Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: Пред. 1 ... 27 28 29 30 31 ... 42 След.
RSS
Теория поплавка.
Цитата
eLectric пишет:
Кстати, если римляне и запрещали какую религию, так это с человеческими жертвоприношениями.

По поводу:

[из православного календаря]
Святой мученик Дасий жил в III веке в городе Доростоле на Дунае. Жители города готовились к празднику в честь языческого бога Сатурна. По обычаю, за 30 дней до праздника язычники выбирали прекрасного юношу, одевали его в роскошные одежды, оказывали ему царские почести, а в день праздника приносили в жертву богу. Выбор сограждан пал на святого Дасия, так как в городе не было юноши красивее его. Узнав об этом, святой сказал: "Если мне суждено умереть, то лучше умереть за Христа как христианину". Он открыто исповедал перед согражданами свою веру во Христа, обличил их злочестие и заблуждения и многих из них обратил ко Христу. За это, по повелению императоров Диоклитиана (284 - 305) и Максимиана (284 - 305), после жестоких мук он был обезглавлен.
Изменено: CASTRO - 05.05.2019 23:42:30
По поводу

Я бы не стал доверять христианским источникам.
Вроде, как сатурналии довольно весёлый праздник, от которого впоследствии пошёл Новый Год. В семьях праздник начинался с того, что закалывали свинью. Фрэзер пишет, что в эти дни рабы менялись с господами своим положением. Я нигде не читал о человеческих жертвоприношениях.
В католических источниках о Дасии ( Википедия) говорится, что он отказался участвовать в сатурналиях (одна из версий), но нет сведений о человеческом жертвоприношении.

Латынина пишет, по-моему обосновано, что ранние христиане были бунтовщиками в Иудее, за что и преследовались, а затем сильно подправили документы в свою пользу.
В споре не рождается истина, но убивается время.
Цитата
eLectric пишет:
По поводу

Я бы не стал доверять христианским источникам.
Вроде, как сатурналии довольно весёлый праздник, от которого впоследствии пошёл Новый Год. В семьях праздник начинался с того, что закалывали свинью. Фрэзер пишет, что в эти дни рабы менялись с господами своим положением. Я нигде не читал о человеческих жертвоприношениях.
В католических источниках о Дасии ( Википедия) говорится, что он отказался участвовать в сатурналиях (одна из версий), но нет сведений о человеческом жертвоприношении.

Латынина пишет, по-моему обосновано, что ранние христиане были бунтовщиками в Иудее, за что и преследовались, а затем сильно подправили документы в свою пользу.

О человеческих жертвоприношениях на сатурналии (и вообще Сатурну) я читал. Но это, скорее, в раннем Риме. Вот очень интересная книга про историю человеческих жертвоприношений. Там, кстати, говорится, что римляне в этом деле были сильно гуманнее греков.

https://culture.wikireading.ru/5478

А книга вообще интересная. Сейчас её читаю подряд.
Изменено: CASTRO - 06.05.2019 00:57:09
Цитата
Вера Холодная пишет:
да и добавлено про жену, которая должна убояться своего мужа, типа намек (между строк) - побить может, попробуй лишь, измени.
Вообще-то несколько иной смысл вкладывался в данное напутствие. По сути там ближе следующее: «да не оскорбит жена мужа своего (словом)». При переводе не нашлось тогда в русском языке более подходящего чем «убоится».
Цитата
eLectric пишет:
и это не совместить. Также, как крестик с трусами.
В известном анекдоте про баню как раз наоборот: «… Илья Львович, ну … Вы или крест снимите, или трусы оденьте.» :)
Я изучил родной район и выяснил: рядом с домом неплохая мясная лавка, на остановке --- молочная продукция из района в не в сетевом магазине, на рынке --- свежайшие овощи и фрукты с огорода. Апельсины, мандарины и бананы приходится покупать зарубежные. В итоге у меня --- неплохая диета.
Надеюсь, идея понятна. :)
Вместе мы выстоим, а порознь --- падём.
Цитата
Dyk пишет:
Илья Львович, ну … Вы или крест снимите, или трусы оденьте
Не возьмут меня в христиане. :) по крайней мере без трусов.
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Что характерно, сам то объект поклонения христиан был обрезан и был иудеем.
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Ладноть литературная пауза. Дмитрий Сергеевич Мережковский "Смерть богов. Юлиан отступник." Юлиан разрешает провести собор, но при этом объявляет о свободе вероисповедания и вызывает всех изгнаных еретиков.

" Однажды, в откровенной беседе, объявил удивленным друзьям, что, вместо всяких насилий и гонений, хочет дать галилеянам свободу исповедания, возвратить из ссылки донатистов, семириан, маркионитов, монтанистов, цецилиан [323] и других еретиков, изгнанных постановлениями соборов при Константине и Констанции. Он был уверен, что нет лучшего средства погубить христиан. "Увидите, друзья мои, - говорил император, - когда все они вернутся на свои места, - такая распря возгорится между братолюбцами, что они растерзают друг друга, как хищные звери, и предадут бесславию имя Учителя своего скорее, чем я мог бы этого достигнуть самыми лютыми казнями.
...

Утреннее голубое небо казалось темным по сравнению с ослепительно белым мрамором двойного ряда столбов, окружавшего большой двор - Константинов атриум. Белые голуби, с радостным шелковым шелестом крыльев, исчезали в небе, как хлопья снега. Посередине двора, в светлых брызгах фонтана, виднелась Афродита Каллипига [324]; влажный мрамор серебрился, как живое тело. Монахи, проходя мимо нее, отвертывались и старались не видеть; но она была среди них, лукавая и нежная.

Не без тайного намерения выбрал Юлиан такое странное место для церковного собора. Темные одежды иноков казались здесь еще темнее, истощенные лишениями, озлобленные лица еретиков-изгнанников - еще более скорбными; как черные безобразные тени, скользили они по солнечному мрамору.
...
Евандр был великий догматик, человек ума проницательного и глубокого; над книгами потерял здоровье, преждевременно состарился; зрение его ослабело; в близоруких добрых глазах было постоянное выражение усталости. Бесчисленные ереси осаждали ум его, не давали ему покоя, мучили наяву, грезились во сне, но, вместе с тем, привлекали соблазнительными тонкостями и ухищрениями. Он собирал их, в продолжение многих лет, в громадную рукопись под заглавием Против еретиков так же усердно, как некоторые любители собирают чудовищные редкости. Отыскивал с жадностью новые, изобретал несуществующие, и, чем яростнее опровергал, тем более путался в них. Иногда с отчаянием молил у Бога простой веры, но Бог не давал ему простоты. В повседневной жизни был он жалок, доверчив и беспомощен, как дитя. Злым людям ничего не стоило обмануть Евандра: об его рассеянности ходило множество смешных рассказов.

По рассеянности пришел он и в это нелепое собрание, привлекаемый отчасти и надеждою узнать новую ересь. Теперь епископ Евандр все время с досадой морщился и заслонял ладонью слабые глаза от слишком яркого солнца и мрамора. Ему было не по себе; скорее хотелось назад, в полутемную келью, к своим книгам и рукописям. Ювентина не отпускал он от себя и, осмеивая различные ереси, предостерегал от соблазна.

Посередине залы проходил коренастый старик, с широкими скулами, с венцом седых пушистых волос, семидесятилетний епископ Пурпурий, африканец-донатист, возвращенный Юлианом из ссылки.

Ни Константину, ни Констанцию не удалось подавить ересь донатистов. Реки крови проливались из-за того, что пятьдесят лет назад, в Африке рукоположен был неправильно Донат вместо Цецилиана или, наоборот, Цецилиан вместо Доната, - этого хорошенько разобрать никто не мог; но донатисты и цецилиане избивали друг друга, и не предвиделось конца братоубийственной войне, возникшей даже не из-за двух мнений, а из-за двух имен.

Ювентин заметил, как, проходя мимо Пурпурия, один цецилианский епископ задел краем фелони одежду донатиста. Тот отшатнулся и, подняв брезгливо, двумя пальцами, так, чтобы все видели, несколько раз отряхнул в воздухе ткань, оскверненную прикосновением еретика. Евандр рассказал Ювентину, что когда случайно цецилианин заходит в церковь донатистов, они выгоняют его и потом тщательно соленой водой обмывают плиты, на которых он стоял.

За Пурпурием следовал по пятам, как пес, верный телохранитель, полудикий, огромного роста африканец, черный, страшный, с расплюснутым носом, толстыми губами, с дубиною в жилистых руках, дьякон Леона, принадлежавший к секте самоистязателей. Это были жители гетулийских селений [326]; их называли циркумцеллионами. Бегая с оружием в руках, предлагали они деньги встречным на больших дорогах и грозили: "Убейте нас, или мы вас убьем!" Циркумцеллионы резали, жгли себя, бросались в воду, во имя Христа; но не вешались, потому что Иуда Искариот повесился. Порой целые толпы их с пением псалмов кидались в пропасти; они утверждали, что самоубийство, во славу Божью, очищает душу от всех грехов. Народ чтил их, как мучеников. Перед смертью предавались наслаждениям - ели, пили, насиловали женщин. Многие не употребляли меча, потому что Христос запретил употреблять меч [327], зато огромными дубинами, со спокойною совестью, "по Писанию", избивали еретиков и язычников; проливая кровь, возглашали: "Господу хвала!" Этого священного крика мирные жители африканских городов и сел боялись больше, чем трубы врагов и рыканья львиного.

Донатисты считали циркумцеллионов своими воинами и стражами; а так как поселяне гетулийские плохо разумели церковные споры, то богословы-донатисты указывали им, кого именно следует избивать "по Писанию".

Евандр обратил внимание Ювентина на красивого юношу, с лицом неясным и невинным, как у молодой девушки: это был каинит.

"Благословенны, - проповедовали каиниты, - гордые, непокорившиеся братья наши: Каин, Хам, жители Содома и Гоморры - семья Верховной Софии, Сокровенной Мудрости! Придите к нам, все гонимые, все восставшие, все побежденные! Благословен Иуда! Он один из апостолов был причастен Высшему Знанию - Гнозису. Он предал Христа, дабы Христос умер и воскрес, потому что Иуда знал, что смерть Христа спасет мир. Посвященный в нашу мудрость должен преступить все пределы, на все дерзнуть, должен презреть вещество, поправ самый страх к нему, и, отдавшись всем грехам, всем наслаждениям плоти, достигнуть благодатного отвращения к плоти - последней чистоты духовной".

- Смотри, Ювентин, вот человек, который считает себя несравненно выше серафимов и архангелов, - указал Евандр на стройного молодого египтянина, стоявшего в стороне от всех, одетого по последней византийской моде, со множеством драгоценных перстней на холеных, белых руках, с лукавой улыбкой на тонких губах, подкрашенных, как у блудницы; это был Кассиодор-валентинианин.

- У православных, - утверждал Кассиодор, - есть душа как у прочих животных, но духа нет. Одни мы, посвященные в тайны Плэрона [328] и Гнозиса, достойны называться людьми; все остальные - свиньи и псы.

Кассиодор внушал ученикам своим:

- Вы должны знать всех, вас не должен знать никто. Перед непосвященными отрекайтесь от Гнозиса, молчите, презирайте доказательства, презирайте исповедание веры и мученичество. Любите безмолвие и тайну. Будьте неуловимы и невидимы для врагов, как силы бесплотные. Обыкновенным христианам нужны добрые дела для спасения. Тем, у кого есть высшее Знание Бога - Гнозис, добрых дел не нужно. Мы сыны света. Они сыны мрака. Мы уже не боимся греха, ибо знаем: телу - телесное, духу - духовное. Мы на такой высоте, что не можем пасть, как бы ни грешили: сердце наше остается чистым во грехе, как золото в грязи.

Подозрительный, косоглазый старичок, с лицом сладострастного фавна, адамит Продик, утверждал, будто бы учение его возрождает в людях первобытную невинность Адама: голые адамиты совершали таинства в церквах, жарко натопленных, как бани, называвшихся Эдемами; подобно прародителям до грехопадения, не стыдились они наготы своей, уверяя, что все мужчины и женщины отличаются у них высшим целомудрием; но чистота этих райских собраний была сомнительна.

На полу, рядом с адамитом Продиком, сидела бледная седовласая женщина, в епископском одеянии, с прекрасным суровым лицом, с веками, полузакрытыми от усталости, - пророчица монтанистов. Желтолицые, изнуренные скопцы благоговейно ухаживали за ней, смотрели на нее томными, влюбленными глазами и называли ее "небесною голубицею". Изнывая долгие годы от восторгов неосуществимой любви, проповедовали они, что род человеческий должен быть прекращен целомудренным воздержанием. На сожженных равнинах Фригии [329], близ разрушенного города Пепузы, сидели эти бескровные мечтатели, целыми толпами, неподвижно устремив глаза на черту горизонта, где должен был явиться Спаситель; в туманные вечера, над серой равниной, между тучами, в полосах раскаленного золота, видели славу Господню, Новый Сион, сходящий на землю; годы проходили за годами, и они умирали с надеждою, что Царствие Божие сойдет, наконец, на сожженные развалины Пепузы.

Иногда, приподымая усталые веки, устремляя мутные взоры вдаль, пророчица бормотала по-сирийски:

- Маран ата. Маран ата! - Господь идет. Господь идет!

И бледные скопцы наклонялись к ней, внимая.

Ювентин слушал объяснения Евандра и думал, что все это похоже на бред; сердце его сжималось от горькой жалости.

Наступила тишина. Взоры устремились по одному направлению. На другом конце атриума, на мраморное возвышение взошел кесарь Юлиан. Простая белая хламида древних философов облекала его; лицо было самоуверенно; он хотел придать ему выражение бесстрастное, но в глазах невольно вспыхивала искра злобного веселья.

- Старцы и учители! - обратился он к собранию. - За благо сочли мы оказывать подданным нашим, исповедующим учение Галилеянина Распятого, всевозможное снисхождение и милосердие: должно питать более сострадания, чем ненависти к заблуждающимся, увещаниями приводить к истине упрямых, а отнюдь не ударами, обидами и язвами телесными. Итак, желая восстановить мир всего мира, столь долго нарушаемый распрями церковными, призвал я вас, мудрецы галилейские. Под нашим покровительством и защитой вы явите, надеемся, пример тех высоких добродетелей, кои приличествуют вашему духовному сану, вашей вере и мудрости...

Он говорил заранее приготовленную речь, с плавными движениями, как опытный ритор перед народным собранием. Но в словах, полных благоволения, скрыты были ядовитые жала: между прочим, указал он на то, что еще не забыл о нелепых и унизительных распрях галилеян, которые произошли на знаменитом соборе Миланском, при Констанции; упомянул также с недоброй усмешкой о некоторых дерзких бунтовщиках, которые, жалея, что нельзя более преследовать, мучить и умерщвлять братьев по вере, возмущают народ глупыми баснями, подливают масло в огонь вражды и братоубийственною яростью наполняют мир: сии суть враги рода человеческого, виновники худшего из бедствий - безначалия. И кесарь кончил вдруг свою речь почти явною насмешкою.

- Братьев ваших, изгнанных соборами при Константине и Констанции, возвратили мы из ссылки, желая даровать свободу всем гражданам Римской империи. Живите в мире, галилеяне, по завету вашего Учителя. Для полного же прекращения раздоров поручаем вам, мудрейшие наставники, забыв всякую вражду и воссоединившись в братской любви, прийти к некоторому церковному соглашению, дабы уставить единое и общее для всех исповедание веры. С тем и призвали мы вас сюда, в наш дом, по примеру предшественников наших, Константина и Констанция; судите и решайте властью, данною вам от церкви. Мы же удаляемся, предоставив вам свободу и ожидая вашего решения."

Вот в такой грязи и муках зарождалось  формировалось христианство.
Ладно и так много текста, да и как прошел этот диковинный собор представить легко.
Привожу этот отрывок не в подтверждение мнения CASTRO, но в опровержение его, а так же в опровержение слов Ольги, что утверждала что религия сама по себе и ее злые попы придумали.
Изменено: janmik - 07.05.2019 13:51:09
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Цитата
janmik пишет:
опровержение слов Ольги, что утверждала что религия сама по себе и ее злые попы придумали
Очередное враньё, я этого не говорила.
Внимание! Данное сообщение содержит исключительно личное мнение автора. Есть основания полагать, что оно может не отвечать критериям научности.
Цитата
Olginoz пишет:
Религия существует не для этого, она просто существует, сама по себе.
Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс! Это экономит время.
Страницы: Пред. 1 ... 27 28 29 30 31 ... 42 След.
Читают тему (гостей: 1, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Теория поплавка.