Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Гормон счастья» может вызывать депрессию

Психологический эффект серотонина зависит от того, на какие нейроны он подействовал.

Нейромедиатор серотонин часто называют «гормоном счастья». Такие молекулы, как серотонин, используются для передачи нервного импульса между нервными клетками, и давно замечено, что хроническая нехватка серотонина может привести к постоянной тревожности и депрессии: нейроны в нервных цепочках, отвечающих за эмоциональный «позитив», хуже обмениваются сигналами из-за того, что им не хватает их нейромедиатора. Поэтому действие многих антидепрессантов рассчитано на то, что они будут повышать уровень серотонина в межнейронных синапсах, тем самым способствуя положительному эмоциональному настрою. (Впрочем, в механизме действия антидепрессантов до сих пор остаётся много неясного и они до сих пор преподносят нейробиологам сюрпризы – так, совсем недавно мы писали о том, что некоторые из них способны влиять на эпигенетические модификации в клеточной ДНК.)

Через эмоции серотонин может влиять на поведение. Например, несколько лет назад исследователи из Оксфорда обнаружили, что этот нейромедиатор влияет на наше восприятие чужих отношений: чем его было больше, тем более человек был склонен оценивать чужие отношения как очень романтические и очень близкие (в качестве примера для оценки предлагали фотографии пар); и наоборот – при низком уровне серотонина чужие отношения казались менее близкими. А в 2012 году сотрудники Киотского университета опубликовали в журнале PNAS статью, в которой говорили о взаимосвязанности уровня серотонина в мозге и нашего чувства справедливости: чем больше серотонина, тем бóльшую нечестность мы готовы простить другому человеку.

Однако, как показывают результаты экспериментов Марка Анзорге (Mark S. Ansorge) и его коллег из Колумбийского университета с серотонином всё не так просто: его эффект зависит от того, в какой области мозга он присутствует. Известно, что его синтезируют ядра шва – так называют скопления нейронов, расположенные по средней линии продолговатого мозга. Ядра шва делятся на несколько групп, среди которых есть верхнее центральное ядро и дорсальное ядро. Оба они производят серотонин, которым пользуются другие системы мозга, однако на него реагируют и собственные нейроны ядер, и долгое время было неясно, как активность местных нервных клеток влияет на поведение.

Обеспечим библиотеки России научными изданиями!

Опыты ставили на мышах, одни из которых были обычными здоровыми животными, а у других стимулировали тревожность и депрессивное состояние. Оказалось, что у тех и у других серотониновые нейроны ядер шва работают по-разному. Например, возрастание тревожности сопровождалось повышением активности верхнего центрального ядра; с другой стороны, депрессия у мышей слабела при снижении активности того же верхнего центрального ядра, но усиливалась при снижении активности дорсального ядра. Полностью результаты экспериментов опубликованы в Cell Reports.

Иными словами, использующие серотонин нейроны вовсе не обязательно дарят только радость и счастье. Положительные эмоции зависят, скорее, от баланса активностей разных групп серотониновых нейронов: если баланс сильно перекосит в какую-то сторону, то вместо радости и счастья придёт депрессия и тревога, хотя серотонина может быть более чем достаточно. Конечно, после мышей нужно будет проверить, так ли работают серотониновые ядра шва у человека, и, если всё действительно так, стоит подумать о новых антидепрессантах, которые бы не просто действовали на уровень того или иного нейромедиатора, а фокусировались бы на какой-то определённой зоне мозга.

Заметим также, что похожая история случилась с другим нейромедиатором, окситоцином, который называют «гормоном любви»: он усиливает чувство любви и вообще социальной привязанности, открывает «эмоциональные каналы» в общении с близкими, влияя как на психологические аспекты взаимоотношений, так и на физиологические. Однако окситоцин может вызывать не только чувство любви и эмпатии к ближнему: в зависимости от социального контекста он способен ввергать в состояние тревоги и депрессии, вызывать недоверие и даже отторжение по отношение к другому человеку. Всё зависит от конкретной ситуации: нейромедиатор укрепляет доверие, но только в том случае, если другой человек сам по себе внушает хоть какое-то доверие. Если же ваш партнёр выглядит подозрительно или, например, вы столкнулись с незнакомым человеком, лишняя порция окситоцина только укрепит ваши подозрения и заставит избегать незнакомца. Окситоцин, скорее, повышает чувствительность к любым социальным проявлениям, признакам, поведенческим ключам, заставляя внимательнее относиться, например, к выражению лица собеседника, его жестам, интонациям и т. п. Выражение лица может быть как приятным, располагающим к себе, так и неприятным, отталкивающим. И окситоцин лишь усилит первоначальный – притягивающий или отталкивающий – эффект.

Словом, ни окситоцин, ни серотонин не тянут на универсальную «таблетку счастья и любви». И может быть, оно и к лучшему, что с собственными эмоциями нам надо работать самим, не надеясь на волшебную пилюлю.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: nkj.ru

Статьи по теме