Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Позвоночные протезы спасают от рака

В Санкт-Петербурге провели первую в мире операцию по протезированию сразу пяти шейных позвонков, пораженных метастазами.

Раковые опухоли могут рассылать метастазы в самые разные органы и ткани, и даже в кости. Новую опухоль, которая начала развиваться из метастаза, часто можно удалить хирургическим путём. Но представим себе, что злокачественные клетки обосновались в позвонках. Какой хирург возьмётся за такой случай?

Однако такие врачи всё же есть. В декабре 2015 года в ФГБУ НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова были проведены подряд две уникальные операции по удалению целых пяти шейных позвонков с заменой их на эндопротез. Пациенту, 62-летнему Михаилу Александровичу, несколько лет назад поставили диагноз «рак почки», который потом дал метастазы в лёгкие и позвоночник, из-за чего Михаилу Александровичу пришлось выдержать несколько операций.

Удаление и замену позвонков выполняли два известных врача: заведующий отделением нейроортопедии с костной онкологией РНИИТО им. Р.Р. Вредена, профессор Дмитрий Александрович Пташников и заведующий хирургическим торакальным отделением НИИ онкологии, профессор Евгений Владимирович Левченко, рассказавшие подробности операции на пресс-конференции 2 февраля 2016 года в пресс-центре «Интерфакс Северо-Запад».

В мире известно одиннадцать случаев протезирования шейных позвонков, пораженных злокачественными опухолями. Вообще подобные операции с позвонками – большая редкость в медицинской практике, даже в травматологии, хотя как раз в первую очередь травматологи вынуждены придумывать технологии, позволяющие проводить такого рода процедуры.

Шейный отдел является самым мобильным отделом позвоночника – попробуйте сосчитать, сколько вы совершаете движений головой хотя бы за одну минуту. В поперечных отростках позвонков проходят артерии, снабжающие кровью головной мозг, а в позвоночном канале, пронизывающем тела позвонков, проходит спинной мозг. Словом, хирург тут как сапер на минном поле – права на ошибку не имеет.
 
Однако протезирование метастазированных шейных позвонков в таком масштабе до сих пор никто не выполнял. Сначала пациенту удалили дужки четырёх шейных позвонков (со второго по пятый) и титановыми винтами зафиксировали затылочную кость, первый шейный позвонок, седьмой шейный позвонок и первый грудной позвонок. На втором этапе были удалены тела пяти шейных позвонков с опухолью (со второго по шестой) и имплантат, который был там со времени более ранней операции в другом медицинском учреждении. Позвонки заменили специальной титановой трубкой, заполненной костным цементом. Спинной мозг и кровеносные сосуды оставили позади трубки.

Операции предшествовала большая подготовительная работа. За 7 лет сотрудничества вертебролог Пташников и торакальный хирург-онколог Левченко провели 15 сложнейших реконструктивных операций на шейном, грудном и поясничном отделах позвоночника, в ходе которых удалялись как первичные, так и метастатические (вторичные) опухоли.

Первым пациентом, которого прооперировали Пташников и Левченко в 2009 году, стал 44-летний житель Череповца Виктор Павлович, ему удалили хондросаркому и пораженные ею прилежащие участки. В настоящее время Виктор Павлович чувствует себя хорошо, ходит в бассейн и живет обычной жизнью. Онкологический процесс не прогрессирует уже седьмой год, а если рак не возвращается в течение 7 лет, то принято считать, что пациент выздоровел.

Еще один важный пациент – 29-летний Виктор из Санкт-Петербурга. В 25 лет ему поставили очень тяжёлый диагноз: злокачественная гигантоклеточная опухоль шейно-грудного отдела позвоночника с метастатическим поражениям обоих легких, средостенных и глубоких шейных лимфатических узлов. В 2013 году Виктору удалили 106 метастазов в легких, а также заменили протезами три позвонка (один шейный и два грудных). На третий год после операций пациент чувствует себя хорошо, живет полноценной жизнью и катается на велосипеде.

Хирургическое вмешательство – далеко не единственный выход для онкологических больных. Прежде чем решиться на это, врачи собирают тщательный анамнез, и решаются предложить такой способ пациенту только тогда, когда уверены в успехе. Но последнее слово остается за пациентом.

 «Чтобы принять решение об операции, мы должны обладать максимумом информации по пациенту. Это очень затратное, длительное вмешательство. Затратное с точки зрения компонентов и людских резервов. Но в результате мы видим, что пациенты получают шанс для продолжения жизни в очень неплохом качестве. Процесс удаления позвонков в шейном отделе проходит архиточно, потому что там расположены жизненно важные структуры. Это сосуды, которые питают головной мозг, и структуры, отвечающие за нервы всего организма. Сохранить все эти структуры непросто», - говорит Евгений Левченко.

Но последнее слово даже при полной уверенности хирургов – за пациентом. По словам врачей, они не уговаривают согласиться на операцию, а только раскрывают все свои карты и предлагают пациенту решить – готов ли он пойти на такой ответственный шаг. Как сказал Михаил Александрович, даже если бы ему сказали что шансы на успех лишь 2% из 100, он бы согласился, потому что верил врачам. И в себя, конечно же.

Одним из важных факторов в случаях, о которых шла речь выше, было то, что опухоли не поддавались химиотерапии и другим способам лечения. Конечно, чем раньше диагностирована болезнь, тем больше шансов на успех. «Но даже четвертая стадия – не приговор», - утверждает Евгений Левченко.

Сейчас в распоряжении врачей есть очень много способов продлить жизнь или значительно улучшить ее качество онкологическим больным практически на любой стадии болезни. Для каждого отдельного больного приходится принимать индивидуальное решение: кому-то показана химиотерапия, кому-то – лучевая, для кого-то лучшим выходом будет операция.

Так или иначе, успех во многом зависит от информированности пациента о болезни, о методах лечения и о тех медицинских учреждениях, где ему могут оказать помощь. Такого рода операции на позвонках, по словам врачей, требуются в единичных случаях, не более чем 20-30 пациентам в год. А всего только в клинике НИИ онкологии ежегодно проходит лечение около 10 тысяч пациентов.

Автор: Юлия Смирнова

Источник: nkj.ru