Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Остров практик

На биологических станциях студенты не только учатся собирать животных и растений и отличать одни виды от других – здесь также стараются изучать жизнь и её формы в их природной целостности, что особенно важно в наш молекулярный век.

Полевая станция — это место, где мы можем прочесть книгу жизни на том языке, на котором она была написана.
Джеймс Кирчнер, университет Беркли

Представьте, что вы полдня сидите в холодной морской воде, а другую половину дня вас то поджаривает на солнце, то поливает дождем, то норовит кто-нибудь съесть. И сбежать отсюда вы не можете, потому что вы – моллюск и намертво прикреплены к камню. А камень лежит на морской литорали – участке берега, который уходит под воду во время прилива и осушается во время отлива.

Разнообразие жизненных форм, которые умудряются приспособиться к таким условиям, поражает воображение. Моллюски, кольчатые черви, мшанки, губки, ракообразные, масса одноклеточных организмов, водорослей и цветковых растений – здесь можно найти представителей едва ли не всех типов живых организмов. Ориентироваться в их разнообразии учатся студенты биологического факультета СПбГУ, которые проходят полевую практику на острове Средний в Кандалакшском заливе Белого моря. Возможно, кому-то кажется, что ловля водорослей, сбор губок и червей, накалывание бабочек на булавки, чтение следов зверей и пр., и пр. – это даже не прошлый, а позапрошлый век биологии, ведь современная наука давно перешла на клеточный и молекулярный уровень. Но на самом деле в биологическом макромире задач и загадок ничуть не меньше, чем в микромире, среди клеток и молекул.

Знаменитые беломорские мидии – обитатели литорали.
В перерыве между занятиями со студентами-первокурсниками мы разговариваем с заведующим кафедрой зоологии беспозвоночных, профессором СПбГУ Андреем Игоревичем Грановичем. С утра был выход в море, после обеда ребята будут разбирать, определять и зарисовывать свой улов. Зачем рисовать все эти крохотные членики, конечности и усики, ведь сейчас все можно сфотографировать? Этот вопрос мучает меня еще со времен моего студенчества. «Можете провести такой опыт: возьмите рисунок, посмотрите на него в течение 10 минут и попробуйте воспроизвести. А теперь сделайте набросок своей рукой. Когда вы смотрите на что-то – вы смотрите, а когда вы рисуете – вы это изучаете. И это качественно разные вещи, – объясняет Андрей Игоревич. – В зарубежных университетах зарисовывание сейчас не очень распространено. Мы же хотим заложить у ребят базу, чтобы они не просто посмотрели на все это разнообразие, а изучили его». И я начинаю понимать, почему многие из тех растений и животных, что я когда-то зарисовывала неумелой рукой в альбом, до сих пор сохранились в памяти.




«Когда вы рисуете – вы это изучаете».
 
В мире сейчас действует более 900 полевых биологических станций. Значительная часть из них расположена на морском берегу. Есть множество причин, и не только научных, чтобы изучать именно биологию моря. Как минимум половина населения планеты напрямую зависит от Мирового океана и его ресурсов, но при том из всех морских организмо