд ли стоит удивляться тому, что первые лондонцы происходили кто откуда: кто из Африки, кто из Средиземноморья, кто с материка, кто из самой Британии. Можно сказать, что тогдашний Лондон был в некотором роде похож на нынешний, что делает весьма актуальным изучение жизни и происхождения его древних жителей.

В то же время весь исследовательский проект находится в русле современных научных тенденций. Внимание археологов смещается от обществ и государств в целом к конкретным людям, к их жизни, к их занятиям, к их здоровью и т.д. Только в последние пару лет появилось несколько работ о частной жизни людей в Римской Британии. Так, учёные установили, что горожане в то время жили несколько дольше, чем «селяне». В то же время детская смертность в римских городах была выше, а, кроме того, горожане чаще страдали от разных болезней. Также любопытно отметить, что у людей, живших в Римской Британии, дёсны были здоровее, чем у наших современников, подданных Соединённого Королевства.

В римскую эпоху только у 5% взрослых были заболевания дёсен, а сегодня проблемы с дёснами есть у каждого третьего британца. При этом Римская Британия, конечно, не была золотым веком блестящих улыбок. Так, черепа детей показывают обширные признаки износа зубов. Кроме того, римляне страдали от инфекций, которые были источником многолетних хронических болей; у половины римских британцев был кариес. Но при всём при том среди них было много людей, удивительно здоровых в стоматологическом смысле.

По материалам BBC.

Автор: Егор Антонов

Источник: nkj.ru