Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: Пред. 1 ... 144 145 146 147 148 ... 209 След.
RSS
Вопросы физикам
Это какой-то культ или что? духовные скрепы, сакральный херсонес?
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
Цитата
M.Reynolds пишет:
Может быть даже не то что физика, может даже больше математика нужна.
Мне нужно научиться мыслить.
Не получится.
Цитата
M.Reynolds пишет
Это какой-то культ или что? духовные скрепы, сакральный херсонес?.
Это дар от Бога или от Природы, он либо есть либо нет.

Цитата
В старших классах школы Риман прилежно штудировал Библию, но мыслями неизменно возвращался к математике; он даже пытался математически доказать правильность Книги Бытия. Он учился так быстро, что превосходил познаниями своих наставников, обнаруживших, что угнаться за этим подопечным невозможно. В конце концов директор школы, чтобы хоть чем-то занять юношу, дал ему увесистый фолиант. Это была книга Адриена Мари Лежандра «Опыт теории чисел», внушительный 859-страничный шедевр, на тот момент — наиболее полный из всех существующих в мире трактат, посвященный такому непростому предмету, как теория чисел. Риман проглотил его за шесть дней.
На вопрос директора «Ну как, много уже прочел?», юный Риман ответил: «Это поистине удивительная книга. Я одолел ее всю». Директор счел эти слова бравадой и спустя несколько месяцев задал хвастливому юнцу несколько сложных вопросов по книге, на которые Риман ответил блестяще[10].

Цитата
100 лет математики, открытые заново
Рамануджан родился в 1887 г. в Эроде, Индия, близ Мадраса. Его семья принадлежала к высшей индуистской касте браминов, однако обеднела и жила на скудные заработки отца Рамануджана, служившего клерком в конторе торговца платьем.
К тому времени, как Рамануджану исполнилось 10 лет, стало ясно, что он отличается от других детей. Как и Риман до него, он прославился в округе удивительными математическими способностями. Еще ребенком он сам вывел тождество Эйлера между тригонометрическими и экспоненциальными функциями.
В жизни каждого молодого ученого есть поворотный момент — некое событие, определяющее дальнейший ход его жизни. Для Эйнштейна таким событием стало озарение при виде стрелки компаса. Для Римана — чтение книги Лежандра по теории чисел. А для Рамануджана такой момент наступил, когда он наткнулся на ничем не примечательный и забытый труд математика Джорджа Карра. Он был единственным для Рамануджана источником сведений о западной математике того времени, что и сделало книгу знаменитой. По словам его сестры, «именно эта книга пробудила в нем дар. Он поставил перед собой задачу доказать формулы, приведенные в ней. Поскольку он не мог обратиться к другим книгам, каждое решение представляло собой исследование, в котором он заходил так далеко, как считал нужным… Рамануджан часто повторял, что богиня Намаккал вдохновляет его формулами во сне»
лестящие способности помогли Рамануджану получить стипендию для обучения в старших классах школы. Но школьная рутина наскучила ему, вдобавок он был настолько поглощен формулами, которые постоянно роились у него в голове, что перейти в выпускной класс не смог и лишился стипендии. В досаде Рамануджан сбежал из дома. В конце концов он вернулся, но заболел и вновь провалился на экзаменах.
Друзья помогли Рамануджану устроиться мелким служащим в мадрасский порт. Эта неквалифицированная работа, за которую платили всего 20 фунтов стерлингов в год, освободила Рамануджана (как Эйнштейна — работа в швейцарском патентном бюро) и дала ему возможность посвятить свободное время своим увлечениям. Результаты сновидений Рамануджан отправил трем известным британским математикам, надеясь установить контакты и с другими специалистами в этой области. Двое математиков, получив письмо от никому не известного индийского клерка, не имеющего официального образования, просто выбросили его. Третьим был талантливый математик из Кембриджа Годфри Харди. Благодаря своему положению Харди привык к странным письмам от незнакомцев и не ждал от очередного послания ничего хорошего. На сплошь исписанных листах он заметил немало уже известных математических теорем. Решив, что к нему обратился явный плагиатор, Харди не стал читать дальше. Но что-то не давало ему покоя. Какая-то мысль точила Харди, не позволяя забыть о странном письме.
И вот 16 января 1913 г. Харди и его коллега Джон Литтлвуд завели за ужином разговор о письме незнакомца и решили еще раз взглянуть на него. Оно начиналось незатейливо: «Покорнейше прошу позволения представиться: клерк бухгалтерии мадрасского порта с жалованьем всего 20 фунтов в год». Однако письмо от неимущего клерка из Мадраса содержало теоремы, совершенно не известные западным математикам. Всего в нем обнаружилось 120 теорем. Харди был ошеломлен. Он вспоминал, что доказательство некоторых из них «совершенно уничтожило» его, и писал: «Я никогда не видел ничего подобного. С первого взгляда становилось ясно, что такие записи Мог сделать только математик высочайшего класса».
Литтлвуд и Харди пришли к одному и тому же поразительному выводу: перед ними явно работа гения, в одиночку проделавшего столетний путь европейских математиков. «Перед ним стояла почти невыполнимая задача: бедный индус, располагающий только своим умом, в одиночку противостоял совокупной мудрости Европы», — вспоминал Харди.
Харди выписал Рамануджана в Англию и с огромным трудом в 1914 г. добился для него разрешения на длительное пребывание в Кембридже. Впервые в жизни Рамануджан мог регулярно общаться с коллегами, сообществом европейских математиков. Эти перемены сопровождались бурной деятельностью — тремя короткими, но насыщенными годами сотрудничества с Харди в кембриджском Тринити-колледже.
Харди пытался оценить математические навыки, которыми обладал Рамануджан. Способности Давида Гильберта, признанного во всем мире одним из величайших математиков XIX в., Харди оценивал на 80 баллов, а способности Рамануджана — на 100 баллов. (Харди считал собственные способности не превышающими 25 баллов.)
К сожалению, ни Харди, ни Рамануджана не интересовали психологические аспекты или процесс мышления, в ходе которого Рамануджан открыл невероятное множество теорем, особенно когда их поток регулярно, с огромной частотой выплескивался из «сновидений». Харди признавался: «Казалось нелепым донимать его расспросами о том, как он вывел ту или иную известную теорему, когда он почти ежедневно показывал мне с полдесятка новых».
У Харди сохранились яркие воспоминания об этом периоде:
Помню, однажды я приехал проведать его, когда он заболел и лечился в Патни. Я приехал на такси с номером 1729, число показалось мне ничем не примечательным, и я выразил надежду, что это не дурной знак. «Нет, — ответил Рамануджан, — номер очень интересный: это наименьшее число, которое можно представить в виде суммы двух кубов двумя разными способами».
(Иными словами, как сумму 1x1x1 и 12x12x12, а также сумму 9x9x9 и 10x10x10.) Рамануджан экспромтом выдавал сложные арифметические теоремы, для доказательства которых потребовался бы современный компьютер.
Всегда слабый здоровьем, Рамануджан не мог придерживаться привычной ему строгой вегетарианской диеты в истерзанной войной Англии и был вынужден постоянно лечиться в санаториях. После трехлетнего сотрудничества с Харди он заболел в очередной раз и уже не оправился. Во время Первой мировой войны пассажирские перевозки между Индией и Англией прекратились. Лишь в 1919 г. Рамануджан наконец сумел вернуться на родину, где через год скончался.
Изменено: Olginoz - 21.12.2014 13:30:35
А вот странно, вы так рассказываете, цитируете вернее, дело в том, что вам просто известно, что-то. Вам это известно просто потому, что в вашем учебнике по математике упоминались эти индусы, и всё.
Я больше вас знаю про индийскую математику, поверьте. Более того - я знаю эту культуру.
Понимаете - для вас математика - это правда, а для меня - математика лишь часть человеческой культуры.
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
Я про математику знаю больше, чем вы. Но я не знаю математику, это печально.
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
Цитата
Olginoz пишет:
Цитата
M.Reynolds пишет:
Может быть даже не то что физика, может даже больше математика нужна.
Мне нужно научиться мыслить.
Не получится.
Почему?
Просто мы понимаем разное под тем, что хочу я.
Вот математиком у меня не получиться стать, вы правы.
Но, все же я буду читать то, что пишут математики. Так или иначе. Я может быть просто увеличиваю свою грамотность. Математически я не смогу мыслить, согласен. Но некоторые вещи, которые я раньше не понимал, я стану понимать. Просто даже если я не стану математиком или физиком, это очевидно, но это вовсе не значит, что мне не может нравиться математика и физика.
Понимаете, может быть я и не стану играть на рояле, и музыкант из меня не получится, но вы же понимаете, что музыка нравится и не только музыкантам? вы понимаете этот момент?
Цитата
Olginoz пишет:
Это дар от Бога или от Природы, он либо есть либо нет.
Согласен. Не претендую на обладание таким даром.
Я вообще бездарь, если честно.
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
Вот скажите, вы разве думаете, что сидящие в зале, в опере - различают ноты?
А они обязаны?
Вовсе нет.
Но они могут кричать - браво! вы ходите в театр? я регулярно там бываю))
можно сказать - завсегдатай))
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
театр наш, правда сливается в какое-то дерьмо, но это же совсем другой вопрос.
Мы вообще о театре должны говорить в этом случае.
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
И вот очень хорошее сравнение науки можно привести прям с нашим театром. Такая же комедия.
И вот вспомните этих глашатаев советской науки - они пишут направо и налево прям по всему форуму.
Вот вы не такая.
Для вас есть просто наука - а для них есть советская наука. Улавливаете разницу?
Они не улавливают.
Более того - вопрос только в том, когда они физически умрут и покинут эту грешную Землю. По другому это не лечится.
Я уже не дождусь, вероятно))
Но представьте - когда они просто умрут, а это рано или поздно случится - останутся математики, а советских математиков уже не будет. Представляете какое счастье наступит?
Изменено: M.Reynolds - 21.12.2014 15:18:29
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
Умрут советские историки, советские юристы.
Ведь они умрут когда-то?
бронтозавры же вымерли в конце концов
Просвещение внедрять с умеренностью, по возможности избегая кровопролития.
М.Е.С.Щ.
И я тоже скоро вымру.  Простите, я болею, жуткая мигрень,  мне трудно собраться с мыслями и отвечать.

Цитата
M.Reynolds пишет:
Я больше вас знаю про индийскую математику, поверьте. Более того - я знаю эту культуру.
Верю.

Цитата
M.Reynolds пишет:
Но, все же я буду читать то, что пишут математики. Так или иначе.
Не получится. Выучить язык математики не сложно, сложно понимать написанное. Уметь выводить формулы между строк. Когда разберетесь, станете математиком. )))
Но потеряете в культуре.
Человеческий мозг ограничен, у него как у компьютера, столько-то памяти и такое-то быстродействие. Замете мозг чем-то одним, на другое ресурсов не останется. Переусердствуете, будете забывать даже бытовые предметы.

Цитата
M.Reynolds пишет:
Для вас есть просто наука - а для них есть советская наука.
Для меня просто наука. Политика к науке отношения не имеет.

Цитата
M.Reynolds пишет:
А вот странно, вы так рассказываете, цитируете вернее, дело в том, что вам просто известно, что-то. Вам это известно просто потому, что в вашем учебнике по математике упоминались эти индусы, и всё.
.
Я цитирую из Вашей ссылки.
Цитата
И еще новая книга Мичио Каку "Гиперпространство. Научная одиссея через параллельные миры, дыры во времени и десятое измерение".
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4831298
Хорошая книга  :)
Страницы: Пред. 1 ... 144 145 146 147 148 ... 209 След.
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Вопросы физикам