Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Эволюция и сон

В материалах рубрики использованы сообщения следующих журналов: «BBC Science Focus», «Economist», «Nature» и «New Scientist» (Великобритания), «Air and Space Smithsonian», «Discover», «Psychology Today», «Science News», «Sierra» и «Weatherwise» (США), «Courrier International» и «Sciences et Avenir» (Франция).

Эволюционный успех человека, его выделение из остального животного царства, обычно связывают с появлением прямохождения, освоением огня, изготовлением и использованием инструментов. Но канадский антрополог Дэвид Сэмсон добавляет ещё одну особенность, помогшую прогрессу человека: умение спать иначе, чем другие животные.

Гнездо гориллы в джунглях Габона. Живут гориллы в основном на земле, но для сна часто устраивают гнёзда на деревьях — так безопаснее. Фото: Jefe Le Gran/Wikimedia Commons/CC-BY-2.0.

Важно, что мы спим меньше своих родичей. Человек спит в среднем 7 часов в сутки, а другие приматы — от 9 до 17. Наши ближайшие родственники, шимпанзе, проводят во сне около 9,5 часа. Продолжительность сна в мире животных колеблется от двух часов у слона до 20 у броненосца. Играет роль масса тела и активность обмена веществ: крупные животные с быстрым метаболизмом должны больше есть, а потому спать им просто некогда.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

В исследовании 2018 года Сэмсон и его коллега из университета Дьюка (США) Чарлз Нунн сравнили распорядок сна у 30 видов приматов, включая наш собственный. Хотя человек спит меньше других приматов, он видит больше снов. Во всяком случае, у него примерно на 10% больше доля сна с быстрыми движениями глаз, которые говорят о развёртывающемся сновидении.

Зачем вообще нужен сон? Ведь во время такого почти полного отключения организм беззащитен от хищников и других опасностей, не может питаться, разыскивать пищу или партнёра для размножения. На этот счёт есть несколько гипотез: и ночное закрепление в памяти всего увиденного и узнанного днём, и «ремонт» нервных клеток, поизносившихся за день, и подкрепление иммунитета…

Предполагается, что изменение режима сна обеспечило нашим эволюционным предкам важное преимущество, сократив период, когда они могли подвергаться нападению хищников, и увеличив время, нужное для добывания пищи и решения других жизненно важных задач. Когда случилась эта важнейшая перемена, установить трудно, ведь процесс сна не оставляет следов в палеонтологической летописи. Но Сэмсон предполагает, что это произошло около двух миллионов лет назад, когда появился человек прямоходящий, Homo erectus, слишком тяжёлый для того, чтобы спать в кронах деревьев, как поступали его предки. Другие обезьяны для защиты от хищников строили гнёзда из веток на деревьях. Человек прямоходящий стал спать на земле, а для этого пришлось изменить сам режим сна, сократив его и высвободив больше времени для активных действий.

Сравнив сон у семи десятков разных народов и культур, в том числе не имеющих электрического освещения, Сэмсон и Нунн пришли к выводу, что, хотя люди спят в среднем по 7 часов из 24, эти часы они распределяют и используют по-разному. В современном индустриальном обществе люди, как правило, спят одним продолжительным «сеансом». Но в других культурах режим сна бывает гибким: например, кроме ночного сна — краткая дневная дремота. Или ночной сон «в два приёма», между которыми примерно час без сна. Историки говорят, что именно последний режим был характерен для людей до промышленной революции XIX—XX веков (до массового перехода от ручного труда по домам и в мелких мастерских к механизированному труду на фабриках и заводах). В документах доиндустриальной эпохи американский историк Роджер Экирк нашёл свыше тысячи упоминаний о так называемом первом и втором сне и о том, что люди делали в «антракте» между двумя снами: выполняли домашние дела, молились, даже посещали соседей. Эти выводы Экирк сделал, проанализировав полицейские и судебные протоколы, дневники, письма, газеты и литературу, в том числе художественную — от Гомера до Льва Толстого. В начале XIX века привычка к сегментированному сну отмерла, видимо, из-за распространения освещения, сначала свечами и керосином, а затем электричеством, и из-за общего изменения уклада жизни. И всё же мы нередко просыпаемся в середине ночи, ворочаемся, пытаясь уснуть, и не знаем, что это отголоски старинной привычки, которой более 2000 лет. Сон «в два приёма» делал ночь более безопасной для группы людей, спящих в одной хижине. Всегда в случае какой-либо опасности неспящие разбудят остальных. Так, наблюдения над племенем хадза в Танзании показали, что за 20 ночей набралось лишь 18 минут, когда все обитатели хижины одновременно крепко спали. Обычно в каждый момент бодрствовали около 40% группы.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «О чем пишут научно- популярные журналы мира»