Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Сколько Кюри может быть в одной банкноте?

Совместная жизнь знаменитых физиков Пьера и Марии Кюри была не очень долгой, но очень яркой; и их двойной портрет на одной из французских банкнот – лишний повод вспомнить об этой выдающейся семейной паре.

С появлением общей европейской денежной единицы под названием «евро» (с 1 января 1999 года в безналичных расчетах и с 2002 года в наличном обращении) двенадцать стран отказались от собственной валюты, и национальные денежные знаки ушли в прошлое.

Многие из них отличались оригинальным дизайном, основанным на национальной символике. Один из характерных примеров – французский франк. После появления наличных евро франк был в обращении еще полтора месяца: с 1 января по 17 февраля 2002 года. Чтобы деньги быстрее обменивали, во Франции даже увеличили рабочий день в банках – и банковские сотрудники в лучших французских традициях не замедлили объявить забастовку. Старые монеты принимали к обмену до 17 февраля 2005 года, а банкноты – до 17 февраля 2012 года; этот день французы объявили «днем похорон франка». Все собранные у населения купюры измельчили, спрессовали, а затем сожгли.

В числе сожженных оказалась и пятисотфранковая банкнота 1994 года выпуска. Есть несколько причин обратить на нее особое внимание. Во-первых, на ней размещен двойной портрет сразу двух человек, а двойные портреты на банкнотах – явление достаточно редкое, во-вторых, тех, кто тут изображен, знает весь мир – это Мария и Пьер Кюри. Можно добавить, что это была и единственная в мире банкнота, «отданная» сразу двум физикам, да еще лауреатам Нобелевской премии.

Польская студентка Мария Склодовская встретила тридцатипятилетнего Пьера Кюри в 1894 году. В то время он руководил лабораторией в парижской Высшей школе промышленной физики и химии (ESPCI ParisTech); здесь он занимался физикой кристаллов; к 1894 году он уже открыл и исследовал пьезоэлектричество. Молодые люди, сблизившись сначала на почве физики, через год вступили в брак. Чуть раньше Пьер Кюри защитил докторскую диссертацию, а в 1895 году он открыл закон, описывающий зависимость магнитных свойств вещества от температуры и названный его именем.

В сентябре 1897 года у Кюри родилась дочь Ирен (в будущем – тоже выдающийся физик и тоже лауреат Нобелевской премии), а через три месяца Мария закончила свое исследование по магнетизму стали, которым она занималась, и начала искать тему для диссертации. Этой темой стала радиоактивность. В 1898 году супруги объявили об открытии двух новых химических элементов, один они назвали полонием (в честь Польши – родины Марии Склодовской), другой – радием (что означает «излучающий»). В диссертацию под названием «Исследования радиоактивных веществ» вошло огромное количество наблюдений, сделанных Марией и Пьером во время поиска полония и радия. А уже в 1903 году Шведская королевская академия наук присудила супругам Кюри половину Нобелевской премии с формулировкой «заслуг в области исследований радиации, открытой профессором Анри Беккерелем» (вторую часть премии получил сам Беккерель, один из первооткрывателей радиоактивности).

В октябре 1904 года Пьера Кюри назначили профессором физики в Сорбонне, а еще через год его избрали академиком во Французскую академию наук, Мария же официально стала заведующей его лабораторией. Финансовое положение семьи Кюри улучшилось – не только из-за новых должностей, но и по случаю Нобелевской премии вкупе с другими наградами. Возросшие доходы и всеобщее признание открывали прекрасные перспективы. Всё было замечательно и в личном плане: в октябре 1904 года у супружеской четы родилась вторая дочь, Ева. Но все изменилось в один день: 19 апреля 1906 года Пьер, переходя улицу в дождь, поскользнулся и попал под экипаж – смерть наступила мгновенно.

Все же, пусть и недолго – всего 11 лет – Кюри были счастливы в браке: трудно найти две души, которые были бы более близки друг другу во всех своих устремлениях. Ева Кюри, ставшая известной журналисткой и написавшая в 1937 году о своей матери биографический очерк, говорила о родителях так: «Два сердца бьются в унисон, два одаренных мозга привыкают мыслить сообща».

В честь Марии и Пьера Кюри назвали 96-й элемент таблицы Д.И. Менделеева – кюрий. Как и большинство трансурановых элементов, кюрий в природе не встречается – его получают искусственно, чтобы использовать в некоторых ядерных технологиях. Пока что спрос на него намного превышает предложение, но если бы кюрия было у нас достаточное количество, это позволило создать компактные реакторы, которые можно было бы устанавливать на космических кораблях и даже на самолетах. Также в честь четы Кюри названа и внесистемная единица активности радиоактивных изотопов – кюри (русское обозначение Ки, международное – Ci).

А теперь вернемся к банкноте. Пятьсот франков, размером 154 на 80 мм и выполненные преимущество в зеленом цвете, были хорошо защищены от подделок: на банкноте среди прочего поместили водяной знак с еще одним портретом Марии Кюри, который отличался от того, который было видно и так. Супруги Кюри изображены друг за другом: на переднем плане мы видим Марию, а Пьера – за ней. Здесь же в верхней части слева изображен автомобиль начала XX века. Это так называемый «радиологический автомобиль», который в начале Первой мировой войны по инициативе Марии Кюри использовали как рентгеновскую установку в госпиталях. В 1914 году специализированных рентгеновских аппаратов в стране было мало, но Мария нашла необходимое оборудование для таких установок в лабораториях университета. Не было только источников электроэнергии для их питания, но она и тут нашла выход: на средства Союза женщин Франции приобрели автомобили, в которых разместили рентгеновские установки и динамо-машину, которая приводилась в действие автомобильным мотором. Такие передвижные «радиологические автомобили» объезжали госпитали и помогали хирургам делать операции, и так сумели спасти много раненых.

На обороте купюры – лабораторный стол с исследовательскими приборами и схема строения атома. Работал над её созданием известный художник и дизайнер Роже Пфюнд. Его карьера началась в 1969 году, когда Пфюнда и еще тринадцать других живописцев и графиков пригласили участвовать в конкурсе на разработку серии резервных купюр для Национального банка Швейцарии. Хотя Пфюнд, по его словам, был среди конкурсантов самым молодым, и никакого опыта ни в графике, ни в работе с бумажными билетами у него не было, конкурс выиграл именно он.

Работу над швейцарскими банкнотами Пфюнд закончил только к 1986 году, сделав за это время сотни набросков – важно было не просто создать портрет, но и дать представление о жизни героя банкноты. Художнику даже пришлось обратиться за технической помощью в министерство обороны, потому что в то время никакие домашние персональные компьютеры не могли справиться с такой сложной дизайнерской задачей.

Тогда же, в 80-ые годы, Банк Франции приглашает Пфюнда для создания новой серии из четырех банкнот. Это был первый случай, когда над национальными денежными единицами работали не французы (Пфюнд был французом только по матери, отец же его происходил из Швейцарии). В дизайне новых франков он пользовался полной свободой, выбирая на свое усмотрение не только цвет банкнот и их размер (в частности, художник предложил, чтобы банкноты разного номинала отличались по длине) – он также был волен выбирать и тех, кто будет на них изображен. Пфюнд много встречался с потомками самых разных людей, которых предполагал разместить на банкнотах, рассматривал фотографии в семейных альбомах, знакомился с их работами, книгами, чертежами и др. Первой он сделал купюру в 50 франков с Антуаном де Сент-Экзюпери, и она стала своеобразной революцией в дизайне ценных бумаг. (Об этой необычной и оригинальной купюре мы уже рассказывали). Французскую серию художник тоже делал долго – семнадцать лет.

Стоит упомянуть, что именно Пфюнд создал и единственную в своем роде пушкинскую банкноту: по просьбе советского правительства он спроектировал десять рублей, посвященные Пушкину, о чем мы не так давно писали; правда, дальше демонстрационного образца дело не пошло.

Со временем имя Роже Пфюнда стало синонимом знака качества в кругу дизайнеров, работающих над ценными бумагами. Какие бы приемы гравирования он ни применял, всегда достигал успеха, и его профессиональное мастерство всегда шло рука об руку с артистическим мышлением. Кроме банкнот, Роже Пфюнд создал много портретов, в том числе, знаменитой певицы Марии Каллас, танцора Вацлава Нижинского, поэта Артюра Рембо, писательницы Коллет и др. Сам он так характеризовал своё творчество: «Живопись даёт мне большую свободу выражения и значительно обогащает мою манеру мыслить. Это привлекает клиентов, так как в этом – залог творческой изобретательности». Сейчас Пфюнд работает в своей огромной мастерской в здании старинной фабрики, расположенной в маленьком городке Каруж в кантоне Женева.

Автор: Ольга Воробьева

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме