Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

МЛАДШИЙ СЫН ЕКАТЕРИНЫ II

Н. БОЛОТИНА, сотрудник Российского государственного архива древних актов.

Многие историки называют российский XVIII век веком женщин. Бесспорно, самая из них яркая и талантливая на троне - Екатерина II, деятельная и энергичная, умная и веселая, загадочная и легко ранимая. Много легенд связано с ее царствованием: фавориты, самозванцы, тайный брак с Потемкиным, вопрос об отце Павла I, "потемкинские деревни" и, наконец, внебрачный сын от Григория Орлова - Алексей Григорьевич Бобринский.

Жизнь незаконных отпрысков коронованных особ всегда вызывала к себе интерес и, как правило, была окутана сенью таинственности и легенд. К счастью, сохранившиеся архивные документы и переписка могут поведать нам о том, как же на самом деле сложилась жизнь Алексея Бобринского, об его отношениях с матерью.

Собственноручным письмом от 2 апреля 1781 года императрица Екатерина II известила молодого Алексея о дате и обстоятельствах его рождения: "Алексей Григорьевич. Известно мне, что мать ваша, быв угнетаема разными неприязными и сильными неприятелями, по тогдашним смутным обстоятельствам, спасая себя и старшего своего сына, принуждена нашлась скрыть ваше рождение, воспоследовавшее 11 числа апреля 1762 г.".

С рождением Алексея связано одно историческое предание. Чтобы обезопасить будущую мать от гнева супруга, Петра III, ее сторонники решили: как только начнутся роды, кто-то из них подожжет свой собственный дом, чтобы отвлечь Петра, очень любившего участвовать в тушении пожаров. Алексей Григорьевич родился за несколько месяцев до дворцового переворота, который возвел Екатерину Алексеевну на российский престол. Основную роль в заговоре сыграла гвардия во главе с братьями Орловыми, один из которых, Григорий Григорьевич, и был отцом Алексея.

В одном из писем к энциклопедисту Ф.-М. Гримму, своему постоянному корреспонденту, императрица дала предельно краткую характеристику родителям Бобринского: "Он происходит от очень странных людей и во многом уродился в них". Родители прилежно занимались воспитанием и образованием сына, который рос в семье гардеробмейстера В. Г. Шкурина. Но Екатерину в неменьшей степени заботили его будущий общественный статус и материальное положение. Среди секретных бумаг из кабинета императрицы сохранились ее собственноручные указы и распоряжения, в которых подробно излагалась система денежного обеспечения малолетнего Алексея. В ту пору, когда он был еще младенцем, при дворе возник так называемый Бестужевский проект, согласно которому императрице предстояло обвенчаться с Орловым, а их сына "привенчать". Особо остро этот проект обсуждался в конце 1762 года, когда цесаревич Павел был тяжело болен и встал вопрос о престолонаследии. В 1765 году Екатерина II предполагала причислить младшего сына к фамилии князей Сицких - наиболее близкому к Романовым роду, угасшему в конце XVII века. Однако в апреле 1774 года за Алексеем была закреплена фамилия Бобринский, производная от названия села Бобрики, купленного для него Екатериной в 1763 году.

Осенью 1774 года А. Г. Бобринский был помещен в Сухопутный (дворянский) корпус в Петербурге. Во время учебы он вел дневник, в котором имеется множество интересных записей о встречах и беседах с Екатериной II, с Г. Г. Орловым, наставником И. И. Бецким и другими придворными. "После обеда я имел счастье видеть государыню и поздравлять ее с Новым годом. Говорили о том о сем...", - записал Алексей в своем дневнике 3 января 1782 года. После окончания корпуса в 1782 году Бобринский и несколько его соучеников были отправлены в путешествие по России и Европе в сопровождении полковника А. М. Бушуева и известного ученого профессора Н. Я. Озерецковского.

Интересные сведения о городах, по которым проезжали путешественники, а главное - о личности Алексея Бобринского содержит переписка Бушуева и Озерецковского с Бецким - она составляет в настоящее время отдельное дело в личном архиве Екатерины II, хранящемся в Российском государственном архиве древних актов. На протяжении всей поездки Бобринский находился под пристальным вниманием встречавшихся с ним людей; его двусмысленное положение было общеизвестно, что, несомненно, накладывало отпечаток на поведение молодого человека. "Вы изволите знать совершенно карактер Алексея Григорьевича: к сожалению, я все то в нем открыл, что только вы мне объявить об нем изволили, - докладывал полковник А. М. Бушуев Бецкому. - Он долго под притворною своею тихистию скрывал тяжелый нрав свой, но по множеству случаев не мог не открыть себя. Нет случая, где бы не оказал он самолюбия неумеренного, нет разговора между сотоварищей своих, где не желал он взять над ними поверхности, и случилося столько раз с оказанием суровости".

Весной 1785 года Бобринский остается жить в Париже, по просьбе Екатерины его опекает Ф.-М. Гримм. В их переписке постоянно обсуждались характер ее сына и его денежные дела. "Этот юноша крайне беспечный, но я не считаю его ни злым, ни бесчестным, он молод и может быть вовлечен в очень дурные общества; он вывел из терпения тех, кто был при нем; словом ему захотелось пожить на своей воле, и ему дали волю", - писала обеспокоенная мать. К сожалению, Бобринский огорчал мать постоянной игрой в карты и долгами, но в своих письмах к Гримму она пыталась оправдать пагубные пристрастия сына, говоря, что он не глуп и не лишен очарования. И тем не менее он так и не сумел или не смог реализовать свои способности. И это было насчастьем не только для Екатерины, но и для самого Бобринского.

В начале 1788 года А. Г. Бобринский получил распоряжение вернуться в Россию и в апреле этого же года поселился в Ревеле, куда приехал и его новый опекун, граф П. В. Завадовский. Только после вступления в брак с баронессой Анной Владимировной Унгерн-Штернберг Алексей смог посетить Петербург, чтобы представить императрице свою жену, а затем снова вернулся в Ревель. При жизни Екатерина так и не решилась официально передать сыну документы на владение имениями: она не была полностью уверена в его способности самостоятельно решать денежные вопросы.

Все изменилось, когда на престол вступил Павел I. Вопреки сложившемуся о нем мнению как о человеке черством и суровом, он проявил по отношению к Алексею Бобринскому благородство и не только выполнил распоряжения матери, но и сразу признал его своим братом. "Я представлялся также императрице, великим князьям Александру, Константину и Николаю... также великим княгиням, их супругам и сестрам, - писал А. Г. Бобринский своей жене из Петербурга. - Я ходил к телу покойной государыни и поцеловал у нея руку... Все глядели на меня такими удивленными глазами, не зная, чему приписать мое появление. За обедом император и императрица несколько раз говорили со мною, и внезапно взоры всех присутствующих устремлялись на меня".

В течение нескольких дней ноября 1796 года Бобринский получил подтверждение на владение обширными земельными угодьями и дом в Петербурге, ранее принадлежавший Г. Г. Орлову, и, наконец, титул графа Российской империи. Переселившись в свои тульские имения, граф Бобринский главным образом занимался сельскохозяйственными опытами, минералогией, астрономией; книги по этим наукам, а также по медицине, алхимии, торговле, географии составляли его библиотеку в Богородицке. Там же, в Богородицке, его застала гроза 1812 года, а в июле 1813 года А. Г. Бобринский закончил свой земной путь.

Существуют многочисленные легенды о внебрачных детях лиц императорской фамилии, где венценосные родители отрекаются от своих детей. Как видим, Екатерина II проявила любовь и мужество и не отказалась от материнства. Тем самым рушится миф о равнодушии императрицы к своим детям.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Исторические миниатюры»