Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Растения делают из гусениц каннибалов

Растения томатов могут стать настолько невкусными для насекомых, что те начинают есть друг друга.

Наш заголовок может кому-то напомнить «сенсационные» названия из бульварного чтива, но что поделать – растения действительно делают из гусениц каннибалов: исследователи из Университета Висконсина в Мадисоне обнаружили, что обычный томат способен заставить гусениц малой совки нападать друг на друга.

Как можно догадаться, это своеобразная защитная стратегия. Растения чувствуют вред, который им наносят насекомые, и пытаются принять меры, чтобы унять аппетиты тех, кто их ест. Варианты тут могут быть самые разные; чаще же всего растения начинают вырабатывать вещества, которые либо делают их невкусными, либо как-то отпугивают вредителей.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Например, золотарник высочайший каким-то образом чувствует феромоны самцов золотарниковой мухи-пестрокрылки, и в ответ выделяет свои химические сигналы, отпугивающие самок, чтобы они на нем не размножались. (Бывает, что растение защищается, так сказать, чужими руками – как калифорнийская аквилегия, которая приманивает крупных хищников, чтобы те защитили её от гусениц.)

Что до каннибализма, то тут на самом деле давно было замечено, что растительноядные насекомые – не такие уж принципиальные вегетарианцы, и порой они совсем не против закусить кем-нибудь из своих. Про один такой пример мы недавно рассказывали: колорадские жуки, как оказалось, начинают есть друг друга, если обычной еды вокруг становится мало. Так что томаты ничего особенного с гусеницами не делают, просто растения становятся настолько невкусными, что гусеницы предпочитают поедать других гусениц.

В статье в Nature Ecology & Evolution говорится, что после того, как томаты обрабатывали метил-жасмонатом (это вещество служит сигналом, что появились вредители и пора синтезировать разные токсичные вещества), а потом сажали на них гусениц совки, то число гусениц уменьшалось, и растения лучше сохранялись.

Чем сильнее был тревожный химический сигнал, тем раньше гусеницы становились каннибалами – очевидно, потому, что тем раньше растения становились малопригодными для еды. Причем томаты сами по себе гусениц не убивали: если на невкусном растении сидела одна-единственная гусеница, она, конечно, плохо росла, но отнюдь не погибала. Но как только такой плохо растущей гусенице давали замороженных товарищей (замороженных – чтобы они сами ее не съели), как ее дела начинали идти все лучше, и она нагоняла в росте тех, которые питались на обычных растениях, не обработанных сигналом тревоги.

Правда, не стоит забывать, что насекомые часто имеют возможность перейти с одного растения на другое. С другой стороны, в эксперименте растений искусственно провоцировали на сильный защитный ответ.

Чтобы понять, действительно ли каннибализм может быть эффективным средством против вредителей, нужно оценить, насколько быстро и насколько сильно растения сами могут стать невкусными во время нападения гусениц, и пользуются ли насекомые свободой перемещений, чтобы уменьшить риск быть съеденными кем-то из своих.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)