Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Как мозг чувствует чужую чесотку

В мозге на чужую чесотку реагирует регулятор суточных ритмов.

И люди, и животные могут заражать друг друга зевотой: если кто-то в компании зевнул, следом начнут зевать и другие. То же самое касается и чесания: если, например, мышь увидит, как почесывается ее товарищ, то и она сама начнет чесаться.

Феномен заразительного поведения очень интересует психологов – считается, что способность поддаваться на чужую зевоту или почесывание свидетельствует об эмпатии, о способности перенимать ощущения другого. То, что зевоту могут подхватывать друг у друга обезьяны, крысы, птицы, собаки (а собаки могут заразиться зевотой даже от хозяев), говорит о том, что эмпатия есть и у животных.

Но, как и в случае всякого психологического феномена, заразительному поведению должны соответствовать какие-то процессы в мозге. Если говорить о почесывании, то можно предположить, что тот, кто смотрит на чешущегося, сам ощущает зуд. Однако, как показывают эксперименты исследователей из Вашингтонского университета, все происходит несколько не так. Чжоу-Фэн Чэнь (Zhou-Feng Chen) и его коллеги сажали мышь в клетку с экраном, на котором показывали видео с другой мышью, которая чесалась. Грызуны-«зрители» начинали почесываться следом – несмотря на то, что зрение у мышей не слишком хорошее, а ни понюхать, ни дотронуться до чешущегося товарища на экране они не могли.

В статье в Science авторы пишут, что после просмотра «чесоточного» видео в мозге животных активировалась зона под названием супрахиазматическое ядро. Про него обычно вспоминают, когда речь идет о биологических часах, поскольку известно, что супрахиазматическое ядро выступает одним из главных регуляторов суточного ритма и вечером отдает всему организму команду «спать». Но, очевидно, есть у него и другие функции, связанные с феноменом заразительного поведения.

Оказалось, что у мышей при созерцании почесывающегося товарища супрахиазматическое ядро выбрасывало много нейропептида GRP (gastrin-releasing peptide). Этот нейропептид, с одной стороны, дает сигнал к выделению пищеварительного гормона гастрина (который активирует пищеварение), с другой – тот же GRP нужен для передачи «зудящего» нервного импульса от кожи к спинному мозгу. Причем GRP требовался именно для того, чтобы заразиться чесоткой: когда у животных с помощью специальных веществ отключали рецепторы к нему, они переставали реагировать на чужое почесывание, но при том спокойно чесались, если сами чувствовали зуд.

Авторы работы полагают, что заразительное поведение происходит независимо от воли индивидуума, и его невозможно контролировать (и каждый, кто оказывался в зевающей компании, вполне с этим согласится). Механизм, позволяющий такому поведению распространяться по группе, встроен прямо в мозг и выглядит довольно простым – один сигнальный нейропептид плюс рецептор к нему.

Однако вряд ли и нейропептид, и рецептор нужны только лишь для того, чтобы заражать друг друга чесоткой или зевотой, кроме того, было бы любопытно узнать, что за сигнальный молекулярно-клеточный механизм срабатывает при зевании – тот же или другой.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: Наука и жизнь (nkj.ru)

Статьи по теме