Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

К Вяземскому в Остафьево...

Елена Княжева, заместитель директора по научной и экспозиционно-выставочной деятельности Государственного музея-усадьбы «Остафьево» — «Русский Парнас»

Война 1812 года нарушила мирную жизнь в усадьбе. Пётр Андреевич вступил в дворянское ополчение. За героизм, проявленный в Бородинском сражении, он был награждён орденом Святого Владимира четвёртой степени с бантом и памятной медалью. После битвы князь из-за болезни оставил военную службу и вместе с Карамзиным и последними отрядами русской армии покинул Москву.

Будучи в Вологде, Вяземские узнали о московском пожаре и «визите» французов в Остафьево. В Москве погибла библиотека Карамзина, но книги и рукописи, хранимые в усадьбе, среди которых была «История государства Российского», уцелели.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

После изгнания французов Вяземские и Карамзины вернулись в имение, где Николай Михайлович продолжил работу над «Историей…». В начале 1816 года историограф уехал в Петербург издавать первые тома своего труда. В столицу он взял с собой Вяземского. Вместе с В. Л. Пушкиным, В. А. Жуковским, А. И. Тургеневым они посетили Царскосельский лицей, где Пётр Андреевич познакомился и подружился с Александром Сергеевичем Пушкиным.

С 1818 по 1821 год служба П. А. Вяземского проходила в Варшаве. В Польше Пётр Андреевич знакомится с культурой страны, политической жизнью, сходится со многими музыкантами, художниками, литераторами, занимается поэзией. На заседании польского Сейма он переводил речь Александра I. В письмах к друзьям Вяземский критикует политику царского правительства по отношению к Польше, мечтает о конституции для России. Когда в мае 1821 года князь приезжает в отпуск в Петербург, ему объявляют, что его поведение и образ мыслей «против духу правительства», и запрещают возвращаться в Варшаву. С этого времени девять лет жизни П. А. Вяземского проходят под надзором полиции.

Остафьевский дом этого периода, как и прежде, — гостеприимный очаг. Вяземские умели создать в усадьбе удивительную духовную атмосферу.

Князь Вяземский работал над биографиями И. И. Дмитриева и Д. И. Фонвизина, создал много стихотворений, эпиграмм, критических статей, занимался переводами с французского. Он писал А. И. Тургеневу из Остафьева: «…здесь работать мне на бессмертие».

Именно тогда наиболее существенно пополнился семейный архив Вяземских в результате оживлённой переписки хозяина усадьбы с литераторами, друзьями и родными: А. С. Пушкиным, Н. М. Карамзиным, А. И. Тургеневым, И. И. Дмитриевым, В. А. Жуковским, В. Л. Пушкиным, К. Н. Батюшковым и др. Письма содержат бесценные сведения о литературной и общественной жизни России первой половины XIX века.

В библиотеке Вяземских при Петре Андреевиче появились драгоценные реликвии — прижизненные издания его друзей-поэтов с дарственными надписями, русские журналы и альманахи, отражавшие различные направления в литературе и искусстве тех лет.

Усадьбу князей Вяземских считают одним из наиболее примечательных пушкинских мест. В 1830—1831 годы поэт неоднократно гостил в Остафьеве у своего друга Петра Андреевича Вяземского. Пушкин ценил не только его стихи, но и прозу, и критические статьи, находя в них «отпечаток ума тонкого, наблюдательного, оригинального».

В 1865 году Пётр Андреевич передал Остафьево своему сыну Павлу Петровичу (1820—1888). Он надеялся, что духовные традиции семьи будут продолжены. Знакомые и друзья Павла отмечали эрудицию и широту его интересов. Всю жизнь он занимался собиранием и изучением памятников древней письменности. В 1877 году в Санкт-Петербурге по его инициативе было основано Общество любителей древней письменности, которое в 1881 году за уникальные издания удостоилось звания «Императорское».

Остафьевский дом в те годы наполнялся всевозможными раритетами. Из Москвы и Петербурга сюда везли предметы декоративно-прикладного искусства, мебель, скульптуру, картины, коллекции оружия. Летом Павел Петрович приезжал в Остафьево, и с его присутствием в доме начиналась особая жизнь. Он расставлял по своему вкусу и характеру мебель, скульптуру, книги, развешивал картины, гравюры, оружие, работал над составлением предметных каталогов, писал статьи. Многие мемории были отреставрированы.

Вяземский создал мемориальные кабинеты отца и деда, а в карамзинской комнате — небольшую экспозицию, посвящённую Н. М. Карамзину и А. С. Пушкину. Вещи поэта, переданные вдовой Натальей Николаевной П. А. Вяземскому на память о погибшем друге, бережно хранились Вяземскими. Особо памятными среди пушкинских предметов были письменный стол Александра Сергеевича, жилет, снятый с раненого поэта, свеча с панихиды и кора с берёзы, возле которой Пушкин стоял во время дуэли. Но самыми ценными были тринадцать автографов поэта.

В 1898 году владельцем Остафьева стал родственник Вяземских граф Сергей Дмитриевич Шереметев (1844—1918). Понимая значение Остафьева для русской культуры, семья Шереметевых задалась целью превратить усадьбу в общедоступный музей и увековечить имена тех, кому она обязана своей славой. 26 мая 1899 года здесь торжественно праздновали 100-летие со дня рождения А. С. Пушкина. К этому событию и было приурочено открытие общедоступного историко-мемориального пушкинского музея, издание открыток с видами усадьбы, карамзинской комнаты с реликвиями А. С. Пушкина, аллеи «Русский Парнас» и интерьеров дома, выпуск пяти томов «Остафьевского архива» и 12-томного собрания сочинений П. А. Вяземского.

В 1910-х годах Шереметевы установили в усадебном парке памятники Н. М. Карамзину, В. А. Жуковскому, А. С. Пушкину, П. А. Вяземскому, П. П. Вяземскому.

Автором проектов памятников и руководителем работ стал художник, академик гравюры, близкий друг семьи Шереметевых Н. З. Панов.

Ещё в 1903 году согласно именному высочайшему указу Остафьево было оформлено как заповедное наследственное имение на имя графа Павла Сергеевича Шереметева (1871—1943). Павел Сергеевич разделил со своими родителями попечение и заботу об Остафьеве. Историк по образованию, он разбирал и описывал коллекции, изучал материалы по истории усадьбы.

События 1917 года коснулись и остафьевской усадьбы, и её владельцев. Жизнь Сергея Дмитриевича и его сына Павла Сергеевича находилась под угрозой. Многие члены семьи Шереметевых были арестованы и расстреляны.

На заседании Комиссии по охране памятников под председательством наркома просвещения А. В. Луначарского в 1918 году было принято решение о выдаче охранных грамот некоторым усадьбам, в их числе и Остафьеву. В том же году Сергей Дмитриевич Шереметев умер от тяжёлой болезни. Хранителем музея стал Павел Сергеевич, которому разрешили занимать квартиру в западном флигеле. Все вещи и библиотека находились под охраной Комиссариата имуществ Республики. В 1921 году П. С. Шереметев был назначен заведующим музеем. Его записные книжки содержат воспоминания, семейные предания, истории, связанные с усадьбой. Эти материалы вошли в издания «Карамзин в Остафьеве» (1911), «Остафьево» (1927). Граф Шереметев был талантливым художником. Об этом свидетельствуют карандашные зарисовки видов усадьбы, удивительные пастели и акварели, портреты.

Павел Сергеевич понимал, что усадебный дом и его экспозиция должны быть сохранены. Он следил за состоянием музейных предметов, занимался их научным описанием.

В 1923 году Остафьево объявлено памятником «садово-парковой культуры музейно-академического значения» и зачислено в музейную сеть как музей быта первой половины XIX века. По предписаниям Наркомпроса в Остафьево были командированы учёные, историки, искусствоведы «для осмотра музея и научной описи произведений искусства, наложения печатей и в случае надобности вывоза в Государственное хранилище Национального музейного фонда». В верхнем этаже, окружённый экспонатами, жил летом и сам нарком А. В. Луначарский с семьёй. Для посетителей музея проводились экскурсии «научного, литературного, художественного или бытового характера». В отдельные дни здесь бывало до 700 человек.

В начале 1927 года П. С. Шереметев, как лицо дворянского происхождения, был лишён гражданских прав и уволен с должности заведующего. До 1928 года он работал в музее научным сотрудником, а затем оказался безработным. В 1929 году скончалась графиня Е. П. Шереметева, её похоронили в некрополе остафьевской церкви. Осенью того же года Шереметевых выселили из усадьбы в Напрудную башню Новодевичьего монастыря.

1929 год стал трагическим не только для семьи Шереметевых, но и для всей русской культуры. Президиум Московского областного исполкома принял решение о закрытии музея в усадьбе Остафьево и вывозе коллекций. Сотрудник библиотеки им. В. И. Ленина Н. Н. Ильин вспоминал: «В июне 1929-го под Москвой на несколько дней потребовалось помещение для ночлега трёх, кажется, тысяч пионеров, прибывающих на слёт. Судьба Остафьева была решена… Администрация Остафьевского музея… встретила нас неприязненно, как могильщиков своего любимого детища…»

Одновременно с сотрудниками библиотеки работала и другая организация. Её представители укладывали спешно «в ящики мелкие экспонаты, сдирали со стен канделябры, зеркала, картины, панно, гобелены и другие украшения…». Всё, что не смогли вывезти, сложили бесформенными кучами на галереях и под открытым небом. 6 марта 1930 года музей окончательно был закрыт.

После 1930 года в усадьбе размещались различные организации. В годы Великой Отечественной войны в Остафьеве работал реабилитационный госпиталь для военных лётчиков. После 1945 года открылся дом отдыха Совета министров СССР.

Однако судьба историко-литературного памятника не переставала волновать общественность. Неоднократные публикации в прессе, передачи по радио вызвали широкий резонанс. В 1988 году в июльском номере журнала «Наука и жизнь» была опубликована статья Ирины Николаевны Врубель «Остафьево достопамятно для моего сердца…». Автор отмечала, что «…храня покой и ”безопасность” своих отдыхающих, администрация санатория наглухо закрыла ворота любителям истории и культуры. Поэтому интересующиеся могут лишь издали, сквозь решётку ограды, увидеть здание… Сегодня страна живёт большими переменами… Нашей истории возвращаются имена… Настало время восстановления справедливости в оценках явлений национальной культуры. Справедливость должна быть восстановлена и в отношении подмосковного Остафьева».

30 августа 1988 года в Министерстве культуры СССР состоялось совещание по вопросу музеефикации усадьбы, а 5 декабря 1988 года Советом министров СССР было принято Постановление № 1383 «Об организации мемориального историко-литературного музея-усадьбы Остафьево». Спустя шестьдесят лет после ликвидации усадьба Вяземских-Шереметевых вновь стала музеем.

В нынешнем году Государственный музей-усадьба «Остафьево» — «Русский Парнас» отмечает свой 30-летний юбилей. Сегодня гости исторического памятника могут увидеть отреставрированный дворцовый комплекс с воссозданными интерьерами, посетить выставки и экспозиции музея, в том числе единственный в России Кабинет медали, прогуляться по тенистым дорожкам парка, полюбоваться красотой мемориальной липовой аллеи «Русский Парнас». Продолжая традиции русской усадьбы XIX века, музей организует литературно-музыкальные гостиные и салоны, встречи с поэтами и писателями, Пушкинские праздники поэзии, Дни Николая Михайловича Карамзина.

В Остафьево вновь возвращается поэтический мир «Русского Парнаса».


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Отечество. Страницы истории»