Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Вокальные банкноты»

История музыки знает множество великих исполнителей, но на банкноты попали лишь пять – и все женщины.

Свой рассказ мы начнем с чешских денег. Десять лет тому назад, в 2007 году, в Чехии появилась новая банкнота достоинством 2000 крон (что на тот момент равнялось примерно 100 долларам). Чешский Центробанк решил выпустить ее, хотя в то время все уже готовились перейти на евро.

По сравнению с предыдущими двумя тысячами крон новая банкнота была хорошо защищена от подделок: при ее изготовлении использовали металлическую блестящую краску, меняющую цвет под разными углами, некоторые детали дизайна проявлялись только в ультрафиолетовом свете, и т. д. На лицевой же стороне новой купюры, как и у ее предшественницы 1993 года выпуска, красовался портрет чешской оперной певицы – драматического сопрано Эмы Дестиновой (1878–1930). (На обороте купюры ей составила компанию муза Эвтерпа с музыкальными инструментами.)

Настоящее имя Дестиновой было Эмилия Павлина Киттлова, а для сценического псевдонима она взяла часть фамилии своего педагога – Марии фон Дрегер Лёве-Дестин. Эмилию прекрасно знали не только в Чехии, но и за рубежом: она успешно выступала в Придворной опере Берлина, в Королевском театре Ковент-Гарден, в нью-йоркской Метрополитен-опера. Большим почитателем ее таланта был император Вильгельм II.

Вернувшись в Чехию с началом Первой мировой войны, Дестинова вела концертную деятельность (одним из ее партнеров был знаменитый Энрико Карузо) и пела в пражском Национальном театре, где запомнилась ролями Кармен, Недды из «Паяцев», Лизы из «Пиковой дамы».

Вторая банкнотная певица – шведское сопрано Дженни (Йенни) Линд (полное имя – Йоханна Мария Линд, 1820 –1887), и увидеть ее портрет можно, как легко догадаться, на шведских деньгах, на купюре в пятьдесят шведских крон 2004 года выпуска; справа от нее изображен план Королевского оперного театра в Стокгольме, слева – ноты оперы Беллини «Норма».

Пение Линд отличалось замечательной красотой и легкостью, ей рукоплескала вся Европа и Соединенные Штаты Америки. Певица зарабатывала миллионы, но себе оставляла мало, щедро жертвуя на благотворительность и культуру. При том она ненавидела все, что было связано с театром: беспокойную гастрольную жизнь, интриги и др., и ушла с большой сцены, несмотря на оглушительный успех, в 29 лет, посвятив себя исполнению ораторий и песен.

Ни до нее, ни после ее ухода со сцены история не знала такой необычной примадонны! О том, насколько она была известна, говорит тот факт, что в Китае, где изготавливали кукол с лицами с самых знаменитых и красивых женщин Европы, делали куклы в том числе и с внешностью Дженни Линд.

Среди известных поклонников певицы (помимо ее мужа Отто Гольдшмита, композитора и пианиста) были Мендельсон и Шопен, и знаменитый писатель-сказочник Ганс Кристиан Андерсен. «Её окружал какой-то ореол девственности и душевной чистоты, и она как будто освещала самоё сцену… В театре будто стон стоял, более сильного воодушевления, бурного восторга я не видал…», – так написал Андерсен о встрече с Дженни Линд в «Сказке моей жизни».

Писатель увидел ее, когда ему было 40 лет, а ей 26 лет, – и влюбился. Он посвящал ей стихи и, конечно, сказки – Дженни Линд посвящены «Снежная королева» и «Соловей», и после «Соловья» певицу так и стали звать – «шведским соловьем». Она знала про чувства Андерсена к ней, но отношения их оставались исключительно дружескими, она даже обращалась к нему исключительно «братец» или «дитя».

Пятьдесят крон с Дженни Линд вышли из обращения три года назад – последним сроком, когда их можно было обменять на новые банкноты, было 28 февраля 2014 года. Но спустя два года на смену Линд пришла другая выдающаяся певица: 3 октября 2016 года вышли в свет банкноты в 500 крон с портретом Биргит Нильсон (1918–2005). Она – одна из самых выдающихся певиц второй половины XX века, прославившаяся, среди прочего, исполнением вагнеровского репертуара.

Портрет Биргит Нильсон на банкноте гравировали по фотографии, выполненной Мекелем Ридбергом; справа от ее портрета мы видим Брунгильду – героиню оперы Вагнера «Валькирия»: именно партия Брунгильды, исполненная в 1954 году, принесла певице подлинную славу.

Ее карьера длилась долго, почти 40 лет, и в последний раз она выступила перед публикой в 1982 году. Нильсон организовала фонд поддержки молодых талантливых шведских певцов, этот же фонд впоследствии учредил еще и «Премию Биргит Нильсон» – за выдающиеся заслуги в оперном искусстве. Премия размером один миллион долларов вручается раз в 2–3 года; первым ее обладателем стал Пласидо Доминго, который был партнером Нильсон по сцене и которого выбрала она сама.

Из Швеции – в Австралию: здесь решили увековечить на банкноте певицу Нелли Мельба (1861–1931, настоящее ее имя – Хелен Портер Митчел). Если Эма Дестинова взяла себе псевдоним в честь своего педагога, то Нелли Мельба – в знак любви к своей родине: ей показалось, что «Мельба» будет созвучно с названием ее родного города Мельбурна. Справедливости ради нужно сказать, что сценический псевдоним будущая знаменитость взяла по совету своей преподавательницы – Матильды Маркези.

Нелли, старшая из восьмерых детей, родилась в музыкальной семье: мать играла на фортепьяно и арфе, а отец – на скрипке, кроме того, у отца был еще и хороший голос. На оперной сцене одной из самых ее знаменитых ролей была Лючия в опере Доницетти «Лючия ди Ламмермур», но международную известность она получила, исполнив партию Джильды в опере Верди «Риголетто».

Австралийцы поместили её портрет на лицевую сторону стодолларовой пластиковой купюры, выпущенной в обращение 15 мая 1996 года. Справа от портрета изображено внутреннее пространство театра, в котором в 1902 году проходил концерт Нелли Мельба. Помимо этого дизайнер Брюс Стюарт добавил на банкноту ростовой портрет певицы в сценическом костюме и тут же поместил ее автограф. На правой стороне банкноты мы видим виньетку в виде лирохвоста – одного из национальных символов Австралии.

Нелли Мельба вообще очень почитают на родине – ее имя носят Мельбурнская консерватория и один из пригородов Канберры, в одном из университетов в Мельбурне есть зал «Мельба». А кулинарам и гурманам всего мира хорошо знаком еще и «Персик Мельба». Это блюдо впервые приготовил французский шеф-повар Огюст Эскофье в ресторане лондонского отеля Савой. Отель располагался недалеко от Ковен Гарден, и Нелли Мельба часто жила в нем, приезжая на гастроли.

Однажды певица пригласила шеф-повара на оперу Вагнера «Лоэнгрин», в которой она пела партию Эльзы. В ответ Эскофье решил отблагодарить Мельбу, приготовив что-то совсем необычное. Вот так он вспоминал позднее: «В качестве напоминания о сказочном лебеде из первого акта я составил десерт из персика и ванильного мороженого, покрытый слоем сахарной пудры, сервированный в серебряном кубке и украшенный вырезанным изо льда лебединым хвостом. Эффект это произвело ошеломляющий, и мадам Мельба была восхищена моим творением».

Последней певицей в нашем рассказе будет норвежка Кирстен Флагстад (1895–1962). Как и Нелли Мельба, Кирстен Флагстад родилась в музыкальной семье: отец – дирижер, мать – известная пианистка и концертмейстер в Национальном театре. Неудивительно, что дочь училась игре на фортепьяно у своей матери и уже в шесть лет пела песни Шуберта! Творческая деятельность выдающейся певицы продолжалась более сорока лет. И, как и Биргит Нильсон, она была признана одной из лучших исполнительниц партий в музыкальных драмах Вагнера.

О ней говорили, что «голосу ее были подвластны самые тонкие движения души, любые психологические нюансы, эмоциональные состояния: восторженная созерцательность и трепет страсти, драматический подъем и поэтическая окрыленность. Слушая Флагстад, аудитория приобщалась к самым сокровенным истокам вагнеровской лирики. Основой, «сердцевиной» ее трактовок вагнеровских героинь были удивительная простота, душевная открытость, внутренняя озаренность – Флагстад являлась, несомненно, одним из величайших интерпретаторов-лириков за всю историю вагнеровского исполнительства».

Стоит добавить, что и известность пришла к певице с вагнеровской партией – когда она в 1932 году впервые исполнила партию Изольды в опере «Тристан и Изольда». В наши дни проходит фестиваль имени Кирстен Флагстад, в 1985 году в родном городе певицы, Хамаре, открыт музей, посвященный ей.

Флагстад довольно долго, с 1995 года, была «лицом» банкноты достоинством 100 норвежских крон. На оборотной ее стороне, словно на билете, изображен план зрительного зала Оперного театра Осло. Однако сейчас Центральный банк Норвегии готовит к выпуску очередную серию банкнот, на которых впервые в истории страны не будет портретов известных норвежцев – дизайн новых банкнот выдержан в морском стиле; впрочем, норвежская культура, как известно, очень и очень тесно связана с морем.

Автор: Ольга Воробьева

Источник: Наука и жизнь, nkj.ru