Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Стриженый? Бритый...

Кандидат физико-математических наук Василий Птушенко. Фото автора.

Для каждого сезона характерны свои «стихийные бедствия». В том числе — и антропогенные. Если весной это поджоги травы (см. «Наука и жизнь» № 5, 2013 г.), то летом настоящей бедой для городской природы становятся жестокие (под корень) покосы газонов. Городские службы, обладающие огромными ресурсами в реализации программы «уход за газонами», практически не оставляют шансов природе на выживание. Вооружённой до зубов армии косильщиков (а по осени — сборщиков листьев) не могут противостоять ни жители, ни специалисты- экологи. Посмотрим, какие собственно биологические последствия влечёт за собой непрерывное массовое кошение ещё не оказавшейся под асфальтом городской травы.

Сначала несколько слов о том, как устроен зелёный мир, который в официальных документах называется «газоном», а в действительности является миниатюрной экосистемой, остатками лугов или подлесков в подмявшем их под себя большом городе.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Зелёная травка на газоне — это лишь малая часть сложной системы, которая позволяет этому газону существовать. Трава растёт на почвенном слое. В почве, где расположены подземные части растений, живут бактерии, грибы, беспозвоночные животные. Все они вовлечены в целый цикл биологических и химических процессов в почве и, в конечном итоге, поддерживают её существование и обеспечивают возможность роста растений на этом клочке земли. В почве находится банк семян, позволяющих со временем восстановиться нарушенному (выеденному, выкошенному, выжженному) растительному сообществу.

На поверхности почвы в любой живой экосистеме лежит «почвенная подстилка» — слой отмерших побегов травянистых растений, опавших листьев и веток деревьев, кусочков коры и отцветших соцветий. Эта подстилка для растительного сообщества по важности — как кожа для человека: из неё формируется (возобновляется) почвенный слой; она прикрывает существующую почву вместе с живущими в ней организмами и растущими корнями растений от пересыхания летом и от промерзания зимой; она является местом жизни (как летом, так и во время зимовки) для многих живых организмов.

Побеги дают кров и пищу разным насекомым, причём каждое растение — какой-то своей группе, и потому далеко не все травы взаимозаменяемы. Например, ни шмели, ни бабочки не смогут выжить, если растительность представлена одними лишь злаками — им необходимы цветки, дающие нектар. Причём не одно какое-то растение, а разные, цветущие последовательно, одно за другим, ведь питаться насекомым нужно весь сезон, с весны до осени. Шмели и бабочки — заметные для нас насекомые, но не только их жизнь зависит от того, что растёт у нас под окнами. С подстилкой и с зелёными частями растений связана жизнь муравьёв и многих-многих других насекомых.

В свою очередь, муравьи участвуют в формировании почвы. И не только в химическом отношении, перерабатывая растительные и животные остатки, но и механически, рыхля и перекапывая почвенный слой. В частности, они закапывают внутрь пыль, оседающую на поверхности почвы.

Насекомые служат пищей для разных пернатых. Среди них есть практически всеядные (например, вороны), но есть и птицы с очень узким рационом. Исчезновение из энтомофауны города тех или иных видов (или даже просто снижение их численности) может привести к исчезновению связанных с ними видов птиц.

Следом за жителями собственно разнотравья наступает очередь обитателей подстилки. Дворники тщательнейшим образом выскребают всю подстилку: осенью собирая и вывозя опавшую листву, летом — скошенную траву. При этом в почву не попадают зольные (минеральные) и органические материалы, необходимые для её возобновления, происходит постепенное обеднение выкашиваемого «наголо» участка земли. Кроме того, вслед за исчезновением растительных остатков с поверхности земли постепенно исчезают все почвенные организмы, питавшиеся этими остатками и превращавшие их в новый почвенный слой.

Ещё один удар по почве и её обитателям наносится из-за иссушения земли. Почва, лишённая растительности, сильнее прогревается на летнем солнце и гораздо быстрее теряет влагу. В последние жаркие годы все выкошенные участки земли превращались в серую пустыню. Росткам даже самых выносливых растений подняться было чрезвычайно трудно. Как и в случае с обеднением почвы, здесь возникает положительная обратная связь: чем больше нарушение в растительном покрове, тем труднее оно восстанавливается.

Посмотрим, какой урон наносят растениям непрерывные покосы. Многие травы способны давать отаву — побеги, выросшие тем же летом на месте скошенных или съеденных при выпасе скота. Этот факт лежит в основе уверенности, что трава всё равно отрастёт заново и покос ей — только на пользу! Да, отрастёт, если покос производится один-два раза в год, но не 10—15! Сейчас покосы в городе не прекращаются практически ни на один день: скошен один участок — переходят к следующему. Каждый участок проходят косилками в среднем раз в 10 дней. Начинают косить уже в середине мая и косят «до упора», до конца сентября. О какой способности восстанавливаться, отрастать здесь может идти речь! При такой частоте покосов достичь цветения, а тем более созревания семян растения, как правило, не успевают. Истощаются не только «жизненные силы» уже растущих многолетников, но и банк семян в почве, который позволил бы им восстановиться в будущем.

Примечательно, что недопустимость частого кошения известна не только экологам, но и городским властям. В утверждённых в 2007 году «Правилах создания, содержания и охраны зелёных насаждений города Москвы» сказано (п. 4.2.13): «Луговые высокотравные газоны, созданные на базе естественной травянистой растительности, следует выкашивать не чаще 1 раза в год и не более 30—50% их поверхности».

Иногда, правда, от властей приходится слышать, что то, что растёт вдоль городских дорог, — это никакое не луговое разнотравье, луговое разнотравье — только в лесопарках. Однако посмотрим в «Правила…» (п. 3.8.27.): «На открытых территориях природного комплекса города, в плотных группах и массивах парков, скверов, дворовых территорий, вдоль МКАД, железных дорог, наземных линий метро, канала им. Москвы, нарушенных землях и пустырях рекомендуется создавать, где к этому нет противопоказаний, многовидовые разнотравные газоны из местных растений. Это позволит снизить затраты на их содержание и будет способствовать сохранению среды обитания животного и растительного мира, занесённых в Красную книгу».

Так, значит, разнотравные газоны предусмотрены законодательством и во дворах, и около метро, а не только в лесопарках? А вот как те же «Правила...» предписывают с ними обращаться (Приложение 16): «…Для разнотравных газонов — имеется многовидовое 2—3-ярусное разнотравье … травостой неоднороден по высоте, видовому составу и плотности, высота травостоя — естественная для произрастания растений, но не более 60—80 см на поворотах и перекрестках дорог».

Любопытно, кстати, заметить, что применяемая на практике методика ухода за газонами в точности совпадает с рекомендациями по борьбе с наиболее опасными и живучими растениями, например с печально известным борщевиком Сосновского. Это огромное и ядовитое (за счёт содержащегося в его соке фотосенсибилизатора) растение, завезённое некогда в среднюю полосу как высокоурожайное кормовое, «убежало» из-под контроля и чрезвычайно распространилось. Один из методов борьбы с ним — регулярное скашивание по несколько раз в год. Даже борщевик, обладающий мощной подземной частью и дающий десятки тысяч семян с одного растения (сохраняющих всхожесть в течение не одного года), может быть за несколько сезонов сведён с «обслуживаемой» территории. Иногда, глядя на армию косильщиков в городе, с грустью думаешь, как хорошо было бы направить их усилия «в мирное русло».

Кроме недопустимо высокой частоты покоса, тяжело сказывается на состоянии растений и почвы его качество: высота покоса, которая даже по не слишком экологичным нормам Госстроя РФ не должна быть меньше 3—5 см, а по «Правилам создания, содержания и охраны зелёных насаждений города Москвы» — не менее 5—8 см, в реальности составляет 1—3 см. Растения скашивают практически под корень. Часто приходится слышать от представителей коммунальных служб, что соблюсти достаточную высоту покоса практически невозможно. Этот аргумент — чистое лукавство. Инструмент, который широко используют сейчас для покоса, — это так называемые триммеры, аппараты, срезающие траву с помощью крутящейся лески. Иначе, чем под корень, триммером ничего и не скосишь. Но использование триммеров запрещено теми же «Правилами...». Более того, городские руководители регулярно сообщают, что за работу с применением триммеров организации ЖКХ штрафуют. Допустимыми являются лишь колёсные газонокосилки, которые позволяют выдерживать заданную высоту скашивания.

К каким последствиям приводит эта практика непрерывных покосов триммерами, с удалением скошенной травы и выскребанием подстилки, в городе в последние годы?

Многие городские «ухоженные» территории, ещё несколько лет назад представлявшие собой разнотравные луговины, превратились практически в пустыни: появились большие незадернованные участки земли, сохранившиеся растения — редкие, чахлые, о видовом разнообразии и говорить не приходится. Ещё совсем недавно буквально около каждой автобусной остановки в изобилии росла звездчатка с нежно-белыми цветками; даже вдоль дорог рос жёлтый цветочный ковёр лютиков и лапчатки; встречались ажурные манжетки и пестрели зонтики сельдерейных. Сегодня всё это и представить себе трудно: если поверхность земли хотя бы прикрыта редкими чахлыми «пеньками» выкорчеванных триммерами злаков, то это уже воспринимается как подарок.

Сокращаются популяции муравьёв, шмелей, бабочек, жуков. Под ударом оказалась любимая детьми божья коровка. Осенью и зимой этих насекомых оставляют без крова (сгребая листовой опад, в котором насекомые зимуют), а летом — без еды (вырезая траву, на листьях которой они кормятся).

Может быть, кому-то кажется: какое дело нам до шмелей и муравьёв! Взаимосвязь элементов экологической системы в художественной форме ярко и при этом весьма точно показана в известной сказке В. В. Бианки «Сова». Стоило Сове перестать ловить мышей, как сразу рассыпалась вся отлаженная и уравновешенная цепочка природных взаимоотношений. Нарушение одного элемента в системе экологических отношений привело не только к сугубо «природной» экологической катастрофе, но и к крушению хозяйства и падению того, что уж безусловно ценится в современном практичном мире — благосостояния. Приведём только один очевидный пример. Мы уже говорили про сухую пылящую землю. Но пыльность земли существенно зависит от муравьёв. Там, где они исчезают, над почвой, лишённой подстилки, пыль буквально висит в воздухе, а она, так же как дым и смог, весьма опасна для здоровья и нередко становится причиной тяжёлых недугов.

Скашивание и вывоз травы городские власти, как правило, аргументируют соблюдением противопожарной безопасности и защиты жителей от токсичных компонентов автомобильных выхлопов, оседающих на листьях растений. Мы опустим здесь обсуждение как экологической обоснованности этих аргументов, так и законности их применения в большинстве случаев; этому посвящены многие публикации экспертов, экологов и юристов. Попробуем — в предположении, что данная мера неизбежна, — понять, что можно было бы сделать, чтобы, по крайней мере, смягчить разрушительные последствия этих «мер». Последствия удаления подстилки можно исправить, хотя бы отчасти, регулярным внесением удобрений или мульчи (древесных опилок, соломы). Вполне возможно, что на каких-то «VIP-газонах» эти процедуры проводят, но только не в обычных городских дворах. Из-за иссушения почвы регулярно косимые территории требуют и регулярного полива. Однако кошение производится, а полив — крайне редко. Или вообще никогда.

Заметим, что всё это — и подкормка удобрениями, и мульчирование, и полив — не только необходимо с точки зрения здравого смысла, но и законодательно предусмотрено («Правила создания, охраны и содержания зелёных насаждений в городах Российской Федерации», а также «Правила создания, содержания и охраны зелёных насаждений города Москвы»). Чтобы стал очевиден ра-зительный контраст между требованиями утверждённых «Правил...» и реальным содержанием зелёных насаждений ответственными за это государственными организациями, процитируем здесь несколько отрывков из вышеназванных московских «Правил...» (общероссийские «Правила...» содержат аналогичные требования):

«4.2.5. Подкормка газона осуществляется внесением удобрений равномерным разбрасыванием по поверхности без нарушения травостоя...» При уходе за газонами подкормки минеральными удобрениями проводят три раза: сразу после таяния снега в количестве 30% общегодовой нормы, после первого скашивания — 25% и во время интенсивного побегообразования — 45%...

4.2.8. Для нормального роста и развития газонов необходимо поддерживать почву под ними во влажном состоянии (влажность около 75% полной влагоёмкости)... На лёгких песчаных почвах в засушливый период достаточно проводить поливы через каждые три дня с нормой 20—30 л/м2, на глинистых 1 раз в 7—10 дней с нормой 35—40 л/м2. На загазованных и запылённых улицах, бульварах и набережных с интенсивным движением транспорта и пешеходов для полива необходимо применять дождевальные насадки с мелким распылом, которые позволяют очистить и увлажнить воздух и сократить расход воды».

«Навязчивый уход» за природой — это наше «достижение» последних лет. Здесь мы не анализируем финансово-политические причины этих новшеств. Поскольку многие из новшеств (в том числе и в экологической сфере) преподносятся как «прогрессивные изменения», соответствующие нормам наиболее развитых стран, то возникает вопрос: а как в действительности обстоит дело с этими проблемами в других странах? В самом ли деле непрерывный покос необходим для обеспечения пожарной безопасности, а гладковыбритость газонов является показателем аккуратности содержания городских зелёных насаждений? В странах Европы используется режим ухода за газонами, при котором обеспечивается свободный рост трав, сохраняются листовой опад и старая подстилка, выкашивание за редким исключением применяется лишь однократное, частичное и мозаичное (то есть на каждом выделе непременно остаются нескошенные участки). Такой подход к содержанию городских газонов принят и в Бельгии, и в Голландии, и в Великобритании, на которую у нас чаще всего любят указывать как на образец постоянной стрижки газонов. Печальным укором для нас выглядит пример Израиля, который закупает не только растения и почвы, но и почвенных беспозвоночных для создания собственных плодородных почв, превращая природную пустыню в зелёный оазис, в то время как мы зачем-то пытаемся превратить собственные природные оазисы в пустыню.

Подведём итог. Что ещё возможно сделать для сохранения городской природы, которая поддерживается не только благодаря городским ООПТ (особо охраняемым природным территориям), но и за счёт этих маленьких, но многочисленных островков природной среды, лукаво называемых «газонами»? Во-первых, прекратить разрушение подстилки (в частности, сбор опада осенью и удаление скошенной травы летом). Во-вторых, прекратить постоянные покосы, ограничив максимум двукратным кошением — в июле и августе, причём ежегодно сохранять нескошенными до 30% площади каждого выдела, меняя нескашиваемый участок от года к году. В-третьих, прекратить использование для покоса триммеров и поддерживать высоту растений не менее 8 см. В-четвёртых, на наиболее пострадавших от «ухода» за последние годы участках провести восстановление почвенного покрова и утерянного растительного разнообразия. Отметим, что практически всё это и так уже определено законом. Остаётся его только выполнять.

Пока ещё не поздно.

Дополнительно по теме:

Волкова Л. Б., Соболев Н. А. Зачем нам в России «английский» газон? //Лесной бюллетень. Т. 30. Вып. 4. С. 37—40.

Газоноцид по-московски. Как ухаживать за газонами, чтобы город не был пыльным? Сетевое издание «Москва, Экология». 04 июня 2013 г. http://yopolis.ru/cityboom/occasion/10171

Голубкина Н. Безграмотность или экологическое безумие? // Наука и жизнь, 2009, № 12.

Путятина Т. Непростая жизнь московского муравья. //Наука и жизнь, 2010 , № 7.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Проблемы экологии»