Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Детёныш мамонта с Ямала

Кандидат биологических наук Евгений Мащенко, Палеонтологический институт РАН.

В начале марта 2010 года в Чикагском музее естественной истории (Chicago Field Museum, США) открылась выставка «Мамонты и мастодонты — титаны ледниковой эпохи». Сенсацией экспозиции стал детёныш мамонта с полуострова Ямал, сохранившийся в вечной мерзлоте. Посетителям выставки очень повезло — ведь это первое представление ямальского мамонтёнка для широкой публики. Чем же так интересны детёныши мамонтов?

Как и любой другой вид млекопитающих, мамонты были тонко интегрированы в условия окружающей среды, того мира, в котором они жили. Сейчас невозможно полностью его описать, однако некоторые его особенности можно восстановить или реконструировать, используя знания об общих законах природы и о том, как живые организмы этого мира могли взаимодействовать с ним. По останкам взрослых мамонтов можно узнать много нового об этом вымершем виде, но детёныши открывают то, что никогда не принесёт изучение взрослых животных.

Детёныш мамонта с полуострова Ямал найден 14 мая 2007 года на берегу реки Юрибей, в её верхнем течении. Нашёл его оленевод Юрий Худи, стойбище которого находилось в этом районе (см. «Наука и жизнь» № 6, 2008 г.). Чтобы сообщить о своей находке, Юрий Худи проехал на мотонартах более 145 км. Директор салехардского Музейно-выставочного комплекса им. И. С. Шимановского срочно организовал экспедицию, и уже 22 мая «мамонтёнок» был доставлен в Салехард. По традиции детёнышам мамонта дают имена, которые чаще всего выбирает их открыватель. Предварительное изучение ямальской находки специалистами Салехардского музея и Зоологического института РАН (Санкт-Петербург) показало, что это самка. Юрий Худи назвал ямальского детёныша мамонта Любой — в честь своей жены. Возраст находки оценивается от 37 до 41 тысячи лет.

Хроника находок

Почти все находки замороженных туш детёнышей мамонта происходят из Якутии, с полуострова Ямал — на Россию приходится шесть из семи таких находок. Кроме того, в Брянской области (в районе Севска) были найдены скелеты семьи мамонтов, включая пять детёнышей — от новорождённого до 4—5-летнего. Единственные останки молодого мамонта, найденные не в России, обнаружены на Аляске (в районе Фербенкса) — это кусок шкуры с головы и сохранившиеся часть хобота и передняя нога. Аляскинский мамонт получил имя Эффи (хранится в американском Музее естественной истории, Нью-Йорк).

Первый детёныш мамонта «мамонтёнок Дима», попавший в руки учёных, был обнаружен в вечной мерзлоте на колымском золотоносном прииске (река Киргилях, бассейн реки Колымы) 23 июня 1977 года и теперь хранится в Зоологическом музее РАН (Санкт-Петербург). Пролежал киргиляхский детёныш в вечной мерзлоте около 40 тыс. лет, а погиб в возрасте приблизительно шести—восьми месяцев. Исследование этой находки опиралось преимущественно на визуальные и метрические методы изучения. Тем не менее его изучение стало основой для последующего развития нового направления исследований биологии мамонтов.

Детёныш мамонта с реки Юрибейтияха (приток реки Юрибей, полуостров Ямал), он же «мамонтёнок Маша», найден 12 сентября 1988 года в 20 км от впадения реки в Обскую губу. Поскольку этот детёныш долго оставался в размороженном состоянии на берегу реки в ямальской тундре, он оказался сильно повреждённым. Его шкура, мышцы и внутренние органы были мумифицированы. Практически не сохранились ни шерсть, ни кожа на большей части головы и нижней челюсти. Хобот не сохранился совсем.

Мылахчинский детёныш, или «мамонтёнок Гоша», с реки Индигирки (окрестности посёлка Белая Гора, урочище Мылахчин, Якутия) найден в 1990 году на правом берегу реки в основании 35-метровой террасы, состоящей из древних мёрзлых пород. Тушка детёныша, видимо, была раздавлена и разорвана ледяными клиньями, поэтому плохо сохранилась. От него остались сильно повреждённая голова с кусками кожи, передняя нога и небольшое количество костей скелета.

Фрагмент туши с прииска Ольчан, Оймяконский улус (Якутия) — Оймяконский детёныш, или «мамонтёнок Саша», — найден 27 сентября 2004 года при расчистке золотоносной породы. У этой находки сохранилась лишь передняя часть сильно повреждённого туловища без передних ног.

Ямальский «мамонтёнок Люба» — пятая находка замороженной туши детёныша мамонта. Принципиальная её ценность и важность становятся понятны, если вспомнить, что предыдущие сохранились гораздо хуже и были сделаны достаточно давно, когда не существовало таких методов исследования, как компьютерная томография, точный изотопный анализ и исследование ДНК. Быстрая транспортировка ямальской находки в Салехард и постоянное хранение в замороженном состоянии до момента её консервации (в сентябре 2009 года) позволили провести микробиологическое изучение тканей и многие другие исследования, которые не удавалось сделать раньше. Например, впервые была получена не загрязнённая современными микроорганизмами древняя микрофлора (её предварительное исследование показало, что она не сильно отличается от современной).

О чём рассказал мамонтёнок

Индивидуальный возраст ямальского детёныша около шести—восьми месяцев. До того как была проведена консервация, на ногах и животе сохранялось несколько прядей шерсти рыжеватого цвета длиной 6—10 см. Поверхность подошв передних и задних стоп у него ровная, с относительно тонкой кожей. Это свидетельствует о том, что он совсем не долго ходил за своей матерью и подошвы ног ещё не успели огрубеть и покрыться трещинами, как у взрослых мамонтов. Хорошо сохранились веки глаз, уши и хобот. Уши относительно небольшие и закруглённые. На обращённой к шее поверхности ушей — короткая шерсть. Небольшие уши — характерная черта мамонтов, которая возникла в результате приспособления к жизни в холодном климате. Даже у взрослых особей высота уха редко больше 35 см, а у детёныша с Ямала она чуть больше 12 см. Хвост, к сожалению, у находки отсутствует, но, как и у взрослых мамонтов, он был, видимо, относительно коротким по сравнению с хвостом современного слона.

В целом хобот ямальского детёныша похож на хобот современных слонов с той разницей, что у него на конце хобота два хватательных выроста разной формы: наружный —длинный и пальцеобразный, а внутренний — короткий и широкий. У взрослых мамонтов конец хобота — похожего строения, но нижний вырост становится с возрастом ещё шире.

Детёныш мамонта имеет относительно крупную (детскую) голову и относительно ровный контур тела от холки до крестца. По мере роста отношение размера головы к размеру тела уменьшается и высота в холке становится заметно больше, чем высота в области крестца.

Рождались детёныши мамонта всегда весной, потому что выжить новорождённые в суровые зимние морозы не смогли бы. Это ограничение не удалось преодолеть ни одному виду крупных наземных млекопитающих, живущих на севере, за исключением белых медведей, рождающих детёнышей в берлогах.

При рождении детёныши мамонта были 65—75 см высотой и весили не более 60—65 кг.
Они очень быстро росли, и к концу седьмого-восьмого месяца жизни их рост превышал 1 м, а вес, скорее всего, был больше 100 кг. Такой быстрый рост оказывался совершенно необходимым для выживания зимой. Первая зима в жизни «мамонтят» — очень суровое испытание. Пищи становилось мало, поскольку прекращался рост зелёных растений. Температура воздуха часто опускалась ниже —40оС, что требовало увеличения расхода энергии у животных. Поэтому пережить такие трудные времена могли только достаточно окрепшие и крупные особи.

Детёныш рождался уже покрытым достаточно длинной (6—7 см) и густой шерстью. Она состояла из прядей очень тонких и мягких волос. «Детская» шерсть покрывала детёнышей мамонта до полугода, после чего начинала формироваться «взрослая» шерсть. Она состояла из волос двух видов: подшёрстка (длиной до 4 см) и остевых волос, длина которых превышала 10 см (у ямальского детёныша уже были остевые волосы, сменявшие «детскую» шерсть).

Ещё одно удивительное приспособление мамонтов к условиям жизни — накопление запаса жира для зимовки. Жир для животных, обитающих в условиях холодного климата, — это и запас питательных веществ, и теплоизолирующий слой, защищающий от холода. Детёныш с Ямала был очень упитан: на боках и животе толщина жира достигала 2—2,5 см. Большой запас жира на зиму мог быть накоплен только при очень хорошем, калорийном питании. Молоко самок мамонта, судя по всему, было очень жирным — 8—10%.

Своеобразным запасом на зиму для молодых мамонтов был жировой горб на спине от шеи до холки. Он хорошо виден у ямальского детёныша и есть у оймяконского, который немного старше, чем ямальский. Формирование похожих жировых отложений у двух детёнышей, живших в очень удалённых одна от другой популяциях, чётко показывает, как мамонты приспособились к суровым условиям эпохи последнего оледенения плейстоценового периода.

В противоположность детёнышам с Ямала и Оймякона у детёныша мамонта с реки Киргилях («мамонтёнка Димы») не только не было жирового горба на спине, но вообще отсутствовал жир. Истощение, скорее всего, и было причиной его смерти в начале осени. На время его гибели дополнительно (помимо индивидуального возраста, установленного по смене зубов и степени сформированности костей) указывают найденные вместе с ним семена растений, созревающих осенью.

И всё же, несмотря на тёплую шубу и солидные зимние запасы жира, пережить первый сезон детёнышам мамонта было нелегко. Об этом красноречиво говорит тот факт, что с шести-семи месяцев зубы первых двух смен (у мамонтов и слонов зубы прорезаются не сразу, а один за другим) быстро стирались. То есть детёныши уже с этого возраста начинали есть пищу взрослых мамонтов. Причина, видимо, в том, что с осени количество пищи заметно уменьшалось (а главное, значительно ухудшалось её качество), и самка мамонта не могла давать то же количество молока, что и летом. По-видимому, к концу зимы материнское молоко составляло уже малую часть рациона детёныша.

Много сил детёнышам мамонта приходилось тратить на то, чтобы поспевать за своей матерью во время перемещений животных. Невозможно точно сказать, какой путь ежедневно проходили они. Вряд ли детёныши в возрасте до шести-семи месяцев преодолевали за сутки расстояние больше 6—10 км. Но мамонты в зимнее время не могли слишком долго оставаться на одном месте — они должны были перемещаться в поисках еды. Скорее всего, за шесть—восемь зимних месяцев эти гиганты преодолевали расстояние в 500—700 км.

***

Буквально несколько месяцев назад из якутского Музея мамонта поступило сообщение о находке ещё одного детёныша мамонта в хромской тундре (Аллаихский улус, около 200 км к западу от посёлка Чекурдах), названного в честь его открывателя (Игорь Слепцов) Игорем. Этот детёныш старше всех ранее найденных. Он уже отправлен для исследований во Францию и будет экспонироваться там на выставке до ноября 2010 года. С его исследованиями учёные связывают новые надежды.

Автор выражает особую признательность заместителю директора Зоологического института РАН (Санкт-Петербург) по научной работе А. Н. Тихонову за информацию о детёныше мамонта с Ямала и благодарит Ф. К. Шидловского (Музей ледникового периода, Москва) за возможность исследовать копию ямальского детёныша в Музее ледникового периода (Москва, ВВЦ), а также учёного секретаря Зоологического музея МГУ Н. Н. Спасскую за консультации по биологии якутской лошади и репродуктивной стратегии млекопитающих Арктики.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Биология»

Детальное описание иллюстрации

Живой детёныш мамонта шести—восьми месяцев выглядел приблизительно так, как он изображён на рисунке внизу, немного подросший — полуторагодовалый — представлен на рисунке вверху. Таким мог быть «мамонтёнок Игорь» из хромской тундры. Рисунки голландского художника Рейна Пуртвлиета (Rien Poortvliet).
Детёныш мамонта с Ямала («мамонтёнок Люба») очень хорошо сохранился. У него всего несколько повреждений кожи, однако нет большей части хвоста. Уникальная находка будет постоянно храниться в Музейно-выставочном комплексе им. И. С. Шимановского (г. Салехард, Ямало-Ненецкий автономный округ). Фото Евгения Мащенко.
«Мамонтёнок Маша». Возраст — один-два месяца. Высота в холке — около 69 см, длина—1 м 25 см. На задней поверхности правой задней стопы видны повреждения, которые, видимо, и вызвали его гибель. Хранится в Зоологическом музее РАН. Фото Евгения Мащенко.
Длина тела ямальского детёныша — 94 см, высота (в средней части спины) — 97 см. Хобот находки немного деформирован (вдавлен в области соединения со лбом). Эта деформация возникла при сжатии тела детёныша вмещающими промёрзшими породами льда. Кроме того, всё его тело сильно сдавлено с боков так, что по левой поверхности туловища между передними и задними ногами под кожей проступают рёбра. Конечно, живой ямальский детёныш был «толще».
На передней поверхности передних стоп «мамонтёнка Любы» сохранились углубления от ногтевых (копытных) фаланг — по три на каждой ноге. Копытные фаланги состоят из того же вещества, что и ногти человека, — белка кератина и, видимо, отделились от кожи до того, как детёныша нашли в ямальской тундре. Фото Евгения Мащенко.