Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Южное крыло науки

Владимир Губарев. Фото предоставлены ЮНЦ РАН

В середине 1960-х годов во многих странах биологи утверждали, что «переселение» отдельных видов флоры и фауны из одного района земного шара в другой может дать большой экономический эффект. И это происходит быстро, буквально за несколько лет…

Теория сомнительная, но популярностью у отечественных биологов она пользовалась. И началось «великое переселение рыб» с Дальнего Востока в северные и южные моря европейской части страны. Так, в Азовском море появилось множество переселенцев из рек и водоёмов Дальнего Востока.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Один из них — пиленгас. Считалось, что он может жить и размножаться только в Японском море, поскольку привередлив, нуждается в определённой солёности воды. Учёные ошиблись. А точнее, им удалось разработать специальные биотехнические приёмы, которые позволили пиленгасу быстро — в течение нескольких лет! — приспособиться к условиям Азовского моря, где солёность гораздо ниже. Уже к 1989 году здесь насчитывалось до 300 миллионов особей, что позволило приступить к промысловому лову рыбы. А пиленгас постепенно начал распространяться в сторону Чёрного моря: там уже ловят экземпляры до двух килограммов. Нет сомнений, что вскоре именно пиленгас станет «главной рыбой» в Азовском и Чёрном морях.

От рек Подмосковья до низовий Волги, Днепра, Дона, Кубани вселён толстолобик. Считается, что это самый полезный «переселенец» с Дальнего Востока, поскольку поедает синезелёные водоросли, очищая тем самым водоёмы.

Ещё один дальневосточный «чистильщик» водоёмов — белый амур. В устье Дона и Таганрогском заливе он не размножается в естественных условиях. Его надо выращивать на рыбоводных предприятиях. Белый амур поедает растения, которые стремительно растут в оросительных каналах, прудах и других водоёмах.

Амурский чебачок перебрался в эти места самостоятельно. Как именно? Ответа нет. Впрочем, чебачок, родина которого — реки Дальнего Востока и Японского моря, уже ловится и в водоёмах Средней Азии, и в Европе. Некоторые учёные считают, что икра этих рыбёшек переносится птицами.

Но, как бы ни были полезны внедрённые виды, факт остаётся фактом: местных они вытесняют. Например, серебряный карась. Если раньше он был немногочислен, уступал своему золотому собрату, то теперь ситуация иная — серебряный выходец c Дальнего Востока быстро распространяется в бассейне Нижнего Дона и по всему Азову.

Мнение специалистов: «Азовское море и северо-западный сектор Чёрного моря — весьма привлекательные для видов-вселенцев водоёмы, имеющие значительные потенциальные возможности для вселения чужеродных организмов и высокую инвазибельность. «Встройка» инвазийных видов происходит очень быстро, а последствия бывают катастрофическими для экономик многих стран. Несомненно, что комплексное изучение проблемы инвазийных видов силами Южного научного центра РАН будет продолжено…»

«В поисках тайн клетки»

Дмитрий Геннадьевич Матишов — один из самых молодых членов Академии наук. Научную деятельность начинал в Мурманске, на Крайнем Севере. Теперь работает в Южном научном центре.

— Чем вы теперь занимаетесь? — спросил я Матишова-младшего.

— Мы пытаемся выяснить, что происходит с обычной клеткой. Как она превращается в нестабильную, что происходит с новой клеткой и как она превращается в онкологическую. Все знают, что эволюция — это мутация и отбор. Сейчас классическая теория мутагенеза переживает период переосмысления. В частности, это касается обратимости мутаций, то есть можно попытаться перенастроить неправильно работающий геном, вернуть его в первоначальное состояние. Это открывает совершенно фантастические перспективы как по терапии, так и по ранней диагностике, например, рака. Последние несколько лет обращают на себя внимание работы, связанные со стрессом. Стресс — это нарушение гормонального фона, дефицит кислорода, нарушение работы клетки и так далее. В общем, нарушается клеточный метаболизм. И это, в свою очередь, вызывает нарушение работы всего генома. Сейчас в лаборатории мы работаем как раз над проблемой редких мутаций.


Случайная статья


Другие статьи из рубрики «Научные центры»