Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Странности картин

Наталья Карпушина.

Порой мы видим на картинах то, чего не может быть в действительности, каким бы правдоподобным ни казалось изображение. Это происходит, когда художники допускают ошибки, связанные с нарушением законов геометрии. В одних случаях несоответствия бросаются в глаза, в других вовсе незаметны, но вызывают у нас ощущение чего-то необычного и даже странного. Подобные неточности бывают как случайными, так и допущенными намеренно — с целью привлечь внимание или поразить воображение зрителя.

Загадка Леонардо

Перед вами эскиз картины «Покло-нение волхвов» Леонардо да Винчи (1452—1519). Как признают специалисты в области живописи, знаменитый итальянский художник эпохи Возрождения превосходно владел приёмами построения линейной перспективы. В самом деле, набросок заднего плана выверен с математической точностью — взгляд скользит по прямым линиям, устремляющимся к центральной точке схода*, и фиксируется на ней. Но приглядитесь к колоннам у левого края рисунка. Ничего странного не замечаете? Колонны изображены с нарушением той самой перспективы, которая так восхищает в рисунке Леонардо. Колонна, что опирается на ступеньку, изображена сразу на двух планах: переднем (у основания) и зад-нем (на уровне капители). Да и вторая колонна стоит явно не на месте.

Истинная причина «ошибки», допущенной художником, так и останется для нас загадкой. В то время уже сложившийся мастер, Леонардо вряд ли допустил просчёт по неведению, тем более что налицо «отвлекающий манёвр» — взгляд зрителя волей-неволей сосредотачивается в центре картины.

Другое дело — работа начинающего художника, вчерашнего ученика. Взгляните на «Благовещение», самую раннюю из известных картин Леонардо да Винчи. На ней допущено несколько ошибок. Наиболее явная — рука Девы Марии не может достать книгу, лежащую на аналое: он стоит ближе к зрителю, чем к самой Деве. Как следствие — её правая рука длиннее левой, пропорции фигуры нарушены.

Нереальные объекты

Невозможную фигуру, или геометрически противоречивое изображение, подобное колоннам на эскизе Леонардо, представляет собой конструкция на знаменитой литографии «Бельведер» голландского художника-графика Маурица Эшера (1898—1972). По этой картине, написанной почти через 500 лет после «Поклонения волхвов», можно судить о направлении имп-арт (от английского impossible — невозможный и art — искусство) в так называемом оптическом искусстве — оп-арте, которое представляет её автор. Вариации на эту же тему встречаются в работах и других современных художников, создающих парадоксальные объекты, которые кажутся реальными, однако не могут существовать в действительности. Изображая различные предметы, авторы намеренно нарушают законы геометрии и добиваются тем самым неожиданных визуальных эффектов — создают поразительные оптические иллюзии. Вот лишь один пример — «Натюрморт в окне» бельгийского художника и дизайнера Жоса де Мэя (1928—2007). На картине верхняя и нижняя половины «оконной рамы», если рассматривать их по отдельности, выглядят как нормальные, но соединённые вместе образуют невозможный объект. Дело в том, что они показаны с различных точек, в разной перспективе, и это приводит к неверному расположению одной части относительно другой.

Нарушая соразмерность

А вот «Портрет знатной генуэзской дамы и её сына» кисти знаменитого фламандского портретиста Антониса ван Дейка (1599—1641). Герои картины производят совершенно разное впечатление. Из-за сильной диспропорции женщина выглядит нереально. У неё огромный для человека рост, несоразмерно маленькая голова и, судя по положению рук и ног, проблемы с телосложением. Кажется, что портрет дамы собран по частям, и они плохо подогнаны одна к другой. В фигуре мальчика ничего подобного не наблюдается, она воспринимается совершенно естественно.

Стоит или падает?

Наиболее частые ошибки в произведениях живописи — нарушение перспективы и пропорций. Но глаз замечает и другие неточности. Например, на картине «Ужин в Эммаусе», написанной предположительно итальянцем Джованни Беллини (около 1430—1516), сцена трапезы выглядит очень реалистично. Тщательно прорисованы позы, лица и одеяния людей, детали интерьера, еда и посуда. А вот ножки стола явно не на месте. Через их концы, как верхние — со стороны столешницы, так и нижние — упирающиеся в пол, можно мысленно провести прямые линии, которые окажутся параллельны одна другой. Это значит, что все ножки расположены в одной плоскости. Такой стол крайне неустойчив, он упадёт при первой же попытке поставить его на пол. Следовало бы развернуть пары ножек (достаточно одну, а лучше сразу обе — из соображений симметрии конструкции) в пространстве, скажем на 90о, чтобы они располагались в параллельных плоскостях.

Любопытно, что эта ошибка встречается и на полотнах других живописцев, например в картине «Пророк» Джорджо де Кирико (1888—1978), одного из предшественников сюрреалистов. Хотя тут всё зависит от нашей договорённости. Если сочтём, что мольберт падает, то художник не ошибся, а если решим, что мольберт твёрдо стоит на полу, то это такой же вымысел автора, как и всё изображение.

Запрещённое изображение

Пример «ошибки» иного рода, свидетельствующий об оригинальном авторском замысле, — знаменитая картина-загадка «Портрет Эдварда Джеймса» бельгийского художника-сюрреалиста Рене Магритта (1898—1967). У полотна есть и другое название — «Воспроизведение запрещено». Герой картины — известный в своё время английский коллекционер и меценат, друг и покровитель Магритта — смотрит на себя в зеркало, но, вопреки закону отражения (симметрии относительно плоскости), вместо лица видит свой затылок. С точки зрения геометрии это невозможно, значит, такое «воспроизведение» действительно запрещено. Правда, это касается только героя портрета: и каминная полка, и лежащая на ней книга отражаются в зеркале правильно. Ошибка допущена Магриттом, конечно, намеренно. Это в его стиле — сочетать в своих работах вещи, в реальности не сочетаемые, изображать персонажей со спины, закрывать или заменять их лица различными предметами.

Два в одном

Интересна для изучения и картина-перевёртыш Сальвадора Дали (1904—1989) «Лебеди, отражённые в слонах», в которой мы также сталкиваемся с нарушениями законов симметрии. С одной стороны, лебеди на воде — самостоятельная часть картины, а с другой — они словно срослись с деревьями. Самое удивительное, что их отражение в воде — это не лебеди, а фигуры слонов, стоящих на земле. Перевернём картину «вверх ногами» и увидим лебедей, которые, отразившись «в обратную сторону», вновь превращаются в слонов. С точки зрения геометрии такое взаимно обратное превращение объектов объясняется проявлением закона зеркальной симметрии. Но присмотритесь к группе лебедей. Три птицы отражаются в воде правильно, а четвёртая, будто завалившаяся набок, нет. Не потому ли, что по замыслу автора этот лебедь отражается в другой зеркальной плоскости и она расположена под углом к первой? В реальности такое, конечно, было бы невозможно, а в воображении художника-сюрреалиста вполне.

Напоследок ещё одна картина-загадка. Перед вами полотно «Христос в доме Симона» нидерландского живописца Дирка Баутса (около 1410—1475). Она написана на библейский сюжет — помазание Христа женщиной при посещении им дома Симона**. На полотне есть несколько заметных глазу ошибок и несоответствий. Попробуйте отыскать нарушения в изображении фигур и предметов, делающие картину больше похожей на коллаж. На ней также есть деталь, лишняя с точки зрения геометрии. Какая именно?

(Ответ в следующем номере.)

Комментарии к статье

* Центральная (главная) точка схода — точка на горизонте, расположенная прямо против глаз наблюдателя, в которой сходятся все прямые линии, перпендикулярные плоскости изображения.

** В Евангелии от Луки Симон — фарисей («отлучённый» член иудейской секты), в дом которого был приглашён на трапезу Иисус Христос во время его странствий по Галилее.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Беседы об искусстве»