Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: 1
RSS
Проблема образования, Несоответвие качества образования стандартам совести
Я приведу статью известного полиглота. Он единственный в мире человек, который знает более 100 языков. Думаю к его мнению можно прислушаться, как к мнению эксперта.

Вилли Р. Мельников.

УЧИТЬ ЯЗЫК ИЛИ УЧИТЬСЯ У ЯЗЫКА?

  Перефразируя известное стихотворение раннего В. Маяковского, хочется вопросить: «Послушайте! Если грамматику вдалбливают, значит, это кому-то не нужно?..». Действительно: зачастую трудно найти что-нибудь более туго усваиваемое, чем то, что входит в обязательные учебные программы, но, в конечном счёте, оказывается бесполезным в жизни. К этому разряду случаев относится исторически сложившееся обыкновение преподавателей знакомить своих учеников с иностранными языками, начиная с грамматических джунглей, очутившись в которых, учащиеся чувствуют себя горе-десантниками, заброшенными во вражеский тыл без оружия и карты, зато – с целым ворохом подробнейших инструкций. Там расписано: сколько дыханий в минуту совершать и с какой силой отталкиваться от земли при прыжке через ручей, но не упомянуто о формах приветствия при встрече с аборигенами тех лесов!
  Именно грамматику со Средневековья принято считать локомотивом процесса обучения языкам, и мало кто обращает внимание на то, что топливом этого локомотива являются обиходные речевые конструкции и в особенности – идиомы изучаемого языка. Если бы преподаватели попробовали бы потчевать языками с угощения идиоматикой, уроки не превращались бы в навязшую в зубах ученического восприятия «демьянову уху».
  По-видимому, исторически произошло забвение профессиональной сверхзадачи: подготовить людей, уверенно владеющих языком, а не дотошных лингвистов! Иными словами, преподаватели продолжают растолковывать ученику: какие мускулы и в какой последовательности сжать-распрямить, да под каким углом поставить ногу, чтобы сделать очередной шаг. И привычно ломятся в открытую дверь: ведь подобные навыки наследственно «вмонтированы» в психику человека. Задача же – в том, чтобы объяснить не сам принцип прямохождения, а различные способы ходьбы по своеобразно пересечённым местностям, коими по сути и являются языки.
  Конечно, знание грамматики необходимо, но не в виде зазубренных (в обоих смыслах этого слова!) правил, превращающихся в занудную эпитафию, выбитую на надгробии желания знать язык. Умение разбираться в грамматических тонкостях должно преподноситься как набор игровых принципов, с помощью которых овладевающий языком мог бы формовать характерные для данного языка фразеологические конструкции, не терзаясь: в каком порядке расставить слова. А безусловно необходимая грамматика по старинке представляется  угрожающе громоздким, слепленным из разностилевых при-под-надстроек зданием, грозящим рухнуть на изначальный интерес к языку. Конечно, всякий инстинктивно постарается отбежать от такого строения подальше: тут уж не до знакомства с населением дома – парадоксальными, красочными идиомами, захватывающими исключениями и самобытными речевыми оборотами!.. Не бесполезно вспомнить, что в 19 веке российские гимназисты стали произносить слово «учитель», начиная его с буквы «м», именно в адрес преподавателей современных и древних языков. О подобных «ввинчивателях» знаний сказал Дж. Б. Шоу: «Учитель – это профессия, погубившая романистов больше, чем алкоголь».  
  Описываемое положение дел временами признают и сами языковеды. Так, авторитетный лингвист и методист из Санкт-Петербурга Александр Драгункин, автор курса «Английский язык для энергичных лентяев», признавая продуктивной формулу «мотивация порождает желание», подчёркивает вред «синдрома грамматического отупения» (термин мой. – В. М.) и усмехается: «Вместо того, чтобы изучать химический состав бампера, лучше учитесь водить машину!». На сходной логике, обогащённой уникальными авторскими разработками по постановке спонтанности речи и думанью на усвояемом языке, основан и комплексный метод Центра языковой психологии (Москва), направленный на ненавязчивый, но действенный прорыв языкового барьера.  
  Во многих случаях тот, кто постигает иностранный язык, незаметно для себя как бы начинает забывать родной, то и дело спотыкаясь о такой надуманный абсурд, как противопоставление «языка нравящегося» и «языка нелюбимого». В последнюю категорию вполне может соскользнуть и родной язык, поскольку изучающий вдруг ужаснётся: как он всю жизнь мог разговаривать и думать на языке со столь заковыристой грамматикой?! И – попадает в ситуацию той притчевой сороконожки: пожелав разобраться, как же ей удаётся управлять столькими ножками одновременно, она вскоре так запуталась, что уже не смогла сделать ни шагу!..
  Мне самому не забыть, как на экзамене по русскому языку в конце восьмого класса я «заслужил» тройку с сильной натяжкой. Обладая природной грамотностью, со второго класса я писал без ошибок в пунктуации и орфографии. На уроках литературы надиктовывал сочинения половине класса, параллельно давая советы по улучшению стилистики. Но на том смешном экзамене оказался не в состоянии сформулировать ни одного грамматического правила (и по сей день не могу!). Экзаменовавшая меня учительница, опустив глаза, промолвила: «Да, ты интуитивно определяешь без ошибки: как писать правильно. Но ведь надо уметь объяснить: почему ты так пишешь!». Помню, не сдержался и ответил: «Выходит, если я не сумею объяснить, почему у меня нет хобота и хвоста, то меня будут считать слоном, а не человеком?..». Учительница лишь печально улыбнулась и тяжело вздохнула…
  «Учение – это искусство содействовать открытию», – заметил голландский писатель Марк Ван Дорен. У каждого, погружающегося в иностранный язык, должен рождаться свой, авторский ландшафт последнего. Тогда и наступит открытие, а не беспросветно затяжное заучивание правил, а изучаемый язык обернётся учителем самого себя, гидом по собственным лабиринтам, и в то же время – зеркалом для изучающего, неосознанно становящегося художником своих взаимоотношений с языком. Определим же грамматику как набор разнокалиберных кистей, идиомы и фразеологию – как арсенал красок, собственное восприятие – как холст. Теперь можно приступать к лингвистической импровизации на заданную тему.




Так вот вопрос:
Как можно выйти из сложившейся ситуации? Современные методы образования в школах, да и институтах, были применимы в индустриальный век, но не в новейшее время. Опишите пожалуйста свою точку зрения на данную проблему и способы решение. Заранее благодарен.
Я приведу статью известного полиглота. Он единственный в мире человек, который знает более 100 языков. Думаю к его мнению можно прислушаться, как к мнению эксперта.

Вилли Р. Мельников.

УЧИТЬ ЯЗЫК ИЛИ УЧИТЬСЯ У ЯЗЫКА?

  Перефразируя известное стихотворение раннего В. Маяковского, хочется вопросить: «Послушайте! Если грамматику вдалбливают, значит, это кому-то не нужно?..». Действительно: зачастую трудно найти что-нибудь более туго усваиваемое, чем то, что входит в обязательные учебные программы, но, в конечном счёте, оказывается бесполезным в жизни. К этому разряду случаев относится исторически сложившееся обыкновение преподавателей знакомить своих учеников с иностранными языками, начиная с грамматических джунглей, очутившись в которых, учащиеся чувствуют себя горе-десантниками, заброшенными во вражеский тыл без оружия и карты, зато – с целым ворохом подробнейших инструкций. Там расписано: сколько дыханий в минуту совершать и с какой силой отталкиваться от земли при прыжке через ручей, но не упомянуто о формах приветствия при встрече с аборигенами тех лесов!
  Именно грамматику со Средневековья принято считать локомотивом процесса обучения языкам, и мало кто обращает внимание на то, что топливом этого локомотива являются обиходные речевые конструкции и в особенности – идиомы изучаемого языка. Если бы преподаватели попробовали бы потчевать языками с угощения идиоматикой, уроки не превращались бы в навязшую в зубах ученического восприятия «демьянову уху».
  По-видимому, исторически произошло забвение профессиональной сверхзадачи: подготовить людей, уверенно владеющих языком, а не дотошных лингвистов! Иными словами, преподаватели продолжают растолковывать ученику: какие мускулы и в какой последовательности сжать-распрямить, да под каким углом поставить ногу, чтобы сделать очередной шаг. И привычно ломятся в открытую дверь: ведь подобные навыки наследственн
Нельзя не согласиться!
Однажды, переписываясь с американцем, извинился за возможные ошибки, на что получил ответ "Вы владеете английским лучше, чем 75% американцев!" А вот по телефону и вживую говорить не могу - темпа не хватает, разговорного языка.
Что тут сказать? Написано не в бровь, а в глаз, даже и добавить нечего.
На мой лично взгляд самое главное это словарный запас и умение думать на данном языке, а всё остальное? СОВЕРШЕННО НЕСУЩЕСТВЕННО.
Есть два направления в изучении иностранного языка: одно – для письменного общения, другое – для устного общения.  Первое направление больше изучает грамматику, второе – устную речь. Те, кто изучал язык на основе грамматики, часто беспомощны в устном общении, те, кто преимущественно учился говорить, – наоборот. Лучше, когда оба направления соединены. В наших провинциальных школах превалирует изучение грамматики, потому что образованность специалистов по иностранному языку оставляет желать лучшего.
Для изучения иностранного языка нужен стимул – потребность в общении. А с кем общаться школьникам? Не с кем. Ни сегодня, ни завтра. Возможности учителя на уроке, даже очень энергичного и способного, ограничены. Для основной массы школьников изучение иностранного языка – бесполезная трата времени. То есть – пытка. Когда при Советах в школу приезжала иностранная делегация, то детям приказывали – ни с кем не общаться: могут дать жвачку и отравить. И потому учительница литературы – это учительница, а иностранного языка – училка.
Успешно изучают иностранный язык по обоим направлениям лишь немногие дети, которым родители каким-то образом сумели внушить, что иностранный язык – это дар Божий, что им придется жить и работать в Англии, Германии, Франции. 20 августа 2008 года
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Проблема образования