Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.


Два выхода в “крайний” день



Завершается наша экспедиция – закончился “крайний” день жизни на “Марсе”.
Должен сказать, что две недели (а в моем случае – десять дней) это совсем немного.
Как минимум дней пять ушло на то, чтобы понять “где я” и “что происходит”. На восьмой день стало появляться понимание того “как надо”.
Смены на MDRS продолжительностью в один месяц выглядят более логичными, но далеко не все студенты, аспиранты, ученые и энтузиасты космонавтики могут отрываться на столь продолжительное время от работы и семьи.
Напомню, возможность работать на Пустынной станции не бесплатна – мы заплатили за неё немалые деньги.
Кстати, Марсианское общество ждет новые команды из России, но найдутся ли ещё люди готовые платить за марсианскую романтику?
Вернемся ко дню сегодняшнему.


На “крайний” день мы назначили два выхода, и оба не обошлись без моего участия. Снова, как и в “трудный выходной”, два ВКД за один день.
Довел свое время пребывания на поверхности до 15 часов.
Первый выход превратился в гонку на квадроциклах – мы с Петром (нашим геологом) отъехали от базы почти на 9 км. Похоже, это расстояние близко к предельному для двухчасовой ВКД.
То, что мы издалека принимали за урановую шахту, оказалась простым загоном для скота.
Естественно, радиационный фон там оказался вполне нормальным.
Рядом с загоном сфотографировали красивый каньон, в котором обнаружилась лужа кирпичного цвета.
Там, где местность напоминает скорее степь, чем пустыню, и вокруг полно растений, исчезает иллюзия пребывания на Марсе.
Понимаешь, как прекрасна Земля – всюду жизнь. Хочется снять скафандр и облазить окрестности без шлема и тяжелого рюкзака СЖО за спиной.
Наше путешествие продолжилось - следующей точкой, в которой мы сделали остановку, стало устье черного каньона, образованного глиной содержащей уголь. Вот тут счётчик Гейгера и пригодился.
Похоже, мы нашли сорбированный уран в следовых количествах. Жаль у нас уже не будет возможности найти место, откуда его принесло в этот черный каньон.
Наш заезд продолжился – мы почти достигли Skyline Rim, где внезапно нарушилась наша изоляция. Три байкера весело прыгали по горам. “Мыши рокеры с Марса”, не иначе.
На обратном пути я почувствовал, что мой квадроцикл издает странные звуки и ”не тянет”. Разогнался под горку – вроде бы всё прошло, а через пару-тройку километров заглох ровер Петра. Мы не решились буксировать его моей машиной (она тоже могла вот-вот заглохнуть), и я помчался на базу за подмогой. Взял трос, “свежий” квадроцикл и поехал за Петром.
Укатали мы сегодня наши роверы – они стали глохнуть из-за перегрева.
На базе я буквально не вылезал из скафандра – сразу после завершения ВКД-14 началась ВКД-15. Увы, повторить испытания “Селенохода” не удалось – после четырех шагов новая самодельная шестеренка сломалась, так что мы ограничивались простым фотографированием макета нашего луноходика на фоне “марсианских пейзажей”.
Сегодня я собирался сжечь два последних ракетных мотора Estes и даже собрал для этого двухступенчатую ракету. К сожалению, американские моторы загораются крайне неохотно (видимо, своеобразная забота о пожарной безопасности) и горячего разделения не получилось – второй двигатель не запустился. Высота полета ракеты составила всего 95 метров (на борту находился высотомер).
Я попробовал прямо во время ВКД собрать ещё одну ракету и сжечь оставшийся двигатель. Ракету-то я собрал (даже в перчатках скафандра), но вот поджечь мотор от Estes самодельными запалами не удалось. Чего я только не делал!
Увы, двигатель пришлось утилизировать после возвращения на базу.
После многочисленных хождений в имитационном (не настоящем!) скафандре, возникли следующие мысли.
Думаю, на Марсе должны работать роботы-суррогаты, которыми люди будут управлять через системы виртуальной реальности с орбиты или планетной базы.
Видимо, камерами суррогата можно увидеть даже больше, чем глазами сквозь стекло гермошлема. Не говоря уже про операции в раздутых внутренним давлением перчатках.
Осталось только создать полностью копирующих человека андроидов.
Лично я вижу этапы освоения красной планеты так:
1) Зонды и облетные миссии (совершить первый межпланетный полет и понять, что “не так страшен черт…”).
2) Экспедиция на орбиту Марса и управление роверами на поверхности в режиме реального времени. На этом этапе люди окончательно убедятся, что жизни на Марсе нет.
3) Высадка на поверхность (биологический карантин пилотируемой экспедиции вряд ли можно обеспечить), развертывания нескольких научных станций, изучение с прицелом на терраформирование. Города на Марсе строить, пожалуй, пока не стоит.
4) Терраформирование наиболее простым методом (взрывы термоядерных зарядов на полярных шапках, медленная доставка астероидов из пояска Койпера). Цель – повышение давления на поверхности для возможности работать в кислородной маске.
5) Города, колонии и медленное превращение Марса в Землю-2.

Очень надеюсь, что наша работа на MDRS и созданные по её результатам статьи, фильмы, книги смогут вызвать хотя бы небольшой интерес к космосу и Марсу в России.
Философ-космист Николай Фёдоров писал – “Наш простор служит переходом к простору небесного пространства, этого нового поприща для великого подвига”. Пора снова вспомнить об этом!


: