Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Поэты на банкнотах и поэты без банкнот

Если бы на российских деньгах печатали портреты известных людей, то первым среди них, несомненно, был бы Пушкин. Но увы – наш Пушкин остался без своих денег, так что мы сейчас расскажем о других выдающихся поэтах, которым все-таки удалось попасть на национальные денежные знаки.

В числе новых банкнот Колумбии, которые вышли в обращение в прошлом году, есть купюра в 5000 колумбийских песо, главным героем которой стал поэт Хосе Асунсьон Сильва (1865–1896).

Для лицевой стороны дизайнеры выбрали интересное решение, изобразив поэта дважды: во весь рост со спины и в виде погрудного портрета. Похожий погрудный портрет можно увидеть также и на пятитысячных купюрах старой серии, которые появились в 1995 году и которые пока что находятся в обращении вместе с новыми.

Что мы знаем о Хосе Асунсьоне Сильве? Родился он в богатой аристократической семье, стихи писать начал рано, с 10 лет. Сначала все было замечательно: в 19–20 лет Сильва много путешествует по Европе, живет в Париже, Лондоне и Женеве. Благополучию приходит конец со смертью отца: Сильва узнает о его огромных долгах, возвращается на родину, поступает на дипломатическую службу.

Второй тяжелый удар – смерть в 1892 году горячо любимой сестры Эльвиры; в известном цикле «Ноктюрны» третье стихотворение из четырех посвящено именно ей. Отрывок из «Ноктюрнов» можно прочесть на оборотной стороне старой банкноты в 5000 песо: стихи изображены на постаменте памятника, расположенного справа, здесь же, на оборотной стороне, мы видим пейзаж лунной ночи, рощу и сестру поэта. Среди творческого наследия Сильвы «Ноктюрны» выделяются не только пронзительно-трагическим лиризмом в скупых красках ночного пейзажа, но и нервной конвульсивностью «неправильного» размера, непривычного для традиции испанского стиха.

Очередной катастрофой для поэта стала безвозвратная гибель лучших его рукописей (поэзии и прозы) во время кораблекрушения. По памяти он восстановил около ста пятидесяти стихотворений и роман «После обеда», которые и составили его наследие. Стоит ли удивляться, что дипломатическая карьера Сильвы пошла прахом, а его собственное душевное здоровье оказалось сильно подорвано?

23 мая 1896 года он на тридцать втором году жизни стреляет себе в сердце из револьвера. Со временем его признали одним из выдающихся представителей испаноязычного модернизма, собрание сочинений Сильвы не раз переиздавалось, а в 1986 году в его доме в Боготе был открыт Дом Поэзии, названный в честь поэта.

Из-за выстрела ушёл из жизни и Людовит Велислав Штур (1815–1856), словацкий поэт, филолог, общественный и политический деятель (правда, тут все произошло на охоте, и выстрел случился из-за неосторожности самого Штура). Людовит Штур известен также тем, что вместе с Й. Гурбаном и М. Годжей разработал нормы словацкого литературного языка и его грамматику.

Что касается литературно-эстетических воззрений, то для Штура не было ничего превыше фольклора, который он считал выражением национального духа и национальной культурной традиции. Портрет словацкого поэта раньше можно было увидеть на лицевой стороне двадцатипятикроновой банкноты Чехословакии выпуска 1987 года, а теперь он украшает банкноты достоинством 500 крон, напечатанных в 2006 году в Словакии.

Еще один «банкнотный» поэт дожил, как и Штур, только до 40 лет – португалец Мануэл Мария Барбоза ду Бокаже (1765–1805). На португальской банкноте 100 эскудо он изображен за работой, сидящим у письменного стола. Произведения Бокаже отличаются благозвучием стиха, необыкновенной легкостью и истинно народным духом. Ему удалось сформировать даже что-то вроде школы: его ученики и последователи стали называться элманистами – по псевдониму Элмано Садино, которым подписывался Бокаже.

Но сорок лет по старинным поэтическим меркам – это даже много; многие великие поэты не дотягивали и до сорока. Как писал В. Высоцкий: «С меня при цифре 37 в момент слетает хмель. // Вот и сейчас, как холодом подуло – // Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль, // И Маяковский лег виском на дуло…» Но ни Пушкин, ни Маяковский на банкноты, увы, не попали.

Зато попал Роберт Бернс (1759–1796) – великий поэт Шотландии, чей день рождения 25 января отмечают как национальный праздник. В этот день в каждой шотландской семье происходит торжественный обед, на котором блюда подаются в том порядке, который «установил» Бернс. Еду вносят под звуки волынки и читают соответствующие стихи (к основному блюду, сытному пудингу хаггису, читают «Ode to Haggis»).

В Шотландии сейчас трудно найти дом, где не было бы портрета Бернса, а на полке не стояли бы книги его стихов. Его песня «Брюс – шотландцам» о шотландском короле, который в 1314 году разбил английскую армию и в 1328 году добился от Англии признания независимости Шотландии, стала патриотическим гимном Шотландии.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Впрочем, его известность далеко не ограничивается одной Шотландией. Его многочисленные поэмы и застольные песни, лирические стихотворения и кантаты известны по всему миру и в самых разных переводах. Однако большая слава пришла к нему лишь после смерти, а сам поэт жил не то чтобы слишком хорошо: родившись в бедной семье, он рано начал работать в поле и часто сочинял стихи, идя за плугом, жизнь вел не слишком размеренную, и умер в нужде от болезней, которые преследовали его с детства, в возрасте 37 лет.

Бёрнс стал героем банкноты Шотландии достоинством 5 фунтов, которая появилась в 1997 году. На лицевой стороне её дизайнеры поместили портрет поэта, а в верхней левой части – отрывок из одной из самых популярных поэм Роберта Бёрнса «Тэм О'Шентер»:

«На этом кончу я рассказ, Но если кто-нибудь из вас Прельстится полною баклажкой Или Короткою Рубашкой, - Пусть вспомнит ночь, и дождь, и снег, И старую кобылу Мэг!..» (перевод С. Я. Маршака)

На оборотной стороне купюры изображены мышь и шиповник, которые часто встречаются в стихотворениях Бёрнса.

В 2009 году, когда отмечалось 250-летие со дня рождения Бёрнса, вышла еще одна «бернсовская» банкнота достоинством десять фунтов. Отрывок из поэмы «Тэм О'Шентер» на сей раз разместили вплотную к правому краю, и здесь же мы видим иллюстрацию в ней: скачущего всадника – самого Тэма О'Шентера – на кобыле Мэг и догоняющую их ведьму Сатти-Сарк (Короткую Рубашку).

Банкноту хорошо защитили от подделок: так, например, один из защитных элементов – это голограмма, разработанная компанией De La Rue, с двумя изображениями на разных уровнях – Роберта Бёрнса на первом плане и гусиными перьями на втором. Глядя на голограмму, можно заметить, как на заднем плане появляется изображение, передвигающееся справа налево, тогда как портрет Бёрнса на первом плане остается неподвижен – так можно было легко отличить настоящую банкноту от поддельной.

Национальному поэту и классику румынской литературы Михаю Эминеску (1850–1889) посвятили пятисотлеевую пластиковую банкноту, находящуюся в обращении с 1 июля 2005 года. На лицевой ее стороне кроме портрета самого Эминеску есть также эмблема Национального банка страны, чернильница с пером и ветвь липы.

На обороте дизайнеры изобразили центральную университетскую библиотеку имени М. Эминеску в городе Яссы, где он жил и работал. Банкноту снабдили множеством защитных ухищрений: на ней есть совмещающиеся изображения, изображения с изменяющимся цветом, защитная нить, прозрачное окно и др.

Эминеску много писал о любви к Отчизне («Что тебе желаю, сладкая Румыния») и любви к женщине («Чезара», «Голубой цветок»), но центральным его произведением стала поэма «Лучафэрул» («Утренняя звезда»), в которой поэт говорит о судьбе отверженного гения. Его лирическому герою нет места в этом мире, он ищет покоя, но не может найти его:

«Живите вы в своём кругу Со счастьем человечьим, А я иным быть не могу – Я холоден и вечен!»

Писать об отверженном гении у него были все основания: единственная прижизненная книга стихов у Эминеску вышла лишь в 1883 году, а через шесть лет он умер в психиатрической лечебнице в Бухаресте. Сейчас же его называют не иначе как «Лучафэрул литературей ромыне», то бишь «Светоч румынской литературы».

Можно не сомневаться, что если бы на российских банкнотах печатали портреты известных людей, то дело не обошлось бы без нашего светоча – Александра Сергеевича Пушкина (1799–1837).

На самом деле «пушкинские» деньги один раз чуть было у нас не появились. В 1977 году СССР вел переговоры со швейцарской фирмой «De la Rue Giori» в Лозанне по вопросу приобретения специального оборудования для печати денежных знаков. Во время переговоров советская сторона заявила, что хотела бы посмотреть на русские денежные билеты, сделанные на машинах «De la Rue Giori».

Тестовый образец, который должен был продемонстрировать возможности печатного оборудования, разработал известный швейцарский художник и график Роже Пфюнд. Он представил советским специалистам десятирублевый «русский билет», лицевая и оборотная сторона, которого были посвящены А. С. Пушкину. Так, на лицевой стороне образца был помещен портрет поэта и достопримечательности Санкт-Петербурга, а на оборотной стороне – иллюстрация к «Пиковой даме» и сцена дуэли на Черной речке. К сожалению, эти десять рублей так и остались невостребованной дизайнерской разработкой.

Автор: Ольга Воробьева

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме