Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ: УРОКИ ДЛЯ РОССИИ

В. Л. Макаров - академик, академик-секретарь Отделения общественных наук РАН, директор Центрального экономико-математического института РАН

Нужно ли говорить, что Россия богата природными ресурсами, запасами полезных ископаемых, - об этом знают все. Но настоящее ее богатство - люди, их ум, знания и опыт. За пределами России давно поняли, в чем поистине неисчерпаемый источник наших богатств. По-прежнему многие молодые ученые стараются уехать на Запад. И причина этому - не всегда деньги. Часто нет нужного оборудования в лабораториях, условий для работы. Как исправить положение? Прежде всего, надо научиться правильно оценивать знания - так, как это делают во всех развитых странах. Валерий Леонидович Макаров - академик, академик-секретарь Отделения общественных наук РАН, директор Центрального экономико-математического института РАН, на общем собрании Академии наук РФ посвятил доклад проблемам экономики знаний. Текст доклада печатается в ближайшем номере "Вестника Российской академии наук", а читателям журнала "Наука и жизнь" мы предлагаем его расширенный реферат.
Тот, кто получает идею от меня,
пользуется ею, не обедняя меня,
подобно тому, как получивший свет
от моей лампы не погружает
меня во тьму.

Томас Джефферсон

Термин "экономика знаний" (или "экономика, базирующаяся на знаниях") ввел в оборот Фриц Махлуп в 1962 году, понимая под ним просто сектор экономики. Сейчас этот термин используется для определения типа экономики, где знания играют решающую роль, а производство знаний становится источником роста.

Сегодня инвестиции в знания растут быстрее, чем вложения в основные фонды. 90% всего количества знаний, которыми располагает человечество, получено за последние 30 лет, так же как 90% общего числа ученых и инженеров, подготовленных за всю историю цивилизации, - наши современники. А это явные признаки перехода от экономики, основанной на использовании природных ресурсов, к экономике знаний.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Некоторые эксперты считают, что экономика знаний - новый этап общественного развития. Так или иначе знания - вещь нешуточная, они переворачивают экономическую картину мира. Вот несколько примеров. Всем известна электронная игра "Тетрис". Ее придумал программист Вычислительного центра академии наук Алексей Пажитнов (и не так уж много времени он на это потратил). Игра принесла ему лично 15 тысяч долларов. Вычислительный центр, продав права на распространение фирме "Nintendo", получил 4 млн долларов, фирма же - от распространения изготовления игры - более 1 млрд долларов. Другой пример - знаменитая фирма "Microsoft". Ее рыночная стоимость оценивается в 350-400 млрд долларов, стоимость по прибыли - 50-70 млрд, а бухгалтерская стоимость - всего 5-10 млрд. (То есть стоимость основных фондов фирмы, включая стоимость "интеллектуального материала", во много раз ниже, чем ее оценивают на рынке.) К сожалению, у большинства российских предприятий отношение не в пользу рыночной стоимости. Но и в России есть примеры высокотехнологичного бизнеса, где доля знаний преобладает. Рыночная стоимость российской фирмы "Paragraph International" составляет 40 млн долларов при бухгалтерской стоимости 1 млн.

ИЗМЕРЕНИЕ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ

Знания - это продукт, с одной стороны, частный, который можно присваивать, а с другой - общественный, принадлежащий всем. Поэтому знания измеряют по затратам на их производство и по рыночной стоимости проданных знаний. Затраты включают расходы на исследования и разработки, на высшее образование, на программное обеспечение. По данному показателю Россия очень существен но отстает от наиболее развитых стран.

Сегодня в качестве интегрального показателя экономического развития чаще всего используется показатель валового внутреннего продукта (ВВП). В его основе - идея о том, что нужный продукт - это тот, который кем-то куплен. Цена, по которой продукт куплен, является истинной оценкой его полезности. Здесь акт купли-продажи принципиален.

Общественные (публичные) блага потребляются бесплатно или по ценам, не соответствующим их реальной ценности для человека. Поэтому производство и потребление общественных благ отражаются в ВВП (и системе национальных счетов) не по акту покупки, а по произведенным затратам, что коренным образом противоречит идее, заложенной в основу измерения результатов экономической деятельности.

Знания, по крайней мере значительная их часть, являются общественным благом, более того, даже не национальным, а международным общественным благом. Измерение их ценности, исходя из затрат, дает искаженную картину: затраты государства на науку отнюдь не есть стоимость произведенных знаний. Значит, нужно научиться измерять спрос на знания.

Для знания как публичного блага акт признания состоит в его использовании в той или иной форме. Степень его использования может быть разной: от обращения к нему до производства нового знания на базе использованного.

Спрос и только спрос определяет, жить или не жить знанию дальше. К великому сожалению, огромное число идей, открытий, изобретений и других произведенных людьми знаний исчезло, по-настоящему не родившись. То же самое можно сказать и о потенциальных гениях человечества.

Эксперименты, проведенные на компьютерной модели, которая имитирует действия участников экономики знаний, показывают, что ее эффективность предполагает соблюдение некоторого оптимального соотношения между всеми категориями действующих лиц. Количество знаний принимается равным числу людей, суммарно потребивших все виды знаний. Иначе говоря, число людей, изучивших теорию относительности Эйнштейна, складывается с числом людей, ознакомившихся с рецептом изготовления торта "Наполеон". Экономика знаний дает тем больший объем продукции, чем, с одной стороны, больше знаний создано и, с другой стороны, чем больше людей потребили эти знания. То есть важна и работа ученых, и работа людей, которые доводят знания до конечного потребителя. Каково оптимальное соотношение между ними, может быть установлено экспериментально.

Для эффективного использования накопленных опыта и знаний в производстве и потреблении, а также для исследования новых процессов и явлений необходима система индикаторов, отражающих уровень развития сектора повышенного спроса на знания и в целом экономики, основанной на знаниях. В качестве положительного примера можно привести предложенную Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЕСD) систему индикаторов, в составе которой можно выделить определенные группы показателей .

Экономику, основанную на знаниях, можно охарактеризовать двумя путями. Во-первых, со стороны входа, то есть на основе оценки общего объема затрат (суммарных инвестиций) на развитие ее базового сектора, в котором вырабатываются и распространяются новые знания (образование и НИОКР - научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы); во-вторых, со стороны выхода, то есть оценивая вклад по валовой добавленной стоимости отраслей, которые в основном и потребляют новые знания: от так называемых высокотехнологичных отраслей высшего уровня или ведущих высоких технологий, включающих также отрасли оборонной промышленности, до высоких технологий среднего уровня и сферы высокотехнологичных услуг. При расширенной трактовке сектора повышенного спроса на новые знания и технологии дополнительно учитываются также образование и здравоохранение, а иногда культура и управление.

По оценкам соответствующих показателей можно рассчитать уровни поддержки сектора знаний и его использования в экономике России, определяемые относительно мирового уровня или уровня передовых стран. Соотнеся затраты на входе, то есть на научные исследования и образование, и получаемый эффект на выходе, то есть вклад потребителей знаний - отраслей повышенного спроса на знания в ВВП, можно оценить сбалансированность развития экономики знании. Этот показатель не должен быть чрезмерно низким (в этом случае затраты на производство и распространение знаний неэффективны) или слишком высоким (последнее свидетельствует о том, что в стране либо не развита сфера НИОКР и образования, либо не выделяются ресурсы на их развитие, а эксплуатируется накопленный ранее научный потенциал, что сейчас наблюдается в России). Кроме того, соотношение между показателями различного уровня на выходе позволяет оценить внутреннюю сбалансированность сектора отраслей повышенного спроса на знания.

Сопоставление данных о затратах на входе сектора знаний в странах OECD и России для двух вариантов выбора отраслей (либо высшее образование, либо все уровни образования) показывает, что у нас относительно ВВП выделяется в первом случае в 3 раза, а во втором - в 2,1 раза меньше ресурсов, чем в среднем в странах ОЕСD. В сравнении с США, со Швецией, с Южной Кореей Россия проигрывает еще больше.

Соотношение между показателями на входе и выходе подтверждает, что в настоящее время в нашей стране недооценен труд занятых в науке и образовании, финансирование этих отраслей приближается к уровню стран с невысоким научно-техническим и образовательным потенциалом.

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ

Экономика знаний имеет три принципиальные особенности. Первая - дискретность знания как продукта. Конкретное знание либо создано, либо нет. Не может быть знания наполовину или на одну треть. Вторая особенность состоит в том, что знания, подобно другим общественным (публичным) благам, будучи созданными, доступны всем без исключения. И, наконец, третья особенность знания: по своей природе это информационный продукт, а информация после того, как ее потребили, не исчезает, как обычный материальный продукт.

Были сомнения, что в применении к знанию (как дискретному продукту) рыночный механизм может быть столь же эффективным, как в случае с традиционными продуктами. Недавние исследования показывают, что основные результаты, полученные для делимых продуктов, при достаточно общих и реалистичных условиях оказываются верными также и для дискретных продуктов.

Как следствие второй и третьей особенностей в рыночной экономике распространители знаний оказываются в своеобразном, в некотором смысле монопольном, положении. Какую бы цену они ни назначили на свой продукт, невозможно продать максимальное количество "копий знания". Стремление же продать побольше вполне естественно, тем более что копия практически ничего не стоит - затраты на копирование чрезвычайно малы. Если назначить высокую цену, покупателей будет мало. При низкой цене покупателей будет много, но выручка может оказаться меньше, чем при высокой цене. В экономике знаний неэффективен традиционный рыночный механизм. Эффективность достигается тогда, когда используются так называемые дискриминационные цены, то есть цены, рассчитанные на конкретного потребителя.

Особенно распространены дискриминационные цены на рынке статистической информации и программного обеспечения. Как следует из истории, в традиционной экономике дискриминационные цены осуждались (Дж. Робинсон) и даже законодательно запрещались ("Акт Шермана" в США), поскольку они являются способом получения сверхприбылей монополиями.

На стандартном совершенном рынке конкуренция приводит к снижению цен до предельных издержек. На рынке же знаний цены выше предельных издержек. Продавец программ, стараясь получить максимальную прибыль, вынужден обеспечивать своей продукцией максимальное число пользователей. Система дискриминации по времени покупки, по юридическому статусу покупателя (коммерческая фирма, правительственная структура, университет), усложнение самого продукта (версии программы, подписка, пакетное обслуживание) в конечном счете приводят к максимальному удовлетворению потребностей в знаниях и информации. При этом еще и решается проблема качественного предоставления товара, то есть экономическим методом искореняется распространение пиратских копий. Впрочем, вопрос о пиратских копиях остается спорным. Некоторые потребители предпочитают менее качественные, но дешевые копии. Что интересно, существование нелегального бизнеса по продаже пиратских копий приводит к более широкому распространению знаний и информации, тем самым к лучшему удовлетворению потребительского спроса. Это объясняется несовершенством данного рынка, в перспективе нелегальный сектор будет сокращаться и сойдет на нет из-за своей неэффективности.

Для регулирования отношений собственности в сфере так называемых неосязаемых благ, к которым относятся знания, существует авторское право. Наряду с регулируемым законодательно действует и так называемое неформальное авторское право. Мировое научное сообщество пристально следит за тем, чтобы оно не нарушалось. Воровство научных результатов строго осуждается, в какой бы завуалированной форме оно ни проявлялось. Авторское право тесно связано с понятием репутации, которая в научной сфере в чем-то сродни производственной мощности предприятия. Репутация получает рыночную оценку, в частности, в форме уровня заработной платы ученого, а также спроса на его труд.

Перечисленные особенности экономики знаний говорят о ее существенных отличиях от стандартной рыночной экономики по действующим закономерностям и механизмам. И это затрудняет построение теории.

Экономика знаний - неразделимая триада рынков: рынка знаний, рынка услуг и рынка труда. Их нельзя рассматривать изолированно, настолько тесно они друг с другом взаимодействуют. Отсюда вытекает много следствий, и это должны осознать люди, которые принимают решения в данной области.

Нельзя не упомянуть о так называемом неотделимом, или неявном, знании. Речь идет о том знании, которое невозможно отделить от его носителя: индивида или научного, конструкторского и производственного коллектива. Есть мнение, что доля накопленного неотделимого знания у россиян выше, чем в других странах, что может стать нашим конкурентным преимуществом. Но коллективы легко уничтожить. И сейчас мы являемся свидетелями того, как разрушаются выдающиеся коллективы, которые создавали, например, крупные системы вооружений. Тем самым разрушается неотделимое знание, которое потенциально стоит миллиарды долларов.

УПРАВЛЕНИЕ ЗНАНИЯМИ

В современном обществе нужно достигнуть понимания того, что сектор знаний - машина по решению проблем. Поток проблем разнообразен и интенсивен, поэтому организация сектора знаний должна быть гибкой, динамичной - именно экономикой. Но для этого нужен особый тип специалиста, так называемый инновационный менеджер. Он должен нутром чувствовать прорывное направление. Уже есть люди, которые становятся миллионерами, даже миллиардерами, работая в данной области, но пока не у нас. У нас эта профессия только зарождается.

В качестве примера прорывного направления можно привести фуллерены (см. "Наука и жизнь" № 7, 1992 г.; № 11, 1993 г. - Прим. ред.). Хотя Нобелевская премия присуждена не нам, но 7% мирового потока публикаций в этой области - российские, причем основной вклад вносит Российская академия наук. Это направление сулит очень много. Но нужны инновационные менеджеры, которые знают, как превращать фундаментальное знание в деньги.

Мы привыкли к разделению труда между производителями и потребителями знания при участии посредника. Сейчас возникает новая система, в которой потребитель знания участвует в его создании. Рынок продуктов (знаний) заменяется рынком услуг. А это предполагает создание вокруг крупных компаний многочисленных мелких инновационных фирм, которые получают заказы от "материнской" компании. Так действует большинство американских гигантов, например компания "Дженерал моторс", вкладывающая десятки миллиардов долларов в исследования и разработки.

В России, к сожалению, этого пока нет. Крупнейшие российские компании должны быть игроками в экономике знаний, создавая связь производства и потребления знаний. Тем самым будет обеспечиваться спрос на знания. И здесь принципиальна роль государства. Без участия государства спрос на знания организовать не удастся.

Нашу Академию наук можно рассматривать как своего рода крупную компанию. Ее тоже следует окружить мелкими инновационными фирмами, которые создадут спрос, разные гибкие формы. Необходимо разделить функции директора на функции научного руководителя и исполнительного директора, как это принято во многих западных странах, а также организовать отделы, которые занимались бы зарабатыванием денег.

И, наконец, репутация, будь то "научное учреждение", фирма или журнал. Репутация Академии наук является гигантским рыночным ресурсом. Представители власти, которые ее финансируют, должны это понимать. В экономике знаний оплата репутации - уже аксиома.

*

В заключение несколько слов о главных уроках становления экономики, базирующейся на знаниях, для России. Прежде всего это необходимость изменения массового сознания. Нужно убеждать людей, что богатство в мозгах, а не в недрах. Хотя в нашем народе очень сильна уверенность в том, что мы - богатая страна, потому что у нас полно нефти, газа, пресной воды, наконец. Надо разъяснять, что мы не будем жить достойно, пока не научимся ценить и продавать знания.

Это очень важно - убедить руководителей всех уровней: сектор знаний - решатель проблем за деньги.

Наши крупные компании должны стать игроками в экономике знаний, научиться создавать вокруг себя и патронировать малый инновационный бизнес. А обязанность государства - создать благоприятную правовую, налоговую и организационно-экономическую среду для развития экономики знаний.


ПОДРОБНОСТИ ДЛЯ ЛЮБОЗНАТЕЛЬНЫХ Страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD):

Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Корея, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Португалия, Словакия, США, Турция, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Япония.

ПЯТНАДЦАТЬ ИЗ НИХ ВХОДЯТ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ:

Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Трибуна ученого»