Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 9 След.
RSS
Фантастика наукообразия., "Н и Ж" № 9 2013г.
«Размышления» и «наука фантастических открытий».
Как и в предыдущем опусе «Не порежьтесь бритвой Оккамы», где поведано о причинах научно – технических революций,  г - н  П. Амнуэль вновь,  «размышляя за книжной полкой»,  протаскивает сомнительную  «мысль» о существовании некой «науки фантастических открытий», «работники» которой «напридумывали столько объяснений природных и соц. явлений», что пора бы «реальной науке ответить, верны ли они» (здесь предлагается некое подражание «мозговому штурму»: мы – фантасты, тут понаобъясняли всякого, а вы – учёные, разбирайтесь, что здесь верное, очевидно полагая, что им это вполне по силам). Что же эта за «фантастическая наука», которая не в состоянии сама объяснить свои собственные измышления?  Интересно, что предмет её изучения и  методы, которые она применяет, автор «размышлений» загадочно выводит в одной единственной фразе:  «Автор НФ, пытающийся объяснить в нашей реальности нечто (которое надо ещё найти), чему наука не нашла объяснения, делает попытку, которую можно назвать открытием, сделанной фантастической наукой» («попытка» - это «открытие»?! фантастика!). Надо сказать, этого «определения» науки оказалось вполне достаточно для такого коллектива учёных как «Н и Ж», что тоже фантастика!  (Возможно, это лишь их снисходительное отношение к фантастам.) Но, такова очередная придумка писателя, пишущего фантастику (писательский подход), ибо в прошлом  (прошлое всегда лучше настоящего) веке «фантастическая литература питала науку своими идеями и бежала впереди «паровоза» науки и  техники» (имеется ввиду, наверно, начало космической эры, когда довлел романтизм стремительно приближавшего «светлого будущего»), а теперь она не поспевает за прогрессом и производит «лишь оболочки идей, названия, антураж» (благодаря  наступившему «светлому будущему»). А далее следуют сетования: «Прогностическая функция НФ себя исчерпала. «В прошлом фантасты занимались изобретательством». «В фантастической науке нет дискуссий как в реальной науке». «Сейчас  она открывает и объясняет такие реальности, о которых читатель и не задумывался». В общем, с незапамятных времён фантасты только и делают, что двигают «фантастическую науку», а не в поте лица своего пишут свои фантастические произведения, вот только настоящим учёным до этого нет никакого дела, а это неправильно!   Ведь фантасты всегда впереди всего, ибо применяют верные способы, как делать различные открытия: например, «интуитивно, во сне, случайно, неожиданно, без инсайта и озарения, быстро с подготовленной «почвы». И «примеров» достаточно, где так и сквозит благое желание «облегчить» тяжкую научную жизнь учёных. Намёк простой: им, перед тем как делать  открытие, не грех свериться с  «подсказками» НФ.  Для этого есть верное «обоснование»:  психо – эвристическое фантастов всегда  первичнее, чем научное, материальное учёных. Подобного рода «облегчение» уже предлагалось в прошлом веке, например, изобретателям, однако оно оказалось несостоятельным.
Мотивы таких «размышлений» узнаваемые и для этого достаточно напомнить форумчанам и читателям фантастики,  кем  представлял автора «размышлений» упомянутый в статье известный и выдающийся  писатель – фантаст Генрих Альтов: П. Амнуэль, к. ф-м.н., писатель, Мастер ТРИЗ (см. Предисловие в книге «Найти идею», 2003, стр. 10). Обратите внимание, автор «размышлений» обладает званием и специальностью мастера триз.  Однако, к. ф-м. н П. Амнуэль в своей статье ни словом не обмолвился об этом всемирно известном и выдающемся достижении «фантастической науки» – о «теории решения изобретательских задач» и том времени,  когда «фантасты изобретали способ изобретать» (странно нелогичная забывчивость). Стало модно старательно маскировать эту «передовую науку» под другими названиями типа «решения инженерных, творческих и других всевозможных задач», как будто её вовсе нет. И затем поджидать неосторожные «жертвы» за этой «паутиной».  Фантасты Г. Альтов и П. Амнуэль соратники и единомышленники (земляки - бакинцы).  Один «изобретатель способа изобретать», другой его «мастер», а сейчас  «открыватель фантастической науки». Из чего  следует, что «наука фантастических открытий» есть,  не что иное, как пародийное отображение «тризной науки».  (О ложности триз см. -http://www.nkj.ru/forum/forum10/topic16168/messages/message274309/#message274309 )
Подоплёка «размышлений» понятна - выдать идеологию триз в новой эффектной упаковке. Поэтому, для ясности, приведу некоторое из того, что писал об НФ его старший брат по идеям и перу  Г. Альтов.
Г. Альтов действительно совершил «прорыв».  Он собрал «Регистр научно – фантастических идей, ситуаций, проблем, гипотез», который  включает тысячи единиц учёта, образующих систему из 13 классов, 92 подклассов, 668 групп и 2980 подгрупп» (Найти идею, 2003, стр. 131 – 132). Это колоссальная работа. «Регистр» стал  основой курса развития творческого воображения (РТВ)  триз, навыков управления воображением, которые якобы способны «приглушать психологическую инерцию». Это основное предназначение «регистра».  Между тем Альтов отмечал: «Разумеется, научная фантастика  - прежде всего художественная литература (стр. 130 там же), но у НФЛ есть и способность попутно развивать воображение, делать мышление гибче, готовить ум человека к восприятию «диких» идей, без которых немыслима современная научно – техническая революция» (стр. 131 там же). То есть, основное назначение НФЛ есть подготовка  ума человека «к восприятию «диких» (и очень диких!) идей», а не прогностическая функция.  Следовательно, фантасты это такие своеобразные «иллюзионисты», выдающие мифическое за реальное и, тем самым, подготавливающие «закоснелые умы» к очень «страшному» – ломке представлений и утрате   мировоззрения.  Как ни удивительно, но для  Альтова именно это «предназначение» стало программной целью: «если бы удалось найти приём, позволяющий делать «дорогостоящую» задачу общедоступной, мы могли бы считать, что тайна творчества раскрыта» (мечта фантаста – алхимика,  «Крылья для Икара», 1980 г, стр. 19). Надо сказать, «приёмов» было найдено более сотни, но «тайна творчества» осталась не раскрытой. И далее, фантаст  находит подтверждение своей судьбоносной «догадке»: «нечто подобное описано в фантастическом рассказе Раймонда Джоунса «Уровень шума». Герои произведения использовали приём (всего лишь один приём!): при помощи хорошо разыгранного спектакля с кинотрюком психологи убедили учёных (очевидно подверженных гипнозу) в возможности существования антигравитации – и, удалось решить труднейшую задачу и построить антигравитационный летательный аппарат. Психолог, организатор этого действа, говорит: «Мы расшатали ваши умственные фильтры, и в результате появился ответ…». Это Альтову явно нравилось: расшатай «умственные фильтры» и получишь нужный ответ, ведь это так просто (вот оно «фантастическое открытие»!). Фантаст всё же сомневался и задавался вопросом: «Но, существует ли приём, позволяющий произвольно изменять настройку «умственных фильтров?» (сейчас можно сказать да – это «промывание мозгов», пиар, политологические и идеологические технологии).  А если всё же окажется,  что действенных  «приёмов» нет, то на этот случай известно  правило: «если много говорить о чём – то несуществующем, то оно станет явью» («сказка – ложь, да в ней намёк»).  Этому есть подтверждение, правда,  очень далёкое от фантастики, но реализованное на практике: «Ложь, повторенная тысячу раз, становится правдой». Нет оснований, что фантаст руководствовался этим, ибо был увлечён своей «идеей» и не считал её порочной.  Обосновывая свою «идею», фантаст размышлял о несовершенстве «умственных фильтров»: «Икар погиб … и это есть отражение исконного человеческого свойства, слабости и силы человека  - стремление нарушать правила (то есть, не «увлекайся полётом, лети по правилам»). Дедал совершил роковую ошибку (надо же, какой поворот!): не предусмотрел (а, значит, не предотвратил, несмотря на свои рекомендации), что правила могут быть нарушены». Теорию решения творческих задач без всякой натяжки можно сравнить с крыльями, поднимающими человека ввысь. Но, в ней много правил – и каждое из них может быть нарушено» (стр. 74, там же). То есть, «крылья, поднимающие человека ввысь» поднимают, но так же уязвимы «ошибке Дедала», как и мифические. Однако, они не «пух и перья в воске», а «фантастические крылья» -  развесистые и невидимые, как «новое платье короля» (см. Г.Х. Андерса).  Каждый может ими без устали «махать», стремясь не «нарушить правил».  Причём «махать», не «увлекаясь высотой», чтобы не «погибнуть», не «поднимаясь близко  к Солнцу»,  где «высь» изобретений. В общем,  «искать и творить идеи» в своё удовольствие, не приближаясь к изобретениям. Создав «крылья», фантаст мечтал:  «Но, будем помнить, что научно – техническая революция уже ворвалась в область «озарений», «счастливых случаев», «прирождённых способностей». То есть, «крылья» это «научно – техническая революция», направленная против выше перечисленных Амнуэлем «способов делать открытия». «Производство новых идей, относящихся к развитию технических систем, неизбежно станет индустрией, основанной на точной науке» (стр. 117, там же).  То есть,  наука точная, а не «фантастическая», будет осуществлять в индустриальных масштабах производство новых идей (открытий).  Будущее давно настало, но этого не случилось.  Далее: «Ну, если алгоритмизация (или «онаучивание» - термин Альтова, очевидно, по его мнению, это синонимы) процесса решения задач в изобретательстве и криминалистике идут сходными путями, почему бы теми же путями не пойти в науке?». И задался вопросом: «Изобретение и открытие: в чём, собственно, разница?» (стр. 183 – 192, там же). Однако рассуждал  Альтов об «изобретательских» и «открывательских» задачах, а это существенная разница.  И, оказалось, особой разницы между «открывательскими» (научными) и  «изобретательскими» задачами нет. Это обнаружили сотрудники Бакинской общественной лаборатории изобретательства и даже разработали алгоритм решения научных задач («задач на открытие»), правда, без последствий – «ариз» для науки не получился. Фантаст оправдывал неудачу следующим образом: «разница, в сущности, в  том, что изменение, внесённое в техническую систему, воплощается материально, мы строим новую систему. Изменение же внесённое в научное представление (научную систему), не требует «внедрения» в природу: достаточно, если новое представление лучше объясняет и позволяет предсказывать новые факты».
И всё это преподнесено читателям в художественно изящной и типично фантастической форме, в специально созданной фантастом Г. Альтовым «триз – трюке», предназначенном для «расшатывания наших умственных фильтров». Итог: за полувековое существование триз «умственные фильтры» охваченных поколений «расшатаны» вконец, однако «ответ» так и не появился…  
П. Амнуэль полагает, что делать фантастику нужно изменяя  известное, путём «фантастических открытий» того, «чему наука не нашла объяснений» (это ещё надо определить, спросив у науки). А, чтобы сделать «фантастическое открытие», нужны  «мысленные эксперименты» типа «изменим то – то» или «применим приём».  То есть, изменим известное до неузнаваемости, а там пусть «учёные проверяют полученное на верность» (хороший способ переложить ответственность за свои «открытия»). Такое «наукообразие» учёным ни к чему (Богу богово, а кесарю кесарево), они не готовы и  не полномочны его «проверять»,  у них свои заботы и проверенные методы научной работы.  Ведь фантастам не предлагается пользоваться научными методами и давать экспертную оценку научным трудам. Предлагаемое «наукообразие» пригодно лишь для составления фантастических (точнее, абсурдных) ситуаций, чтобы заиметь мотивацию писать фантастику.  Учёные же, как обычные читатели, лишь могут оценить НФ, как итог работы фантаста, как художественное произведение (а не научный трактат), где  вымысел всегда заменяет реальность, чтобы обнажить главное - человеческие ценности и прирост смысла.  Возможно «мысленные эксперименты» будут интересны психологам.  Учёные же ищут причины пределов качественных характеристик реальных физических явлений. Из них вытекают научные открытия, ибо реальность всегда оказывается богаче и неожиданней, чем  любые придуманные ситуации.  
Ещё в прошлом веке, подход «изменять старое приёмами, чтобы получить изобретение» предлагал Г. Альтов. Его метод предельно радикален и основан на следующем его «наблюдении»: «Размышляя над задачей, человек почти всегда (то есть, бывают и счастливые исключения) начинает «танцевать от печки» - от привычного прототипа, от уже известных технических решений.  Это одно (лишь одно из множеств несовершенств «умственных фильтров») из проявлений психологической инерции (она многолика):  нужно придумать (то есть, сфантазировать, здесь изобретать и фантазировать считаются тождественными) нечто принципиально новое (а «не танцевать от печки»), а мысль (она такая непокорная, так и норовит себя «заковать») прикована к знакомой «картинке»,  стоящей перед мысленным взором» (Найти идею, 2003, стр. 208).  Значит, надо всегда не «танцевать от печки», а лучше её игнорировать и фантазировать. Таково отношение фантаста к понятию «прототип», для чего он нужен, и который следует  обязательно «сломать оператором РВС (размер – время - стоимость) как навязчивый старый образ технической системы» (Творчество как точная наука, 2004, стр. 72, с первого абзаца). И «ломали» и даже очень успешно: прежнее – враг нового. Чтобы «сломать», так «экспериментировали»  с его «размерами», «временем» и «стоимостью», что от него ничего не оставалось, не говоря о «принципиально новом». Этот ложный тезис затем негативно сказался на всех «изобретениях» специалистов  триз  - у них  были проблемы с определением и поиском прототипа, они его  попросту «разрушали до исчезновения». В этом причина того, что триз бесплодна на создание настоящих изобретений.   (см. с http://www.nkj.ru/forum/forum10/topic16168/messages/?PAGEN_1=17)
Такое же «бесплодие»  для НФ предлагают «размышления» Амнуэля.
Фантазировать, как и изобретать, без окружающего нас мира предметов и понятий невозможно.  Предметный мир — это реально существующая, материальная, нестираемая память обо всём. Жизнь и память отдельного человека и всего человечества представляются незначительными перед бесконечностью и вечностью окружающего нас мира. Предметный мир это хранилище, кладезь, открытая книга всего, что мы способны или не способны познать и превратить в удобные для мышления образы. Предметный мир это универсальная, потенциально беспредельная, нестираемая память обо всём, которая пригодна к использованию для любого носителя разума на вечные времена. Из неё разум может черпать всё, что представляет для него практическую пользу (изобретать, открывать, фантазировать) и «разрушать» эту память никак  нельзя.  Однако, наш мозг устроен таким образом, что обладает полной свободой всевозможных ассоциаций, непредсказуемостью хода мыслительной деятельности. И, чтобы компенсировать этот «недостаток», человек строит своды Великой Науки. Это искусственная оперативная память человеческой цивилизации, собственный аналог Великого Хранилища, где всё упорядоченно и пригодно к применению. Оно (хранилище) непрерывно пополняется новым – открытиями и изобретениями.  Философия, мать наук, предупреждает, что «новое не уничтожает прежнее полностью, у неё нет такой задачи, а  в значительной мере вбирает его в себя, удерживая всё ценное. Новое необязательно должно заменить прежнее. Расшатывается и преодолевается только всё ошибочное (а не «наши умственные фильтры») и, тем самым, выявляется новое. Расшатывается и преодолевается всё ошибочное с помощью «отрицание отрицания» или противоположение антитезиса, что  позволяет перейти к синтезу «ценного прежнего» и «найденного нового» в качественно «новую совокупность», которая  и есть настоящее открытие.
Следовательно, найденные Альтовым «наиболее "популярные" приёмы фантазирования «сделать искусственным то, что считается естественным» (например, зубы), «изменить то, что считается неизменным» (например, дату рождения), являются осколками одного действия – действия противоположения. Диалектика противоположений это тот самый способ, с помощью которого создаются и изобретения и открытия (реальные, фантастические, логические). На диалектике зиждется всякое творчество, и в этом нет никакой «тайны».  Однако без знания причин (например, почему искусственные зубы лучше родных)  сами «альтовы приёмы» никакой действенной и мотивационной силой не обладают. Попытки типа «допустим изменим то – то» или «обратимся к приёму» не являются «открытиями», это всего лишь обращённые «объяснения» наступивших последствий.  Самое ценное это знание причин тех последствий, которые наступают или могут наступить. Из знания причин  формируется цель противоположения, воплощение которой и приводит к приросту знаний. Поэтому знание причин, изложенное художественными методами,  и составляет эстетическое качество НФ, которое может оценить только её читатель. :)
Многие знания - многие печали.
Изобретая очередную "мамбу", подумай кому она потом достанется.
И это... По любому вопросу есть несколько мнений, не факт что среди них захотят найти приемлемое.
Изменено: Техрук - 15.10.2013 20:28:23
Нельзя объяснить непонятное еще более непонятным
Цитата
Техрук пишет:
Многие знания - многие печали.
Чёрточка тут не раскрыта. Это примерно как: много зимних видов физкультуты и спорта с нарушениями режима и ошибками - много простудных заболеваний и др. вредностей здоровью. Состояния печали могут быть от незнания и не умения достигать желаемого. Ну и вредителя могут вредить, в том числе и невыгодным им знатокам (это уже вид борьбы, в котором тоже нужны нужные знания и навыки).
"Артур товарищ весьма упитанный, а Амнуэль - весьма худосочный - это ещё одно противоположение" - мнение знающего человека. :)
"Всемирно известное достижение фантастической науки" теперь маскируют в научных и образовательных учреждениях под другими названиями. Например, в Петрозаводском госунивере это "секреты инженерного творчества": http://vk.com/ptzschoolsit.   Товар давно испортился, поэтому идеологию "триз" вынуждены скрывать под "большим секретом" под сводами храмов науки. "Конспирация" увлекательна и занимательна, особенно, если идеология распространяется среды незрелого, не ожидающего подвоха школьного поколения.  Так проще, у него ещё нет критического мышления и довлеет конформизм.  Последние остатки знаний в их головах легко заменяются на представления , что "из ничего и без ничего может достигнута бесконечная куча полезностей", "расшатай свои умственные фильтры и получишь дикую (гениальную) идею", "изобрести это значит найти приём или стандарт из списка Альтова" . И это очень "большое достижение" сеятелей тризной науки. Очень "таинственное тайное и одновременно всемирно известное достижение фантастики".  :)
Изменено: Владимир - 27.10.2013 13:42:03
Хорошие идеи в один прекрасный день приходят сами. Есть есть интерес, желание заниматься и вдохновение,  и - идеи приходят, нет, значит нет. Нет никаких искусственных алгоритмов фантазирования, есть люди.
Наука и жизнь - совместимы и гармоничны.
У Родари есть книжка "Грамматика фантазии. Введение в искусство придумывания". Мне показалась очень полезной в своё время.
В споре не рождается истина, но убивается время.
Цитата
Olginoz пишет:
Нет никаких искусственных алгоритмов фантазирования
Цитата
eLectric пишет:
Грамматика фантазии. Введение в искусство придумывания".
Фантастам фантазирование, а изобретателям  изобретательство. Любая человеческая деятельность имеет предназначение для чего и ради чего. Литература связана с переживаниями человека и, как правило, это замена реальности на вымысел, который содержит некий прирост смысла. Чем эта замена и ценна. Мечтательность присуща только человеку, и ничего плохого в этом нет. Это способ понять свою неудовлетворённость через поэзию, сказки. Изобретателям, как и всем, фантазировать не вредно, но их деятельность связана с "холодными железками", а здесь действуют жёсткий и однозначный закон действия сил, поэтому  любые переживания здесь никакого значения не имеют. Прирост знания как получить больше полезного и есть ценность этой деятельности. Спасибо. :)
Как пишет Ли Смолин, теоретики делятся на две группы: пророки и ремесленники.
Ремесленники хорошо учатся, в совершенстве владеют математикой, быстро делаю карьеру. Ремесленники действуют по  алгоритму, заложенному при обучении,  следуют за старшими лидерами, никогда не оспаривая их. Они поддерживают научное сообщество, но не науку, они защищаются, получают хорошую работу, но не создают значимых новых теорий. Пророки всегда связаны с риском. У них бывают альтернативные идеи, не совпадающие с направлением работы научного сообщества, из-за которых их не берут на работу. Пророки не блестящие математики, некоторые вещи ими пропускаются. Пророки мало известны и, бывает, ими пренебрегают. Пророки не ходят по общим дорожкам, они идут своим путем, посвящая науке годы своей жизни, и имея какой-нибудь свой источник существования, в жизни им бывает нелегко.  Их идеи к ним приходят сами, без применения каких-то алгоритмов. Иногда это бывают гениальные идеи, как у Альберта Эйнштейна, иногда не бывает ничего.
Наука и жизнь - совместимы и гармоничны.
Цитата
Olginoz пишет:
Нет никаких искусственных алгоритмов фантазирования, есть люди.
Видел алгоритм работы одного корреспондента. Он работал в провинциальной газете и вел ежедневную колонку ни о чём. Так вот, у него было 365 карточек с текстами и он повторял их из года в год.
Нельзя объяснить непонятное еще более непонятным
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 9 След.
Читают тему (гостей: 3, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Фантастика наукообразия.