Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Про пал

Кандидат технических наук Дмитрий Зыков. Фото автора и Игоря Константинова.

К тому времени, когда оставшаяся с прошлого года трава подсохла до такой степени, что может поддерживать горение (то есть гореть сама, без внешнего источника огня), уже начинает расти новая трава и зацветают первые цветы. Под слоем жухлой растительности свежая поросль практически не видна, но это вовсе не означает, что её мало. Просто «сухой матрас» скрывает её от посторонних глаз, а заодно и защищает от частых майских ночных заморозков, и поросль эта довольно обильна. Утверждения «поджигателей», что трава после пала растёт активнее, не выдерживают проверки. На чёрном фоне пожарища она просто видна лучше, чем пробивающаяся через слой старой растительности травка на непоражённых участках. Исследования, проведённые на участке в районе Истринского водохранилища в Солнечногорском районе, показали, что биомасса свежей поросли на прогоревших участках почти втрое ниже, чем на находящихся рядом с ними аналогичных, но не горевших площадках.

Есть и ещё один показатель — число видов растительности на горевших и негоревших участках в начале июня, то есть в то время, когда на первый взгляд такие участки друг от друга не отличить. А разница между тем весьма значительная. На гарях (там же, в районе Истры) вырастало от 4 до 6 видов растений, и это были, по большей части, крапива и конский щавель. А на соседних негоревших площадках число видов достигало 8—10. Конский щавель был, конечно, и здесь, но вёл себя «скромнее».

Во время весенних рукотворных пожаров сгорают масса семян однолетних трав, мелкая поросль кустарников, подрост деревьев, гибнут насекомые и паукообразные. Мало того, в некоторых местах земля довольно сильно прогревается (иногда выше 90оС на глубину до 3—4 см). В этом слое практически лишены шансов на выживание и семена растений, и личинки насекомых, и черви. Не переносят даже кратковременного перегрева лягушки и ящерицы. В весенних пожарах часто погибают птичьи кладки в гнёздах. Это будущие утки, кулики, жаворонки...

Аргумент, что зола сгоревших растений удобряет почву, так же далёк от истины, как и заявление о том, что трава растёт быстрее. Сухие стебли в течение 2—3 месяцев практически полностью перегнивают, их органическая часть оказывается на поверхности почвы, по сути, становится элементом этой почвы. Во время пала органика выгорает, и это приводит не к обогащению, а, напротив, к заметному снижению плодородия почвы. Особенно заметны в таких пожарах потери азота в виде газообразных окислов. И, повторюсь, огонь выжигает многочисленных насекомых, нарушая сложившийся естественный биологический баланс в припочвенном слое, вызывает подобие локальной экологической катастрофы. А для местных обитателей — и не подобие, а катастрофу самую настоящую.

Не лишним будет заметить, что Правила пожарной безопасности в лесах Российской Федерации (утверждены постановлением Правительства РФ № 886 от 09.09.1993) категорически запрещают «выжигание хвороста, лесной подстилки...», травы на лесных полянах, прогалинах, лугах и стерни на полях.

Законодательством предусмотрена довольно серьёзная ответственность за вред, нанесённый природным объектам. Например, Кодексом об административных правонарушениях введена ответственность за уничтожение мест обитания животных (ст. 8.29), за нарушение правил пожарной безопасности в лесах (ст. 8.32), за нарушение правил охраны среды обитания или путей миграции животных (ст. 8.33), за уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных или растений (ст. 8.35), за нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях (ст. 8.39).

Теоретически за это милое развлечение может быть применена и уголовная ответственность, например по ст. 261 Уголовного кодекса РФ: уничтожение или повреждение лесных насаждений. А если поджечь траву в заповеднике, заказнике или национальном парке, то можно «загреметь» и по ст. 262: нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов.

То, о чём сказано выше, — только часть беды. По статистике МЧС, весной (в мае — начале июня, в зависимости от региона) резко возрастает количество пожаров в дачных посёлках. Причина как минимум в половине случаев — поджоги травы (а вовсе не шашлык, как думают многие). Пожарные считают — и у них есть для этого веские основания, — что начинающиеся в конце весны лесные и торфяные пожары во многих случаях тоже следствие поджогов травы. Но если горящую траву потушить относительно несложно, то погасить горящий лес куда труднее. О том же, как горит торф, рассказывать не нужно. Это не понаслышке знает половина населения страны.

Позволю себе закончить пафосным призывом: «Граждане! Не жгите траву! Пожалейте природу…»

Читайте в любое время

Журнал добавлен в корзину.
Оформить заказ

Другие статьи из рубрики «Человек и природа»

Детальное описание иллюстрации

Нередко огонь по траве подбирается к сельским домам. На фото: горящая трава в районе Истринского водохранилища. Через несколько минут после этой съёмки загорелся дом, стоявший на краю посёлка. К счастью, его удалось вовремя погасить. Но так бывает, увы, не всегда. Соседний посёлок, к которому нет хорошей дороги, выгорел наполовину. Пожарные просто не успели приехать, да и вызвали их случайные свидетели возгорания, когда пламя уже бушевало вовсю.



Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее