Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Перемена рода

Юрий Фролов

Года два назад большой скандал в прессе вызвало появление нового словаря русского языка, составители которого посчитали нормальным употреблять слово «кофе» не только в мужском, но и в среднем роде. Возмущавшиеся не знали, что средний род этого слова вполне допустим. Кофе среднего рода встречается, например, у Лескова и Чернышевского, причём не в речи каких-то не очень культурных персонажей, а в авторском тексте. А в старом словаре речевых ошибок (В. Толмачёв. Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи, 1909 г.) прямо сказано, что употребление слова «кофе» в мужском роде («выпить горячий кофе») — ошибка, это слово относится к среднему роду. И в большинстве словарей, вышедших в ХХ веке, средний род допускался, хотя рекомендовался мужской.

Со временем слова могут менять свой род.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Лебедь — он мужского рода, не так ли? Но у Пушкина в «Сказке о царе Салтане» «Лебедь белая плывёт». А в словаре Даля указано: «Лебедь м., иногда, особ. в песне, ж.»

Кстати, о Пушкине. В 1814 году он пишет в «Воспоминаниях в Царском Селе»:

Здесь, вижу, с тополом
сплелась младая ива…

Но через 13 лет, в стихотворении «Сто лет минуло, как тевтон…» у него же:

…Лишь хмель
литовских берегов,
Немецкой тополью
пленённый…

У того же Даля к слову «тополь» указано: м. и ж. Кстати, у украинцев, болгар и поляков это слово относится к женскому роду.

Русские слова, оканчивающиеся на -ль, чаще всё же принадлежат к женскому роду. И если заимствуется иностранное слово мужского рода с таким окончанием, ему нелегко бывает сохранить свою мужественность. Вот у Герцена: «Правитель канцелярии с портфелью ждёт у дверей кабинета; исправник бросает тоскливые взоры на эту портфель».

Тютчев, стихотворение «Итальянская весна»:

И вот миндаль
мгновенно зацвела,
И белизна всю зелень
облила.

Из Высочайшего повеления «О правилах производства и продажи зажигательных спичек», 1848 год (вертикаль власти: продажу спичек регламентировал сам император!):

«Отпускаемые из фабрик спички должны быть заделываемы в жестяные коробки с приклеенными к сим последним бандеролями, со взысканием за всякий бандероль по рублю серебром в пользу городских доходов».

Портфель, миндаль, а также рояль всё же как-то укрепились в мужском роде, а бандероль — в женском.

А слово «хвоя»? У Чехова в рассказе «Дом с мезонином» читаем: «Сильно, до духоты пахло хвоем». В словаре Даля на первом месте стоит «хвой» и как вариант указана «хвоя».

В воспоминаниях известного актёра и драматурга П. А. Каратыгина (1805—1879) рассказывается о случае, когда некую нервную даму, для того чтобы прекратить начавшуюся у неё истерику, решили обдать холодной водой: «…проведя рукав пожарной кишки в её окно, хотели облить её внезапной душью». Словарь Даля приводит два варианта: д?ша и душ. И поясняет: холодные обливания, обдача струёй воды. Во французском языке, откуда в русский язык пришло это слово, душ женского рода.

В начале прошлого века лечебно-восстановительное учреждение называлось санатория (по аналогии с консерваторией, лабораторией, акваторией), а не санаторий.

Процессы «перемены пола» обычно идут стихийно. Известен, кажется, только один случай, когда род слова был изменён по инициативе конкретного человека.

Лет сто назад говорили и писали не фильм, а фильма. Но в 1924 году актёр, режиссёр и кинокритик К. М. Миклашевский опубликовал в журнале «Кинонеделя» заметку «Фильма или фильм?»: «По-русски почему-то вошло в обиход говорить “фильма”. Но на всех иностранных языках “фильм” есть имя существительное мужского рода. В русской обиходной речи вообще любят переделывать иностранные слова на женский лад. Иногда приходится слышать даже “рельса”, “бинокля” и т. д. Не избег этой участи и фильм.

Не сделать ли попытку вернуть фильму незаслуженно утраченную им мужественность?»

Журнал «Кинонеделя» развил инициативу, и в результате «фильм» прочно приобрёл мужской род.

И в заключение напомним, что кроме всем известных мужского, женского и среднего рода существительных в нашем языке есть ещё общий род, к которому относятся слова типа сластёна, лакомка, заика, коллега, зануда, убийца, попрошайка, недотёпа, судья и другие, одинаково применимые и к мужчинам и к женщинам. К этому списку некоторые норовят добавить и слово «звезда». Во всяком случае, в глянцевых журналах уже можно встретить фразы типа «Звезда отказался принять участие в перформансе».

Некоторые филологи выделяют ещё и «парный» род, к нему относятся такие слова, как ворота, ножницы, брюки, часы (у часов ведь обычно две стрелки).


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Лингвистические неожиданности»