Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Страницы: Пред. 1 ... 13 14 15 16 17 ... 66 След.
RSS
Ошибка фантаста Альтова или для задач., Найти ошибки и ложности в теории решения задач писателя - фантаста Альтшуллера Г.С.
Доступные Альтову примеры «изобретательского творчества» (Алгоритм изобретений, 1973, стр. 5 – 22) показаны как некие варианты  «хода мыслей изобретателя», рассказанные якобы самими изобретателями.  «Неэффективность  хода мыслей всех изобретателей»  фантаст объяснял бессистемностью поиска, скачками неуправляемых мыслей, «инерцией мышления». Все герои повествования Егоров Б.С., Веретенников Е. , Максутов Д.Д., Антонов О.К. действительно изобретатели. Рассмотрим их в отдельности.
Например, Веретенников Е., сотрудник Куйбышевского индустриального института, попал на участок сборки шарошечных долот Куйбышевского  долотного завода и увидел трудности технологии сборки шарошек: сборка шарошек осуществлялась с помощью вязкой солидолово – графитовой смазки. Такая «смесь» необходима не только для обеспечения процесса сборки роликового подшипника шарошки, но и для его смазки и консервации долота. Одно совмещалось со вторым. То, что «сборка производилась обнажёнными руками» (там же, стр. 12), так это придумано фантастом для усиления «трагичности ситуации», чтобы «задача кричала о своём решении».  Фактически, такая «сборка» есть прямое нарушение мер охраны труда, которое строго каралось и такая «технология» не могла быть допущена к применению в принципе. Веретенникову Е. стало ясно, этот способ сборки роликов достиг своих пределов возможностей и не пригоден для массового производства долот. Изобретатель применил действие противоположения и это основное в его «ходе мыслей». Исходно непонятным ему было лишь, в чём оно заключалось. Не у всех же изобретателей есть готовая стратегия исследования предмета изучения. Ясно было, что это «несмазка». Проведённые им мысленные эксперименты («раздумья») показали, что причиной трудностей сборки роликов подшипника является отсутствие сил сцепления между дорожками цапфы и роликами. Противоположение дало ему  схему сборки с наличием сил сцепления между дорожками цапфы и роликами. Причиной отсутствия сцепления является свойства материалов цапфы и роликов - их слабая намагниченность.  Противополагая это свойство, он нашёл причину наличия сцепления – сильная намагниченность цапфы и роликов. Намагниченность деталей сборки достигается с помощью внешнего магнитного поля электромагнита, с помощью которого она и снимается. Таков истинный «ход мыслей» этого изобретателя, обусловленный  практикой, лишённый толкований, вызывающих лишь ненужные эмоции.  :)
Если отбросить ненужные эмоции и переживания счастливого изобретателя, Егоров Б.С. просто работал над созданием  станка для намотки ферритовых колец, применяемых в  электронно - вычислительных машинах (Алгоритм изобретения, 1973, стр.5 – 11), с целью  обеспечить их массовое производство. Технические возможности у существующего станка (выбранного прототипа), например, для намотки телефонных дросселей достигли своего предела и не могли дать требуемый результат. Временно применявшаяся ручная намотка колец – наматывание провода на кольцо через центральное отверстие - так же достигла пределов возможностей человека  и приспособлений для намотки. Принцип простого наматывания провода на кольцо Егоров Б.С. естественно подверг противоположению. Ему было ясно, что это «не наматывание провода на кольцо». Далее по тексту он ведёт поисковые эксперименты. Эксперименты Егорова Б.С. объяснимы и обусловлены отсутствием достаточно близкого аналога. Вектор поиска нацелен на определение технических элементов основного узла станка, которые являлись бы  противоположением средствам простого наматывания провода.  Но, прежде чем экспериментировать, Егорову Б.С.  следовало  бы провести патентный поиск аналогов и прототипов - это обязательное требование необходимое  для составления описания изобретения. И фантаст, судя по всему, намеренно или по незнанию об этом не предупреждает читателя. Ведь тогда и сюжет потеряет увлекательность и «метод проб и ошибок» выпадет из «хода мыслей изобретателя».  Естественно,  поэтому Егорову Б.С. пришлось ориентироваться на очень дальние фрагменты аналогов для разработки своего станка.  А небольшой патентный поиск мог бы подсказать ему достаточно близкие аналоги, например, швейную вышивальную машину или вязальную машину Зингер. Идти наудачу любят многие изобретатели, и Егоров Б.С. не исключение, что позволило ему написать об этом книгу.   И найти  в качестве близкого прототипа крючки для ручного вязания кружев это тоже неплохой результат. Значит, противоположением «средствам простой намотке провода на кольцо» является «крючки для вязки провода на кольцо». А противоположением «намотки провода на кольцо» является «вязка провода на кольцо». Для пояснения немного теории.
Главный признак развития – это наличие в процессе «качественно изменённого». Сложность процессов развития и эволюции технических объектов объясняется не действием эвристических законов, а естественными причинами. Как всякие материальные объекты, эти процессы подвержены действию общих законов синтеза материальных объектов. С помощью них объекту задаётся продвижение от несовершенства к совершенству. Продвижение, как проявление действия общих законов, относится к понятию преемственности или условию преемственности причины и следствия, прежнего и нового, предшествующего и настоящего, исходного и последующего, начального и конечного, прототипа и изобретения.   Преемственность носит местный, локальный характер. Она действует наиболее рельефно в пределах одного качественного изменения, одного качественного перехода. При многих качественных изменениях объект значительно удаляется от исходных, начальных форм. Выраженность признаков преемственности убывает с ростом количества качественных изменений: «младенческая» форма объекта наименее преемственна (похожа) «зрелой» или закончившей своё развитие, конечной форме того же объекта. Качественный переход на более высокую ступень развития означает появление изобретения и одновременно завершение развития предыдущего (исходного) объекта – прототипа. С течением времени любое изобретение начинает отождествляться с понятием прототипа – нового исходного объекта. Состояние нового качества, изобретения – временное, короткое. Состояние прежнего качества, прототипа – постоянное, длительное.  Условие преемственности обеспечивает и постепенность, и скачкообразность развития объектов. Преемственность – это основа закона последовательного перехода от одного к другому, от предшественника к преемнику, чем поддерживается эволюционный характер развития  объектов. Уменьшение признаков преемственности ограничивает рост признаков новации, при этом увеличение признаков преемственности стимулирует рост признаков новации. Движение от прототипа к изобретению является собственно процессом совершенствования данного объекта. Это движение относится к наиболее продуктивному и открытому виду деятельности человека.  Шаг от прототипа до изобретения как элементное (единичное) преобразовательное продвижение в условиях преемственности не может превышать величины соответствующего качественного перехода. Величина качественного перехода равна совокупному значению качественных изменений, через которые несовершенства прототипа обращаются в совершенства изобретения. Прототип – это наиболее близкий аналог или объект к изобретению. Степень совершенства прототипа отстоит от изобретения не более чем на одну ступень развития, на одну фазу жизненного цикла эволюции и развития объекта. Отсюда, любое достижение можно считать заведомо несовершенным, ибо таковым оно становится через некоторое время. С другой стороны, любое несовершенство можно считать зародышем будущего совершенства. И таким образом оказывается, что совершенство само по себе может представляться некой иллюзией или горизонтом наших устремлений, окончательно достигнуть которых невозможно.
Известно, и якобы со слов самого Альтова, что он очень любил разыгрывать. Подтвердить или опровергнуть это никто сейчас уже не может, но утверждается, что  первыми объектами его розыгрышей и мистификаций были моряки – сослуживцы по Каспийской флотилии. Это увлечение ему впоследствии очень пригодилось и выручало в трагических ситуациях, оказавшись незаслуженно в ГУЛАГе. Дурачить надзирателей и следователей было крайне необходимо, чтобы выжить. Жизненный опыт в такой деятельности и стал тем существенным вкладом  в профессию, которую ему пришлось выбрать - профессию писателя – фантаста, на чём затем и стала строиться его теория (так утверждают его биографы и вполне возможно здесь много мифов). У фантаста такая специальность выдавать гипотетическое за реально возможное художественными средствами. Любители и нелюбители этого жанра точно понимают, с чем имеют дело. Это позволяет им оценивать уровень достоверности гипотетического и мастерства писателя. Никто из фантастов, от первого и до последнего,  никогда не претендовал и не претендует на то, чтобы нечто своё сфантазированное в гипотетическом сюжете считать  доказанным по всем правилам науки. Это противоречит принципам жанра. Например, Ж. Верн очень реалистично описывал несуществующие на тот момент времени аппараты для подводного плавания или для полёта на луну.  Но, он не считал свои писания точной наукой пригодной для строительства подлодок или космических аппаратов.  Альтшуллеру Г. С. такое положение дел в фантастике показалось неприемлемым - роль слишком мелка, а есть всё же честолюбивые амбиции. Да и подходящая тема есть – изобретательство - очень близкое по сути (как он видимо считал) к фантазированию, ведь тема  совсем не проработана и есть где приложить свои творческие силы фантаста.  Вольно или нечаянно, но ему своим творчеством удалось создать новые направления в фантастике:  фантастикологию (наука воображать) и фентези наук (фантазирование инструментов, алгоритмов, методов, теорий, наук, учений) на основе допущений, не имеющих реального или научного подтверждения. Эти допущения  составили авторский, «альтшуллеровский» элемент –  альтшуллерство  - способ доверчивой подмены понятий тщательно замаскированный высокими и благородными целями, наукообразный обман, создающий у читателя или слушателя твёрдое убеждение (не подверженное критике), иллюзию, мираж сокровенного приобщения к настоящей науке, но которая  фактически таковой не является.  Способ вводить читателя или слушателя в заблуждение, выдавая очевидное за доказанное. Создавать неотличимую от действительности иллюзию постижения истины, фактически таковой не являющейся. Предлагать изучение очевидности и неочевидности вместо упорного освоения  трудностей науки.  То есть, все возможные приёмы художественного и психологического плана  так воздействовать на чувства и эмоции читателя, убеждая его, чтобы гипотетическое, сфантазированное, изобретённое и много – много раз повторённое на все лады, однозначно воспринималось как реально двигательное в деятельности человека. Более того, доказанным по всем правилам науки и просто наукой, причём противопоставленной всей существующей науке, которая её не принимает и подавляет. И в этом деле ему сочувствовали, его теория легко принималась и принимается сейчас не только простыми учащимися, но учёными мужьями научных учреждений без всякой проверки. Широкая популярность теории в значительной с мере объяснима: «на безрыбье и рак – рыба». Однако именно это сыграло злую шутку с  фантастом: у него самого появилась иллюзия в истинности им изобретённого с блестящим будущим в планетарном масштабе, которая проявлялась в виде  цели  донести и внедрить это знание новой эры повсеместно. И его учение  действительно получило всемирную известность. Этому способствовали и созданные им новые направления в фантастике, особенность которых в том, что  никто из профессиональных фантастов пока ими не воспользовался - они для них являются чуждыми. Зато приверженцы этой теории воспользовались этими направлениями сполна. Для его учеников, соратников, исследователей, разработчиков его учения и  просто получивших о нём сведения альтшуллерство стало удобным и единственным средством их почти тоталитарного единения, позволяющим повторить многократно  и во многих местах дело учителя и автора направлений. Квалификация в этом деле подтверждается соответствующим сертификатом о неком уровне мастерства в этой науке с правом нести теорию в массы. Даром такие права получают только почётные члены ассоциации.  Худшим в этом деле оказалось то, что любой дилетант, только пересказав ту или иную профессиональную деятельность в свете положений теории Альтова, мог посчитать себя классным профессионалом в этой области, не затратив ни сил,  ни средств на обучение и освоение этой профессии.  В результате, накопленные человечеством знания потеряют свою значимость, если вполне можно обойтись более простыми, просто сказочными, знаниями, предлагаемые теорией Альтова. А по поводу новой эры можно сказать вполне определённо - она  уже состоялась. В ней главным действующим лицом стал дилетант -  принципиальный дилетант, сформированный теорией неуч. Весёлая перспектива у этой эры, не имеющей конца!  И это не мираж, а реальность. Новой эрой охвачены те, кто несёт теорию в массы, не разобравшись в её сути, те, кому теорию преподают, те, кого с ней знакомят, и те, кто  познаёт её в интернете самостоятельно, ориентируясь на обещания апостолов теории на скорый и непременный успех в любом деле.   Однако, не всё то, ценность, что блестит и манит. А потому никогда не поздно призадуматься.
Альтов пишет (Алгоритм изобретения, 1973, стр. 17): «В поезде, оставляя Ленинград, Максутов, как он сам подчёркивал, «фантазировал». Ну, если сам изобретатель «подчёркивал», что он «фантазировал», значит, дело изобретателя - фантазировать. Причём, фантазировать для того, чтобы  «уйти в сторону от «вектора инерции». Так метод проб и ошибок оказался отождествлённым с процессом «фантазирования» изобретателя.  Это допущение позволило Альтову прозрачно указывать читателю на метод: «Фантазируй в сторону от «вектора инерции» и дойдёшь до идеи изобретения. Однако, на самом деле Максутов Д.Д, как учёный и практик, давно размышлял о несовершенствах телескопов – гигантов, например, если взять знаменитый 30- дюймовый Пулковский рефрактор или метровый рефлектор Грёбба, ведь длина линзового телескопа с рефрактором метрового диаметра должна быть, например, равной 20 метрам. Максутов работал -  долго и настойчиво искал пути к переходу на короткофокусную оптику, базирующуюся на одном сорте оптического стекла, что существенно бы сократило размеры оптических приборов. Фактически, он шёл на противоположение существующего, означающее переход от телескопов – гигантов к компактным по размерам оптическим системам  (например, впоследствии менисковый телескоп Максутова, с поперечником мениска в 1 метр, мог бы иметь длину трубы всего в 2 метра). И, как он сам утверждал (а он имеет на это право), именно во время эвакуации, сидя на ящиках в грузовом вагоне, размышляя о школьном телескопе, он изобрел свои знаменитые менисковые системы телескопов, то есть, нашёл ту самую суть противоположения несовершенств телескопов – гигантов.  
Но, здесь надо сказать, как выяснили исследователи его творчества, его революционное открытие возникло не на голом месте. И тем более  не в результате «фантазирования в сторону от вектора инерции», сидя в поезде. Так в его же записках еще 1936 года, где он исследовал  зеркало Манжена, на полях тетради имеются зарисовки системы "манжена", в которой мениск отделен от зеркала и стоит впереди него. В этой, исходной системе Манжена, не хватало параметров для хорошей коррекции аберраций, и Максутов отделил  "преломляющую" часть от "отражающей", чтобы улучшить коррекцию. Но, увы, по неизвестным причинам расчеты произведены не были, и открытие состоялось позже, лишь в 1941 году. Таков истинный путь к изобретению: от прототипа, от исходного объекта к изобретению. Более того, исследовав семейство менисков близких к"ахроматическому" и выведя условие "ахроматизации", он увидел, что оно совпадает с условием, полученным им для  сплошного (сложенного) окуляра. И мениск является одним из его  частных случаев. А ведь та работа была опубликована в "записках" Одесского Физического института аж в 1929 году! Так что можно сказать, что "тернистый" путь изобретения занял 13 лет!  И оно появилось в «своё время», и никак не раньше своих прототипов. К  тому же оно вовсе не «запоздало на 250 – 300 лет», как полагали Максутов и  Альтов (это известное заблуждение).  У Декарта и Ньютона были совсем другие прототипы для своих изобретений. Кроме того, осуществить в объекте все необходимые изменения, чтобы достичь «абсолютно полного совершенства», сразу, в один момент, невозможно. Законы развития налагают ограничения, которые требуют соблюдения эволюционного, поступательного хода развития для любого объекта. Вообще, надо сказать, идея менисковых систем  уже как бы витала в воздухе. Система, в которой аберрации сферического зеркала компенсируются обратными по знаку аберрациями линзы , были предложены независимо от Максутова и друг от друга голландцем А.Бауэрсом, англичанином Д.Габором и финном  И. Вайсайлой. Однако, идея "ахроматического" (выпукло – вогнутого) мениска  получившего наибольшее распространение целиком принадлежит Д.Д.Максутову:  в приборы с зеркальными отражателями-рефлекторами вводится стеклянная выпукло-вогнутая линза-мениск, которая исправляет ход лучей в приборе, то есть, «выгодней выбрать такой мениск, который вводит в систему положительную аберрацию, способную компенсировать отрицательную аберрацию сферического зеркала». В этом суть эффективного совмещения компенсирующей линзы и сферического зеркала для получения совершенной оптической системы. Таково существо противоположения несовершенств прежних оптических систем. Дни войны для Максутова  были годами творческого взлёта. Он интенсивно работал. Меньше чем за год он проводит полное исследование свойств менисковых систем, самостоятельно производит точные тригонометрические расчеты более двухсот менисковых систем различного назначения: от менисковых очков малого увеличения, до менискового планетного телескопа метрового диаметра. Следует напомнить, что все расчеты оптических систем в то время производились только с помощью семизначных логарифмических таблиц тригонометрических функций и логарифмических линеек и были очень трудоемкими. К 1944 таких расчётов было сделано более полутысячи!  В это время все классические зеркальные системы были преобразованы им в менисковые. Это системы известные ныне под названиями Грегори, Румак, Симак были рассчитаны ещё во время войны и предназначались для использования не только в телескопах, но и лабораторных приборах, фотообъективах, коллиматорах больших аэродинамических труб.
Но, жизнь не стоит на месте. Фундаментальная астрометрия выдвинула ряд специфических требований  и для такого совершенного инструмента. Помимо качественной аберрационной коррекции с полным отсутствием хроматизма увеличения и дисторсии, необходимо достаточно большое поле зрения, большой диаметр входного зрачка и светосила системы. На удовлетворение  указанных требований  Д.Д. Максутовым и его группой в 1960 году была предложена двухменисковая оптическая система. И она стала последней и лучшей его работой, воплотившейся в  700 мм двухменисковом астрометрическом астрографе АЗТ-16. Телескоп был изготовлен в 1964г, но Д.Д.Максутов не дожил до этого. АЗТ- 16 был установлен в Чили в 1968 г. на горе Роблес, в 90 километрах к северо-западу от Сантьяго.  :)
Прежде чем "фантазировать в сторону от вектора инерции", следует обратиться к известному сюжету об аглицкой Блохе из «Левши» Николая Семёновича Лескова.
Это произведение своеобразный анализ проблемы взаимоотношения мастера с «человечкиной душой» Левши и отечества. Но поучительно в нём и другое, относящееся к данной теме. Раз подарили государю символ английских достижений,  новейшее аглицкое изобретение,  игрушку - Блоху. «Блоха стальная, нимфозория, работа не наша, не русская. Ножками перебирает, прыгает и кавриль танцует, скачет в каком угодно пространстве». Государь Николай Павлович посмотрел и повелел: «подвергнуть блоху русским пересмотрам и выяснить смогут ли наши мастера это превзойти, чтобы англичане над русскими не возвышались». Такова известная русская устремлённость верхов нашего отечества. Так чужие достижения становятся престижной целью отечества. А выдающиеся изобретения низвергаются до положения прототипов, чтобы «превзойти».  «Как быть теперь, православные»?  подбадривал государь. Не отсюда ли извечные русские вопросы «Что делать?», «Как быть?».   И оружейники соответственно молвили: «мы слово государево чувствуем, но не знаем, что учиним, авось в постыжении его слово не будет, что – нибудь  достойное государеву великолепию представим». Туляки - мастера, сведущие в металлическом деле, знают, как пишется картина «вечерний звон»!  Кузнецкое дело для легендарного Левши и его братьев было семейным ремеслом. И выполняли они его виртуозно. Кроме оружия, гвозди, подковы и копыта лошадей были привычными объектами их работы. А тут  перед ними странный объект - «соринка», «аглицкая» игрушка, Блоха. И что делать с ней  – неизвестно. Переживания у мастеров сложились, естественно,  прощальные. Блоха – не лошадь. Однако подковы и гвозди могут быть по размеру лапки Блохи. Вот она догадка, вершина мастерства и то, что можно продемонстрировать. Ничего, подкуём и её, главное  «глаз так пристрелять». Работа долгая, упорная - подковали Блоху по обыкновению русскому. Что умели, то и сделали! Единственная неприятность  -  работы не видно. Для  государевой экспертизы  Блоху завели, как иначе. «Блоха  усами зашевелила, но ногами не трогает, ни дансе, ни верояции не танцует как прежде». Так случился конфуз при высочайшем присутствии. Конечно скандал, обвинения в воровстве, порче дорогого имущества.  А Левша один, как принято в нашем отечестве,  за всё отвечает  и оправдывается: «ничего не испортил, только посмотрите в сильный мелкоскоп лишь на одну  ножку».  Государь посмотрел и радостно заключил:  «не обманули  - они аглицкую блоху на подковы подковали»!  Такая ювелирная работа да ещё со скрытым  намёком  достойна гордости за отечество! Ну и что ж, что  Блоха не танцует, зато  теперь её не стыдно отослать англичанам обратно.  Пусть оценят  тонкость нашей русской работы. Однако не учли, что отправляют подкованную Блоху на настоящую техническую экспертизу. Англичане посмотрели и удивились к чему это Блохе подковы. Спрашивают у Левши:  «чему он учился, знает ли арифметику». «Наука наша проста», отвечает он, «Псалтирь да Полусонник, а арифметику мы не знаем». Удивились англичане: «что это за книга в России - Полусонник?  Левша разъясняет: «это книга, если в Псалтире что – нибудь насчёт гадания царь Давид неясно открыл, то в Полусоннике угадывают дополнение»! Англичане здесь справедливо замечают: «жаль, лучше б вы арифметику знали, это пользительней, чем весь Полусонник». «Тогда вы бы могли сообразить, что в каждой машине расчёт силы есть, а то, вот вы очень в руках искусны, но не сообразили, что такая малая машинка – нимфозория на самую аккуратную точность рассчитана и подковок она несть не может. Теперь она не прыгает и не танцует».  Таким оказалось развёрнутое заключение английской, а, значит, и мировой патентной экспертизы. Если  не владеешь знаниями, как создаются изобретения, значит, все «искусные и смысловые»  изменения  в прототипе - не изобретение. И Левша соглашается, «спору нет, мы в науках не зашлись, но только своему отечеству верно преданные».  Известное русское оправдание. Однако, для отечества это не повод быть к своим чадам соответствующим. Как известно, заболевшего в дороге Левшу свалили на пол в полицейском участке и, как водится, обокрали. И кто за него заступился? Только его друг – возмущённый англичанин: «хоть шуба у него овечкина, так душа человечкина»!  Однако и  его за это - вон. И всё же, умирающий Левша успел поведать своему отечеству в лице доктора свою знаменитую «тайну» - «у англичан ружья кирпичом не чистят…».  Таков оказался отечественный уровень отбора достижений в технически развитых странах.  Иной пересказ сюжета может лишь тешить «национальное» чувство гордости, оправдывая отсутствие знаний искусным  ремеслом по наитию.  :)
Альтов убеждает читателя: «В школе и вузе будущий инженер привыкает к тому, что условия задачи достоверны и вполне достаточны. В изобрет. задаче всё иначе. Поэтому первые встречи с изобрет задачами порождает недоумение и неуверенность в том, правильно ли они сформулированы…»  (Найти идею, 2003, стр. 46).  То, что это так имеет под собой веские основания: все предложенные фантастом задачи как «изобретательские» сформулированы не только неверно, но и технически безграмотно. Вольность в формулировках позволяет фантасту «делить» свои задачи аж на 5 уровней сложностей. Например, задача 3.2 (там же, стр. 48) об « обогащении руды» признана им решённой «тривиально»: «исходный продукт подают в наполненную жидкостью открытую камеру. Жидкость вспенивают, пена с частицами руды переливается через край камеры. Лопастное устройство смахивает пену,  при этом лопасти постепенно раскручивают жидкость, а это затрудняет отделение от пустой породы. Как предотвратить вращение жидкости, не мешая лопастям смахивать пену?». «Тривиальность» заключается в «снабжении флотационной камеры радиальными перегородками». Для сравнения обратимся к той реальной задаче, которую решали три научно – исследовательских института и 38 авторов изобретения по а.с. 439316 (это легко проверить – достаточно открыть текст описания). Во – первых, во флотационную  камеру поступает не жидкость, а пульповоздушная смесь. Эту смесь создаёт аэратор, который засасывает и подготовленную пульпу и воздух. Именно своим импеллером аэратор создаёт в камере соответствующий  гидродинамический режим и турбулентные потоки пульповоздушной смеси (а вовсе не «лопастями пеносъёмного устройства»).  Практическая задача сотрудников трёх институтов заключалась в интенсификации процесса флотации в конкретной  флотационной машине механического типа  (последовательно работающих цилиндрических камер, аэраторов и лопастных пеносъёмных устройств). Учёные установили, что режиму интенсификации процесса флотации противодействует неупорядоченность гидродинамики движения пульпы и удаления продуктов. Противоположение этой причины приводит к режиму упорядоченной гидродинамики движения пульпы и удаления продуктов. Этот режим достигается тем, что во флотационной камере установлены радиальные перегородки, образующие секторы, по внешним дугам которых удаляют пенный продукт, а внутренние дуги образуют сливную воронку для разгрузки камерного продукта (то есть, упорядочивается гидродинамика движения пульпы и удаления продуктов – пенного продукта и камерного продукта).  При этом положение секторов регулируется по высоте камеры. Камера выполнена цилиндрической с круговым съёмом пенного продукта. Лопасти регулируются как по заглублению в пену, так и по углу поворота. Площадь пеносъёма изменяется за счёт поворота лопастей вокруг своей оси. На сектора дополнительно могут накладываться решётки с большим живым сечением от турбулентных возмущений.  Для удаления камерного продукта машина снабжена центральным кольцевым  сливом. Предусмотрена также покамерная регулировка уровня пульпы с помощью выдвижного телескопического стакана.  Такова реальная сложность решения по интенсификации процесса флотации, которую можно теперь сравнить с задачей по «предотвращению вращения жидкости». «Тривиальность» легко выдать за предельную «простоту», что фантаст и демонстрирует, разделяя некие задачи по уровням сложности. Надо заметить, что предлагаемые в качестве «изобретательского инструмента» 40 (или 125) типовых приёма к «тривиальным» решениям фантаст не относил.  
Далее Альтов утверждает: «Если абсолютно правильно сформулировать изобрет. задачу, то она перестанет быть задачей: её решение сделается очевидным или же будет ясно, что задача не поддаётся решению при имеющемся уровне науки и технике» (там же, стр.46). Другими словами, выходит, что изобретатели решают в основном «неправильно сформулированные задачи». Все «правильно сформулированные задачи» имеют очевидные решения, которые следует относить к «мельчайшим («неизобретательским") изобретениям, но они могут оказаться  «неподдающимся решению по состоянию уровня науки и техники». Вот такая казуистика. Вместе с тем, фантаст сетует: «Не хотелось бы, чтобы у читателя создавалось упрощённое представление, что задачи первого уровня до смешного легки» (там же, стр. 54). И как бы с кем – то споря, продолжает: «Всё значительно сложнее. Да, задачи первого уровня действительно не имеют отношение к изобретательскому творчеству, это конструкторские задачи». И за  уничижительно «конструкторские» легко им выданы несколько изобретений на судовые мачты, причислив их к изобретениям «шлагбаумостроения» (хотя они не просты и требуют усилий изобретателя). Фантаст посчитал, например, что в зад. 3.3 (там же, стр. 50) есть «предельно простая задача»: «Есть шлагбаум. Поднимать и опускать его подвижную часть трудно. Как быть?» Действительно ли изобретатели этим занимались? Конечно, нет. Во – первых, заваливание мачты и опускание шлагбаума имеют разное назначение. Во – вторых, откидной шлагбаум обязательно неуравновешен – с другой стороны стрелы имеется контргруз для оперативного подъёма стрелы. Для опускания такой стрелы необходимо приложить усилия. В изобретении по а.с. 1070055 (1984 г) прототипом судовой заваливающейся мачты является конструкция мачты, требующая для её эксплуатации наличия лебёдки (а.с. 973407). Сложность такой мачты противополагается, что бы получить упрощение её конструкции.  Упрощение конструкции достигается тем, что заваливающаяся мачта, содержащая стойку, прикреплённую с помощью опорного шарнира к стандерсу, имеет такой опорный шарнир, который  расположен в центре тяжести стойки, причём отношение сторон от 1,8 до 1,6. Такую мачту удобно эксплуатировать: производить заваливание и подъём можно вручную.   Мачта технологичней и проще известных.
Ещё проще фантаст посчитал зад 3.4: « Стойка мачты велика, как её опускать, если свободное пространство на судне ограничено» (там же, стр. 50) . Ответ «очевиден»: «надо добавить ещё один шарнир, чтобы складывать верхнюю часть стойки».   И фантаст предлагает в качестве ответа изобретение а.с. 973407 (1979 г) КБ речного флота, которое является прототипом предыдущего примера. Надо сказать, у изобретения а.с.973407 имеется свой прототип по а.с. 186867 (за 1966 г). Вылет такой мачты при заваливании нарушает работу судового оборудования - сигнальных огней (а вовсе не из – за «ограниченности пространства» на судне). Что выявлено при эксплуатации судна. Поэтому задачей являлось уменьшение вылета мачты и сохранение при этом работоспособности судового оборудования.  Эта цель достигается тем, что верхний участок шарнирно соединён с поворотной частью (не просто так, а) с возможностью поворотного откидывания и имеет устройство для его удержания в положении, параллельном первоначальному до заваливания (именно это обеспечивает функциональное назначение и работу  сигнальных огней, которые штатно расположены наверху мачты).  Устройство выполнено в виде  балансира и имеет фиксатор. Это устройство обеспечивает при заваливании мачты сохранение положения, параллельное первоначальному, позволяя  после заваливания использовать сигнальные огни в качестве дублирующих.
Хотя потом фантаст начал считал наличие шарниров в устройстве действием «закона динамизации» (там же, стр. 64), но это не помешало «низвергнуть» изобретение а.с. 1082673 (там же, стр. 50): «Может быть разделить мачту на звенья и установить много шарниров. Тогда стойка складывается, как плотницкая линейка». Следует заметить, это изобретение имеет тот же прототип по а.с. 186867. У этого прототипа уже имеется шарнирный параллелограмм, который уменьшает вылет мачты. Однако эксплуатация мачты показала: уменьшение вылета незначительно, кроме того, не обеспечивается безопасный доступ к сигнальным средствам при расположении мачты на рубке судна. В изобретении по а.с. 1082673 уменьшение вылета мачты и обеспечение безопасного доступа к сигнальным огням достигается тем, что между стойкой и параллелограммом установлено шарнирно соединённое с ним промежуточное звено, при этом стойка дополнительно соединена с параллелограммом шарнирной тягой. Введение промежуточного подвижного звена  с дополнительными тягами уменьшает вылет мачты и, что главное, позволяет опускать мачту с сигнальными средствами на нижний, более широкий, ярус надстройки судна. Именно это обеспечивает удобный и безопасный доступ для обслуживания сигнальных средств, что исключает необходимость в дополнительном оборудовании специальных выносных площадок или надстроек. Техническое решение совсем не «тривиальное», потому и признано изобретением.
Ещё пример «простой задачи» под № 3.5 (там же, стр.51): «Объекты окружают забором, выполненным из железобетонных стоек. Иногда  часть забора надо опустить (неизвестно зачем). Стойки снабжают шарнирами, но они тяжёлые и их сложно опускать – поднимать. Как быть?» Фантаст абсолютно убеждён, что «читатель не дочитав условия, решит эту задачу». Но, автор изобретения по а.с. 965404 Ю.Н. Фесенко не составлял подобной задачи, а рассматривал прототип, у которого стойка изгороди содержит основание и шарнирно соединённый с ним столбик с механизмом его подъёма в вертикальное положение (а.с. 578928). Он считал, что это довольно сложная конструкция и её следует упростить. Цель достигается тем, что механизм подъёма столбика выполнен в виде противовеса, размещённого на нижнем конце столбика  под шарниром. Противовес выполнен в виде прилива из железобетона или чугуна (именно этот признак изобретения вызвал у фантаста «восхищение»: «хорошо, что противовес не сделан из чёрного дерева или платины»). Однако, использование таких стоек в искусственной изгороди позволяет осуществлять проезд внутрь изгороди и из неё транспортного средства в любом месте, где установлены такие стойки. Вот оно главное назначение стоек искусственной изгороди для пастбищ: свободно пропускать транспортные средства вовнутрь изгороди и обратно.  Это совсем не то, что определено фантастом: «стойки иногда надо опустить, а они тяжелы ..». Надо отметить, что более простые изобретения предлагаются фантастом в качестве следствий действия  «закона увеличения степени динамичности» (там же, стр.64). На одни изобретения «закон» действует как направление развития, а на вышеуказанные изобретения не очень – они  просто «тривиальны». Примером действия «закона», по его мнению, является изобретение по а.с. 324990 - "Опора для шпалерных насаждений", например, малины. На обычных опорах ветви малины необходимо отвязывать и пригибать к земле (иначе их невозможно предохранить от зимнего подмерзания). Поэтому, с целью использования самой опоры для осеннего пригибания ветвей, опора выполнена  из двух шарнирно соединённых частей, верхнюю из которых применяют для наклона ветвей. Что к чему теперь можно сравнить.  :)
В «Алгоритме изобретения» (стр. 31) Альтов предлагает примеры изобретений разного уровня (от 1 до 5). В «Найти идею» (стр. 49) предлагаются  задачи, хотя указываются изобретения от «мельчайших» до «крупнейших». Как измерять  «мелкость» «мельчайших» изобретений не дано, но есть заключение: «тривиальная задача и тривиальное решение». Правда, в сноске автор указывает: «не хочу сказать, что на такие изобретения не надо давать а.с….. С точки зрения психологии творчества в таких изобретениях нет творческого процесса» (Алгоритм изобретения, 1973, стр.33). Очевидно, творческий процесс, по мнению фантаста, заключается в подходе: «Нужен способ перевода изобретательской задачи с высших уровней на низшие, превращая трудную задачу в «лёгкую» (Творчество как точная наука, 2004, стр. 20). То есть, нужно перейти  с уровня, где есть «творческий процесс, туда, где «нет творческого процесса». Другими словами предлагается: например, «задачу крупнейшего изобретения – создание самолёта» (хотя такой задачи никогда не существовало), где есть «творческий процесс» (Найти идею, 2003, стр. 54) нужно  перевести на низший уровень, «превращая» её в «лёгкую задачу», например, «задачу складывания бумажных самолётиков», где «нет творческого процесса». Надо упорно искать, неведомо где, некие задачи «высшего уровня» и, чтобы создать изобретение, переводить их на «низший уровень». Ничего подобного в жизни изобретательства нет. Всё как раз наоборот. Фантаст игнорирует прошлый опыт, на чём строится всякое изобретение. Без аналогов и прототипов всё начинается с некого нулевого состояния, независимо от того, на каком уровне своего развития находится данный объект изобретения, который обладает ещё и своей скоростью развития. Возьмём «мельчайшие» изобретения. «Защитный колпак к баллонам» а.с. 157356, 1963г, авторы Б.В. Азаров и др. (Алгоритм изобретения, 1973, стр. 33) Действительно, целью изобретения является снижение стоимости колпака и экономия металла, ведь ГОСТовский колпак требуется изготавливать из металла. Реализация этой цели создаёт значительную по размерам экономию. В этом и крупность изобретения. Творческий процесс в достижении этой цели заключается в том, что авторы изобретения указывают, как конкретно изготавливать колпак из волокнистых пластмасс или полиамидных смол, при этом  для придания прочности самому слабому месту - его внутренней сферической поверхности, её снабдили рёбрами жёсткости. Такой колпак изготавливают прессованием в многоместной пресс - форме. Переход от металлического колпака к пластмассовому содержит и новизну, и изобретательский уровень, и промышленную применимость. Таков переход с низшего ступени развития на более высокий. Или «Сифон для перекачивания жидкого металла», 1970 г, автор А.И. Скучилов.(там же) Автор вовсе не решал задачи о «недопущении опускания трубки на дно», он был озабочен  повышением чистоты металла, отбираемого с помощью сифона, который имеет горизонтальный всасывающий конец. Необходимо было исключить движение слоя осадка на дне при всасывании металла через всасывающий горизонтальный патрубок. Противоположение этой причины приводит к обеспечению с помощью упора постоянной высоты горизонтального патрубка над поверхностью осадка независимо от значений толщины  плотного слоя осадка. И здесь есть переход с низшего ступени развития на более высокий. В обоих случаях делается вполне определённый  шаг при переходе от прототипа к изобретению. «Мелкие» изобретения характеризуются тем же. Вот текст «мелкой» задачи 3.7 (Найти идею, 2003, стр. 51 – 52): «В трубе с движущимся газом установлена поворотная заслонка (прототип). Иногда, температура газа неконтролируемо меняется на 20 – 30 град. При её повышении уменьшается плотность газа и его расход. Нужно обеспечить постоянный расход газа (для каждого угла поворота заслонки)». Последнее – отвлекающая «подсказка». Эту задачу как «мелкую» определила контрольная группа из 18 инженеров, которая «расправилась» с ней за 42 минуты (там же, стр.52).  Какая задача – таков и результат. Фантаст пишет: « в группе возникла серия идей (а не технических решений), использовать для саморегулирования температуру, тепловое расширение… Выгодней использовать биметаллические пластины, значительно меняющие свой изгиб при небольших перепадах». На самом деле авторы Д.А.Лындин и др. изобретения  а.с. 344199 из научно – исследовательской лаборатории «Прибор» изучали неустойчивость  работы системы автоматического регулирования, имеющей дроссельные поворотные заслонки с поворотным диском (сравните – «в трубе установлена поворотная заслонка). Далее - по тексту описания изобретения. При подаче воздуха в трубопровод диск поворачивается вокруг оси в зависимости от команды, поступающей в исполнительный механизм. При увеличении температуры потока увеличивается вязкость среды и соответственно уменьшается расход, для чего дополнительно открывают заслонку на больший угол. Это приводит к увеличению противодействующего момента и неустойчивой работе системы. Отсюда, противополагая эту причину неустойчивой работы системы, в предложенном устройстве дополнительного поворота заслонки не происходит (сравните - «для каждого угла поворота заслонки»). Просто отгибается биметаллический элемент, открывающий (перепускное) отверстие, и, таким образом, компенсируется изменение расхода в зависимости от температуры. (Точнее, от её повышения, а не «перепадов», так как при понижении температуры заслонку просто прикрывают).  Итак, «мелкостью» отличается выдуманная фантастом «задача», но не изобретение, которое построено на прочной основе – на исследовании причин неустойчивой работы системы автоматического регулирования. Сделан вполне нормальный конструктивный шаг от прототипа к изобретению и  переход на более высокую ступень развития.
Фантаст утверждает: «в задачах первого уровня объект не изменяется, на втором изменяется, но не сильно. На третьем уровне объект изменяется сильно. На четвёртом – он меняется полностью, а на пятом меняется вся система, в которую входит объект» (Творчество как точная наука, 2004, стр. 16). Тем самым утверждается, что принцип преемственности прототипа и изобретения не существует,  есть лишь различия в размере шага при переходе от примитивного прототипа к изобретению. Чем шаг больше, тем крупнее и непохожей на прототип изобретение. То есть, можно без всякого  развития объекта шагнуть в его преобразовании сразу на высший уровень. Например, складывая бумажные самолётики, можно создать самолёт последнего поколения. Вот пример «средней» задачи 3. 8 (Найти идею, стр. 52)  неуклюже придуманной фантастом: «Есть специальный вид фотографирования с использованием  взрывного затвора: с помощью электрического заряда (обратите внимание, не разряда) уничтожают шторку, перекрывающую путь световому потоку. Этот принцип решено использовать в при киносъёмке. Но, киносъёмка требует непрерывности, надо снимать один кадр за другим. Возникает проблема: каким образом быстро менять шторку, уничтоженную взрывом?» Здесь так же «судьбу» задачи решала контрольная группа из 14 человек, которая промучилась от 2 до 3 часов, но так и не смогла дать «контрольный ответ» - а.с. 163487, хотя были предложения «сделать шторку из порошка» (там же, стр. 53). Надо сказать, автор изобретения А.И.Чурбаков предлагал лишь «Способ перекрытия светового пучка» (Именно перекрытия света, а не как в задаче – открывать путь свету, уничтожая шторку). В прототипе изобретения прерыватель света не шторка, а  оптическое стекло, разрушаемое ударной волной, возникающей от взрыва или мощного искрового разряда. И тогда, когда стекло разрушается, то перекрывается путь свету. Таков известный способ прерывания светового пучка. Для последующих прерываний света необходимо множество новых разрушаемых стёкол. Что, естественно, расточительно. Цель изобретения -  многократное использование одного и тот же прерывателя светового пучка. Свойством твёрдого тела является невосстанавливаемость после разрушения. Противополагая это свойство, авторы перешли к свойству восстанавливаемости после разрушения, что присуще жидкостям. Цель изобретения достигается тем, что прекращение засвечивания светочувствительного слоя (что не пригодно для киноплёнки) обеспечивается жидкостным «султаном» (выбросом жидкости), возникающим при взрыве или искровом разряде в жидкости, помещённой между двумя защитными стёклами. Её свободная поверхность в спокойном состоянии лишь касается светового канала оптической системы. «Султан» - непрозрачная среда, образующаяся в результате кавитации жидкости при взрыве. Время перекрытия света зависит от начальной скорости подъёма «султана» и размера сечения светового канала. Время существования «султана» зависит от мощности взрыва и глубины его осуществления в жидкости. Здесь сделан тот же, ничем не отличающий от предыдущих изобретений, конструктивный шаг от прототипа к изобретению или переход на более высокую ступень развития. В качестве примера изобретения четвёртого уровня предложено а.с. 260249 о «новом способе контроля износа двигателя с помощью люминофоров». Но, это изобретение относится к «Устройству для испытания материалов на длительную прочность в условиях высоких температур» (рассматривалось ранее).  В «Алгоритме изобретения», стр. 35) в качестве четвёртого уровня («крупного») изобретения предлагается а.с.. 163559 на «Способ контроля износа породоразрущающего инструмента».  Но, и в этом изобретении совершён вполне обычного  размера шаг от прототипа к изобретению и переход на более высокую ступень развития. Если в прототипе контроль износа осуществлялся по сигналам радиоактивных изотопов, помещённых в тело инструмента, то в изобретении сигнализатором износа  является ампула с резко пахучим веществом, вмонтированная в тело инструмента. Этим достигается упрощение контроля износа. По сравнению с дорогими и опасными радиоактивными веществами, резко пахучее вещество обеспечивает значительную экономию.
К «крупнейшим» или пятого уровня изобретениям отнесено изобретение а.с. 412397 (Творчество как точная наука, 2004, стр. 17) - «Рабочее тело для преобразования тепловой энергии в механическую». Что из себя представляла бы здесь задача высшего уровня, не смог представить даже  профессиональный фантаст, поэтому примера такой задачи (с бесчисленным перебором вариантов) по мотивам этого изобретения  им не приводится. Фантаст, очевидно, ориентируясь лишь на формулу изобретения, отметил, что « Веществ, сильно меняющих свойства при небольших перепадах  температуры, мы знаем мало.. Обнаружение таких веществ – это уже нечто граничащее с открытием».  На самом деле авторам этого изобретения из Воронежского института было известно рабочее тело теплового двигателя в виде упругодеформированного твёрдого тела, например хрома, у которого выше или ниже температуры плюс 37 град. резко меняется модуль упругости. Однако, наличие у этого рабочего тела  только одной фиксированной температуры, при которой наблюдается аномалия термодинамических свойств, является сложностью в его применении. Естественным и предсказуемым шагом здесь является переход к сплавам. Например, к монокристаллам сплавов  Cu – Al – Ni и Cu – Al – Mn.  У них узкий температурный интервал +/- 10 град перехода из одного фазового состояния (пластичного) в другое (сверхупругое до 15%) и наоборот. Указанные свойства проявляются уже в широком диапазоне температур от – 196 град до + 200 град. Конкретная температура фазового превращения определяется составом сплава и его термообработкой. Именно это позволяет обеспечивать преобразование тепловой энергии в механическую. В результате, имеется вполне нормальный шаг перехода от прототипа к изобретению. Придуманные фантастом градации задач и изобретений не имеют под собой реального подтверждения. У любого объекта изобретения, находящегося в своей фазе развития, переход от прототипа к изобретению является шагом одинакового размера.  :)
Немного истории. АзОИИТ  в начале 70 гг. Как всё начиналось, показано в рекламном альбоме.





















Фантаст во всех своих книгах упорно отождествлял способность к фантазированию (воображению) со способностью изобретать. Первое якобы обуславливает второе. Убедиться в том, что это не так, он предоставил себе сам, но полученные результаты его не убедили.
Фантаст пишет: «Пик воображения соответствует ныне 11 – 12 годам (возраста человека). Но, (парадоксальная ситуация!) в этом возрасте человек не изобретает! Начинает он изобретать, когда воображение полностью испарилось….» (Найти идею, 2003, стр. 125). Проверку этой очевидной закономерности он проводил, ставя свои «научные» эксперименты на детях, очевидно пытаясь найти у них под «пиком воображения» огромный потенциал изобретательности (в смысле находчивости). Из большого количества детей участвующих в эксперименте «по завязыванию разнесённых в разные концы верёвок» только «гениальные» единицы «разрешали предложенную ситуацию, так как надо» (там же, стр. 127- 129). Описан даже один клинический случай с девочкой (там же, 129 – 130): решая задачу о «дверях для проезда электротележек», девочка, лёжа в больнице (очевидно в бреду)  всё время повторяла, что «идеально, если дверь открывается сама – даже без «сим – сим».   Дорого же, однако, достаются «правильные решения» детям, если для этого необходимо бредить!   Даже эти отрицательные результаты собственных экспериментов над неокрепшими умами не изменили «твёрдых» убеждений фантаста и  позволили ему утверждать, что «начинать обучение творчеству (изобретательскому) надо как можно раньше» (там же стр. 128), то есть тогда, когда  физиологически не изобретается! Однако, творчество как «полёт фантазии» и изобретательность ребёнка вещи всё же разные. Ребёнок в игре, действительно, моделирует различные ситуации и так воображает, фантазирует, придавая неизвестному известные качества для того, чтобы познать предмет, вызывающий у него интерес. Но это не изобретательство, он ничего не изобретает в полном смысле этого понятия, детям просто важен сам процесс игры, познание мира, научение, активность. Изобретать они, действительно, ещё не могут. И это естественно. Они ещё не разбираются в том, что плохо, а что хорошо. И отличить «хорошее» от «лучшего» им пока не под силу, так как не сформированы ещё ценностные критерии.
В связи с этим, примечательна здесь «очень простая» зад. 7.8. (там же, стр. 122) о «применении в строительстве монолитного бетона»: «Металлическая или деревянная опалубка (речь идёт о «скользящей опалубке») прилипает к затвердевшему бетону, поэтому применяют домкраты, чтобы сдвинуть опалубку, а это повреждает поверхность бетона. Как быть?» Далее следует список чего не нужно предлагать: затирки, вибрацию, обмазки, тепловое расширение. Это сделано фантастом не зря, уж больно нелепо и неопределённо выглядит сама «задача» - как здесь изобретать, если столько ограничений!  И фантаст рекомендует: «Вам надо найти только идею решения…Кстати, «найти идею» означает – с позиций триз – «найти идею и обосновать её, используя законы развития тех. систем, стандарты и т.д. …Ничего страшного, если решение не получилось» (там же, стр. 123). Всё просто: «найти идею» это значит «найти идею и обосновать»! Не велика ценность теории, которая не позволяет  что - либо решить. А что «идея»? - это всего лишь основная мысль, замысел, который нужно «искать» неведомо где, не фантазировать же его на самом деле! Между тем, реальные «ответы» у фантаста нашлись, и они извлечены вовсе не из «пламени фантазии» (так как о «ледяной логике» говорить не приходится), а из бездонного фонда патентной информации. Но, как они разнятся с тем, что втолковывает фантаст, достойно отдельного рассмотрения!
По самой «задаче»: во – первых, домкраты применяют не потому, что нужно «отрывать прилипшую опалубку от затвердевшего бетона» (это явный элемент запутывания, если не «дезинформация» дилетанта), а потому, что сами скользящие опалубки имеют значительный вес. Кроме того, процесс движения опалубки всегда осуществляется по поверхности бетона «раннего возраста» или по твердеющему бетону, а не по «затвердевшему», когда присасывание опалубки к изделию завершёно. Да и дефекты на поверхности бетона образуются не из – за «отрыва опалубки от бетона», а из – за трения щитов опалубки по бетону при её движении.  Изучая «ответ», можно видеть, что  автор изобретения 308172 Е.С. Векслер в 1971 г. из Ростовского инженерно – строительного института предлагал лишь «Способ изготовления из бетонной смеси армированных изделий, элементов, деталей в скользящей опалубке».  Он не решал мнимую проблему «отрыва опалубки от затвердевшего бетона», такой технической задачи не существует,  его целью было снижение трения между поверхностями твердеющего бетонного изделия и скользящей опалубки при движении последней. Учёный нашёл, что образование вакуума вблизи поверхности опалубки является причиной высокого коэффициента трения между поверхностями изделия и скользящей по его поверхности опалубки, не смотря на обработку бетонной смеси постоянным током (чтобы вывести влагу поближе к поверхности изделия). Противоположение этой причины указывает на осуществление локализации вакуума, его предотвращение, что позволяет исключить присасывание опалубки. У автора эта цель достигается тем, что пропускают  постоянный электрический ток напряжением 1 – 2 в. на см. толщины слоя бетонной смеси в процессе перемещения опалубки (а не «при отрыве от затвердевшего бетона). При этом, «плюс» источника тока присоединяют к арматуре изделия, а «минус» - к элементам опалубки. Автору известно, что бетон «раннего возраста» это коллоидно – пористое тело (в отличии от  затвердевшего бетона). В результате пропускания постоянного тока в таком теле протекают известные процессы: электроосмотический перенос жидкой фазы на поверхность опалубки, электрофорез – перенос коллоидных частиц к изделию и гидролиз жидкой фазы, приводящий к выделению на поверхности опалубки водорода. Именно благодаря таким процессам вакуум не образуется вблизи поверхности опалубки, что и исключает присасывание опалубки к изделию в процессе её перемещения.
Рассматривая другой «ответ», видно, что тот же автор в изобретении 628266 с товарищами по институту предлагал в 1976 г. уже «Способ изготовления изделия в скользящей опалубке», где прототипом было вышеуказанное изобретение 308172. И здесь автора и соавторов данного изобретения совсем не занимала «задача отрыва прилипшей опалубки от затвердевшего бетона». Они рассматривали условия применения скользящей опалубки при отрицательных температурах, когда в бетонную смесь вводятся растворы электролитов (веществ, в которых перенос электричества осуществляется движением ионов).   Это те самые условия именно той практической задачи, на решение которой направлено данное изобретение. Учёные обнаружили, что при наличии в бетонной смеси электролитов резко снижается эффективность применения способа по а.с. 308172. Цель изобретения та же – снижение сопротивления движения формирующей поверхности по твердеющему бетону, но содержащего добавки электролитов. Противоположение способа изложенного в изобретении 308172 указало авторам  на применение напряжения электрического тока 5 – 60 в,  вместо 1 – 2 в.  При этом полюса источника тока потребовалось подсоединить в противоположной последовательности:  «плюс» - к элементам поверхности опалубки, а «минус» - к электродам бетонной смеси изделия (обеспечивая движение ионов). И это не идеи, а настоящие технические решения, которые имеют свою определённую логику принятия.  :)
PS.В продолжение предыдущего.

Когда стали известны технические решения автора изобретений 308172 и 628266  Е. С. Векслера, многим станет интересен  тризовский вариант «решения» этой «задачи». Он есть  и его можно изучить  в книге «Поиск новых идей: от озарения к технологии», 1989г., стр. 109 – 117, это зад. 18 , как пример некого «разбора задачи по АРИЗ» (АРИЗ – 85В).
Краткий дословный текст «задачи» следующий: « Здания из монолитного железобетона строят методом скользящей опалубки –  обычной металлической формы, в которую заливают бетонную смесь. Когда смесь затвердевает, опалубку поднимают выше. Удобно, но есть недостаток: бетон прилипает к опалубке. Действуя домкратами, её всё – таки отрывают от бетона и передвигают, но стены при этом получаются «со шрамами», её необходимо штукатурить. Передвинуть опалубку, когда бетон ещё не затвердел, нельзя, возможна деформация стены. Как быть?».  
Как видим, текст мало отличается  от указанного в 7.8. («Найти идею», стр. 122). Есть «дополнение» об «опасности деформации стен, если бетон ещё не затвердел».  Надо повторить, что «задачу» составляли круглые неспециалисты и даже не те, кто добросовестно заглянул в строительный справочник (очевидно полагая, что для обычного читателя «и так сойдёт», главное, пусть больше фантазирует).
Для сравнения - кратко о технологии строительства монолитных зданий.  Скользящую опалубку редко изготавливают из одного материала (древесины или металла), обычно это деревометаллические конструкции. Щиты опалубки имеют конусность 0,5 % (с уширением к низу) для уменьшения трения.  Для большего облегчения скольжения их смазывают смазками. При непрерывной работе,  скользящую опалубку начинают поднимать сразу поле укладки в неё бетонной смеси со скоростью 1 – 4 см/ мин.    При циклическом (с остановками) подъёме   применяют бетон с замедлителями твердения и опалубки с  т.н. «отрывными щитами» («отрывные» здесь  - означает «нескользящие непрерывно» - «шагающие»), которые имеют специальную систему шагающих подъёмников. Отрыв щитов от бетона и их перестановку осуществляют при достижении бетоном заданной начальной прочности (от 1.5 МПа) на высоту 70-80 см. Применение отрывных щитов из водостойкой фанеры исключает дефекты бетонирования и повышает качество бетонируемых поверхностей. Появление дефектов бетонирования, таких как разрывы сплошности, раковины, каверны, поры не связано с  «отрывом опалубки». Эти дефекты, а также изъятие закладных деталей и проёмообразователей  подлежат обязательному исправлению.  «Шрамы» это глубокие царапины, борозды, которые  образуются из - за трения щитов о поверхность бетона при движении опалубки. Электричество применяется исключительно для прогрева монолитных конструкций.
Отметим, что автор  выше указанных изобретений рассматривал «Способы изготовления изделий (конструкций) в скользящей опалубке», у которой  есть токопроводящие поверхности.  
Теперь рассмотрим «лёд логики и пламень фантазии» хода поиска идеи от несуществующей на практике задачи до технического решения (когда оно стало известно решателю). Итак.
ТП1- «если форма удерживает смесь долго, то смесь хорошо затвердевает, но прилипает к форме» (это очевидно). ТП2 – «если  - недолго, то смесь не прилипает, но не успевает хорошо затвердеть» (и это очевидно.)  (Известно и логично!)
Конфликтуют «смесь» и «форма».  (Они не «конфликтуют». Каждый из них живёт своей жизнью. Но как это разительно отличается от того, что исследовал профессиональный учёный Векслер. См ниже)
Выбираем ТП1 и «усиливаем»: «форма держит долго, то есть, держит всегда (неподвижна), при этом смесь хорошо затвердевает и намертво прилипает к форме». (Опалубку запросто «превратили» в нескользящую.  А что «главный производственный процесс»?  Оказывается,  совсем не в движении опалубки, а в затвердевании бетона! Это уже не логика, а - «пламень фантазии».)
Необходимо ввести Х – элемент, который сохранит отличное затвердевание смеси и не допустит её прилипания к форме. (Это известный подход, например, щиты опалубки смазывают)
По стандартам вепольная модель указывает на «вредное поле прилипания» между смесью и формой, на вредный веполь». Значит, для разрушения «вредности» можно воспользоваться станд. 1.2. (Подсказка «инструмента» - да, но бесполезная. «Инструмент» применён, но как Х – элемент «не допустит прилипания»?)
Поиск пошёл вглубь. Оперативная зона ОЗ – это зона контакта смеси с формой. Конфликтное время – это  момент отрывания формы от бетона, но есть время ресурсное – время затвердевания. Кроме того, вокруг контакта полно всяких ресурсов, в основном вода, смесь и  электричество. (Следует обратить внимание на «электричество» - ‘это то самое «ружьё, которое стреляет в конце пьесы». Теперь этот «незаметный» атрибут ВПР необходимо «обосновать», да так, что бы это стало «неожиданным» и «логичным». Ещё..  Время затвердевания не может быть «ресурсным», так как «форма держит смесь всегда» - «вечно»)
Отсюда, ИКР: Х – элемент без ничего устраняет, не допускает прилипания во время затвердевания, сохраняя хорошее затвердевание.  И даже лучше, «усиленней»:  Х – прослойка  между формой (инструмент) и смесью (изделие) это просто смесь (хотя она и изделие), которую представляем как Х – элемент. (От чего ушли, к тому же и пришли)
Физ. Противоречия: «Смесь (прослойка) должна быть схватывающейся, чтобы затвердевать, и не должна быть таковой, чтобы не прилипать». (Грязь - она всегда прилипает и потом, когда высохнет, затвердевает. Известное явление.  Разве это ИКР?)
«Частицы смеси должны быть липучими, чтобы смесь схватывалась, и нелипучими, чтобы не прилипала». {Липучесть (клейкость) и схватывание (твердение) это разные явления, но для неучёных это одно и тоже!}
Отсюда, другой абсурд - ИКР2: «оперативная зона сама себя должна обеспечивать и липучими и нелипучими частицами». («Затвердевание», как основа производственного процесса, отброшено, и заменено «липучестью».  «Пламень фантазии» разгорается).
Попробуем «решить» по стандартам: «Нужна нелипучая прослойка, но неизвестно как её получить». Возможно, поможет стандарт 5.1.1.9. – «Добавку к прослойке получают разложением внешней среды или самого объекта, например, электролизом». (Подсказка «инструмента» уже имеет намёк на «контрольный» ответ. Но между формой и «затвердевшим» бетоном прослойки не существует )
Но здесь для полноты разбора, ещё надо «помоделировать маленькими человечками»: «Человечки это частицы воды или  песка, которые не прилипают». Да и сделать шаг назад от ИКР, так как человечки непослушные и их нужно подчинить «приказам» , то есть, найти поле, которое бы управляло водой или песком. (Получить нелипучую прослойку из чего либо на «хорошо затвердевшем» бетоне невозможно. Это уже без логики)
Нас удовлетворяет прослойка из воды и даже с песком, но не воды с цементом (очень липуча).  «Пустоту», то есть пузырьки газа или пара, можно получить их из воды нагревом или электролизом. Возможно сочетание пары «заряженные частицы и электрическое поле». (Значит, всё же бетон остаётся жидким, а не «хорошо затвердевшим». Вот она догадка (эврика), когда из «ничего» путём подбора проявляется «решение». Но его надо подтвердить и обосновать с точки зрения триз)
Есть задачи – аналоги, где действовали электролизом, чтобы поднять затонувший корабль. Разрешение физ. противоречия осуществляем в пространстве: «вся масса бетона липучая, тонкая прослойка вблизи формы – нелипучая». Из указателя физэффектов тоже есть вариант: «Управлять движением жидкости и газа можно (выбираем) электроосмос, а он сопровождается электрофорезом, что тоже полезно. («Пламень фантазии» после такого подбора явно угас)
Отсюда и технический ответ: «для создания водной прослойки необходимо подать постоянное напряжение – минус на форму, а плюс на арматуру, в непосредственной близости от формы».   Такое решение в А.С. 308172. (Вообще –то получен технический ответ, а не техническое решение)

А теперь ещё раз покажу, что нашёл сам автор: «образование вакуума вблизи поверхности опалубки является причиной высокого коэффициента трения между поверхностями изделия и скользящей по его поверхности опалубки, не смотря на обработку бетонной смеси постоянным током (чтобы вывести влагу поближе к поверхности изделия)». Вакуум является причиной присасывания скользящей опалубки, а не «липучие частицы цемента и воды». Только бетон «раннего возраста» это коллоидно – пористое тело (в отличие от  «хорошо затвердевшего» бетона). В таком теле при пропускании постоянного тока протекают известные процессы: электроосмотический перенос жидкой фазы на поверхность опалубки, электрофорез – перенос коллоидных частиц к изделию и гидролиз жидкой фазы, приводящий к выделению на поверхности опалубки водорода (а вовсе не пара).  Именно благодаря таким процессам вакуум не образуется вблизи поверхности опалубки, что и исключает присасывание опалубки к изделию.
Теперь можно сравнить практическое решение автора изобретения с тем, о чём толковали «разборщики задачи по АРИЗ» -  сравнить научный способ решения практической задачи с фантастическим способом «решения» несуществующей задачи.  :)
Страницы: Пред. 1 ... 13 14 15 16 17 ... 66 След.
Читают тему (гостей: 2, пользователей: 0, из них скрытых: 0)

Ошибка фантаста Альтова или для задач.