Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Элемент не найден!



Вопросы и ответы:


Вопрос:

valar швырёв
Борис Натанович,а как Вы относитесь к Н.Перумову? Читали Вы его?

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
- Читал что-то. Но я не люблю фэнтези. Увы! И Перумов – «не мой автор». При всем моем к нему уважении.



Вопрос:

Гузель Аркавий
Борис Натанович, здравствуйте!
А у Вас есть "список обязательной для прочтения литературы", т.е. список книг, которые, по Вашему мнению, должен прочитать каждый уважающий себя человек? Если есть, то можете Вы назвать эти книги?
Заранее благодарю.

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
- Списка такого у меня нет, да и быть не может, пожалуй. Чтение – это одно из сильнейших наслаждений, которое дарует нам жизнь, и я совершенно не могу себе представить, что это такое - «наслаждение, которое обязательно надо испытать». Нет таких книг, которые «обязательно должны быть прочитаны». Точнее, они есть, конечно, но для каждого читателя – свои, и читать их надо не потому, что вы обязаны это делать, а просто потому, что обидно было бы прожить жизнь и так и не узнать, какую радость вы упустили. Я не могу представить себе свою жизнь без Толстого, без Булгакова, без Ивлина Во, без Салтыкова-Щедрина, без Тынянова, без Пушкина, без Гумилева, без Гоголя, без Уэллса, без Воннегута, без Бабеля, без Дюма, без Солженицына, без Голсуорси, без Гашека, без Фазиля Искандера, без Василя Быкова, без Хемингуэя… Этот список не бесконечен, разумеется, но приходится остановиться, хотя я уверен, что еще имен тридцать, как минимум, я не назвал. А хотел бы назвать! Должен ли прочесть все это «каждый уважающий себя человек»? Не знаю. Но настоятельно советую попробовать.


Вопрос:

AGS\
Борис Натанович, здравствуйте!
Вопрос, который меня интересовал, Вам уже задали, поэтому просто скажу как читатель. Я педагог и, читая любую литературу, стараюсь оценивать её с воспитательных позиций. Мне нравится читать и рекомендовать Ваши (АБС) книги. Огромное спасибо Вам за Ваше творчество.


Вопрос:

Константин Герасимов
Борис Натанович! Признаться, из современной фантастики практически ничего не читаю, что-то не хочется. "Космическую оперу" не люблю ( "бластеры, шмастеры"). Но и "социальная фантастика" - не выход. При всем уважении к Вашему с Вашим братом творчеству, к творчеству Рея Бредбери, Станислова Лема, душе хочется чего-то далекого, неивестного, чистого и пронзительного.
"Все главное остается на земле" - не слишком ли мы быстро отказались от Космоса?
С уважением.


Вопрос:

Ефимов Александр
Уважаемый Борис Натанович, как приятно побеседовать с человеком из параллельного нам Мира Полудня, который вероятно отслоился от нашего мира лет 15 - 20 назад и движется в будущее уже своим путём, но его сияющая громада, бросающая слепящие сполохи в наш Мир Сумрака, ещё совсем рядом и кажется, протяни руку, шагни и ты ещё успеешь туда попасть, как на отплывающий корабль. Но Вы также и из моей юности, тогда Мир Полудня царствовал в головах молодых людей безраздельно, это было как идеология в хорошем смысле этого слова. И молодёжь верила в будущее и только в песне пелось детскими звонкими голосами – Далёкое, далёко не будь ко мне жестоко…… Спасибо Вам за интересный разговор. С уважением Александр Ефимов


Вопрос:

Фисенко Юрий
Уважаемый Борис Натанович, 1. Откуда взялся эпиграф "Но какое святотатство допустил патер грубый..." и что такое "Таусфес-Йонтеф"?
2. Песня "И года за намы як мосты, по яким нам бильше нэ ступаты" действительно (я думаю) существует в реальности?
3. Жаль, что вы ни словом не обмолвились о судьбе Рады в "Жук в муравейнике" или "Волны гасят ветер".
4. Мне кажется что существует небольшая нестыковка в "Поиске предназначения", где сначала говорится, что "Счастливый мальчик" вроде бы научился произвольно применять свой дар убивать, но потом, в конце, ясно, что он (дар) действует все же непроизвольно.
5. Жаль, что вы так закончили роман, убив героя, но конечно понятна хотя бы та нить, что честных политиков не существует.

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
1. - Это – из стихотворения Генриха Гейне «Диспут». «Таусфес-Ионтеф» , видимо, какая-то религиозная иудейская книга. Я нигде и никогда более не встречал упоминания о ней и ничего ней не знаю. 2. - Да, это реально существующая песня. Ее принес нам один из приятелей Аркадия Натановича.
3. - И ничего о судьбе Зефа. И о судьбе Фанка. И о судьбе ротмистра Чачу… Невозможно отслеживать судьбы второстепенных героев романа. Да и необходимости в этом нет.
4. НИГДЕ не сказано, что герой научился «произвольно применять свой дар».
Подразумевается, что он лишь научился создавать условия, когда этот «дар» поражает противника, - если противник действительно опасен и если угроза жизни серьезна. В конце концов, герой уверился, что жизнь его (и благополучие) охраняется Роком, - совершенно независимо от его, героя, специальных усилий.
5. Герой умер просто потому, что стал не нужен и – более того - вознамерился выступить против «объекта своего предназначения». Впрочем, Вы правы: честных политиков не существует (как не существует хирургов, боящихся вида крови).


Вопрос:

А. Воробьев
Борис Натанович! Большинство писателей–фантастов описывает встречу землян с инопланетным разумом, исходя из предположения о том, что такая встреча состоится в отдаленном будущем, когда наука достигнет таких результатов, что люди смогут полететь к звездам. Имеются, конечно, варианты такой встречи и в наши дни, но вроде бы ни один из таких вариантов ничем хорошим не заканчивается, потому что инопланетный разум оказывается, как минимум, опасен для людей, а, как максимум, враждебен. Но если проанализировать кое-какие общеизвестные факты, то сценарий такой встречи скорей всего будет другим – сверхцивилизация будет терпеливо ждать, когда человечество захочет вступить с нею в контакт. Вопрос: надо или не надо человечеству проявлять инициативу в этом направлении, а если надо, то до какого момента надо тянуть резину? И что будет с фантастикой, если такой контакт произойдет? Кораблекрушение?

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
Надо ясно представлять себе два обстоятельства. Первое: разумная жизнь во Вселенной – большая редкость. Второе: разница в возрасте у разных цивилизаций огромна (по человеческим меркам) – исчисляется сотнями тысяч лет. Отсюда вывод: встреча с иным Разумом чрезвычайно маловероятна, а если она все-таки состоится, это будет встреча со Сверхцивилизацией, для которой земное человечество представляет не больший интерес, чем для нас племя аборигенов Амазонки (а может быть, даже – колония термитов посреди африканской саванны). Лично я ничего хорошего от такого контакта не жду и являюсь яростным противником каких-либо инициатив типа посылки сигналов в Космос: «Ау! Мы здесь!» Я уверен, что последствия контакта были бы настолько сокрушительны (и унизительны для нас), что судьба фантастики на этом фоне не заинтересовала бы абсолютно никого – в том числе и самих фантастов.


Вопрос:

Сергей Селиванов
Здравствуйте, уважаемый Борис Натанович!
Недавно перечитал Ваше с Аркадием Натановичем собрание сочинений (Сталкеровское) и впервые заметил (читаю Ваши вещи лет, наверное, 25), что в течение всего творческого пути менялся не только стиль, слог, интонации, акценты, но и мировосприятие авторов. Правильно ли я понял:
1. Вы не верите больше в "любовь", "верность", "личное мужество" (все в жизни временное явление, как и сама жизнь).
2. Вы разочаровались в людях, как биологическом виде.
3. Вы стали гораздо терпимее относиться к "серому" человеку, не имеющему выдающихся качеств характера.
4. Спрашиваю потому, что воспитан-то я был на Ваших вещах, возраст приближается к зрелому, что дальше - новые открытия или разочарования и равнодушие?
5. Последний вопрос - как Вы относитесь к Роджеру Желязны?
С огромным уважением, Сергей Селиванов.

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
1.«Жизнь дает человеку три радости: дружбу, любовь и работу». Мы написали это 48 лет назад. Сегодня готов под этим подписаться.
2. Наоборот! За последние сто тысяч лет человечество доказало, что оно представляет собою вид стабильный, мощный, многообещающий. И впереди у нас добрые еще сто тысяч лет.
3. Пожалуй. Это приходит с годами – терпимость. Чем ты старше, тем большую скидку ты делаешь на свойства и качества окружающих. Не знаю, хорошо это или плохо, но это – так.
4. Уверяю Вас: и то, другое, и третье. Тут уж – как повезет.
5. Никак не отношусь. Пытался читать – не пошло. «Не мой» писатель.


Вопрос:

Никита Добрынин
Уважаемый, Борис Натанович! Хочу спросить, как вы относитесь к крионике? Научна ли она, и шанс ли это?

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
- Не уверен, что правильно Вас понял. Это – о замораживании людей на много лет вперед? Я слишком мало знаю об этом. Но впечатление такое, что тут мы еще в самом начале пути.


Вопрос:

Атаманов Александр
Здравствуйте, господин Стругацкий!
1.Возможно ли оставить человека в любой фантастике человеком, когда фантазия рождает троллей, дроидов, жуков-переростков и ещё невесть кого более живучего?
2.Фантастика буксует только от нежелания творцов творить или же тупик даже для неостановимой творческой энергии возник закономерно?
3.Фантасты проживают тысячи жизней в своих героях, но возможно ли хотя бы одной такой жизнью изменить мир?

Ответ:

Борис Натанович Стругацкий
1. - Надо «оставить». Иначе литературы не получится, а получится – чтиво. Ведь «литература» - это когда о людях. Толкин, между прочим, тоже писал о людях (а не об эльфах, как может показаться), поэтому его книги – литература.
2. Я не считаю, что фантастика «буксует». Ежегодно выходит два десятка хороших книг, - какая же это «пробуксовка»? И никакого тупика нет. Просто не надо читать все подряд, будьте разборчивей.
3. Мир меняет «равнодействующая миллионов воль». Никакая ОДНА жизнь ничего существенного изменить не может.





Перейти к обсуждению на форуме >>