Портал создан при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Сортировать по: дате  |   просмотрам  |   комментариям

Два выхода в “крайний” день



Завершается наша экспедиция – закончился “крайний” день жизни на “Марсе”.
Должен сказать, что две недели (а в моем случае – десять дней) это совсем немного.
Как минимум дней пять ушло на то, чтобы понять “где я” и “что происходит”. На восьмой день стало появляться понимание того “как надо”.
Смены на MDRS продолжительностью в один месяц выглядят более логичными, но далеко не все студенты, аспиранты, ученые и энтузиасты космонавтики могут отрываться на столь продолжительное время от работы и семьи.
Напомню, возможность работать на Пустынной станции не бесплатна – мы заплатили за неё немалые деньги.
Кстати, Марсианское общество ждет новые команды из России, но найдутся ли ещё люди готовые платить за марсианскую романтику?
Вернемся ко дню сегодняшнему.


На “крайний” день мы назначили два выхода, и оба не обошлись без моего участия. Снова, как и в “трудный выходной”, два ВКД за один день.
Довел свое время пребывания на поверхности до 15 часов.
Первый выход превратился в гонку на квадроциклах – мы с Петром (нашим геологом) отъехали от базы почти на 9 км. Похоже, это расстояние близко к предельному для двухчасовой ВКД.
То, что мы издалека принимали за урановую шахту, оказалась простым загоном для скота.
Естественно, радиационный фон там оказался вполне нормальным.
Рядом с загоном сфотографировали красивый каньон, в котором обнаружилась лужа кирпичного цвета.
Там, где местность напоминает скорее степь, чем пустыню, и вокруг полно растений, исчезает иллюзия пребывания на Марсе.
Понимаешь, как прекрасна Земля – всюду жизнь. Хочется снять скафандр и облазить окрестности без шлема и тяжелого рюкзака СЖО за спиной.
Наше путешествие продолжилось - следующей точкой, в которой мы сделали остановку, стало устье черного каньона, образованного глиной содержащей уголь. Вот тут счётчик Гейгера и пригодился.
Похоже, мы нашли сорбированный уран в следовых количествах. Жаль у нас уже не будет возможности найти место, откуда его принесло в этот черный каньон.
Наш заезд продолжился – мы почти достигли Skyline Rim, где внезапно нарушилась наша изоляция. Три байкера весело прыгали по горам. “Мыши рокеры с Марса”, не иначе.
На обратном пути я почувствовал, что мой квадроцикл издает странные звуки и ”не тянет”. Разогнался под горку – вроде бы всё прошло, а через пару-тройку километров заглох ровер Петра. Мы не решились буксировать его моей машиной (она тоже могла вот-вот заглохнуть), и я помчался на базу за подмогой. Взял трос, “свежий” квадроцикл и поехал за Петром.
Укатали мы сегодня наши роверы – они стали глохнуть из-за перегрева.
На базе я буквально не вылезал из скафандра – сразу после завершения ВКД-14 началась ВКД-15. Увы, повторить испытания “Селенохода” не удалось – после четырех шагов новая самодельная шестеренка сломалась, так что мы ограничивались простым фотографированием макета нашего луноходика на фоне “марсианских пейзажей”.
Сегодня я собирался сжечь два последних ракетных мотора Estes и даже собрал для этого двухступенчатую ракету. К сожалению, американские моторы загораются крайне неохотно (видимо, своеобразная забота о пожарной безопасности) и горячего разделения не получилось – второй двигатель не запустился. Высота полета ракеты составила всего 95 метров (на борту находился высотомер).
Я попробовал прямо во время ВКД собрать ещё одну ракету и сжечь оставшийся двигатель. Ракету-то я собрал (даже в перчатках скафандра), но вот поджечь мотор от Estes самодельными запалами не удалось. Чего я только не делал!
Увы, двигатель пришлось утилизировать после возвращения на базу.
После многочисленных хождений в имитационном (не настоящем!) скафандре, возникли следующие мысли.
Думаю, на Марсе должны работать роботы-суррогаты, которыми люди будут управлять через системы виртуальной реальности с орбиты или планетной базы.
Видимо, камерами суррогата можно увидеть даже больше, чем глазами сквозь стекло гермошлема. Не говоря уже про операции в раздутых внутренним давлением перчатках.
Осталось только создать полностью копирующих человека андроидов.
Лично я вижу этапы освоения красной планеты так:
1) Зонды и облетные миссии (совершить первый межпланетный полет и понять, что “не так страшен черт…”).
2) Экспедиция на орбиту Марса и управление роверами на поверхности в режиме реального времени. На этом этапе люди окончательно убедятся, что жизни на Марсе нет.
3) Высадка на поверхность (биологический карантин пилотируемой экспедиции вряд ли можно обеспечить), развертывания нескольких научных станций, изучение с прицелом на терраформирование. Города на Марсе строить, пожалуй, пока не стоит.
4) Терраформирование наиболее простым методом (взрывы термоядерных зарядов на полярных шапках, медленная доставка астероидов из пояска Койпера). Цель – повышение давления на поверхности для возможности работать в кислородной маске.
5) Города, колонии и медленное превращение Марса в Землю-2.

Очень надеюсь, что наша работа на MDRS и созданные по её результатам статьи, фильмы, книги смогут вызвать хотя бы небольшой интерес к космосу и Марсу в России.
Философ-космист Николай Фёдоров писал – “Наш простор служит переходом к простору небесного пространства, этого нового поприща для великого подвига”. Пора снова вспомнить об этом!

Прогулка по каньону



Вчера вечером мы впервые всей командой посмотрели кино – фильм “The Russians Are Coming, the Russians Are Coming”.
Снова засиделись допоздна – устроили очередной “чемпионат по бессоннице” (почти каждодневное развлечение на MDRS).
Утром вставать рано не пришлось, ВКД-13 назначили на 3 часа дня.


Выходить должны были Саша alien3, Николай и Петр - наш геолог.
Но Саша отказался гонять на квадроциклах, и в выходящей команде оказался я.
Илья, тем временем, занялся изготовлением шестеренки для макета “Селенохода”.
Ездили мы сегодня не очень много, зато неплохо прогулялись. Осмотрели очень красивый каньон. Странно, но мир сквозь стекло шлема воспринимается совсем не так, как напрямую своими глазами. Исчезает ощущение присутствия, кажется – ты просто смотришь документальную киноленту.

В скафандре ты отделен от мира. Он как будто бы сам по себе, а ты сам по себе.Возникает неоправданное ощущение отстраненности.
Очень хотелось запомнить во всех деталях то великолепное место, где мы сегодня гуляли.Но в шлеме не очень-то повертишь головой.

Мы захватили с собой два фотоаппарата и камеру GoPro – пытались отснять как можно больше материала. Возможно, на основе всего отснятого на MDRS, появится фильм о российской команде (если нам помогут с монтажом).
Вот кого нам не хватает в экспедиции (кроме врача), так это профессионального фотографа и видеооператора.
Жаль, что наши выходы длятся всего два часа – вокруг столько красивых пейзажей, а мы увидели так мало!

Подумываю о том, что реальная планетная база должна быть передвижной (как марсианский поезд в одном из советских проектов).
Или, как вариант, мощные системы виртуальной реальности и десятки различных роверов и дронов.
Странно, несмотря на то, что дел у меня на базе вроде бы не так много, нет времени на книги и мысли.
Всё-таки нужно людей избавлять от рутинных операций.
Пожалуй, на Пустынной станции не хватает спортивных тренажеров, на Марсе без них не обойтись…
Когда мы вернулись с ВКД, Илья уже заканчивал шестеренку, а Саша убрался, приготовил обед и включил отличный финский металл - Before the Dawn.

Да, сегодня поспела клубника (на самом деле – садовая земляника), и мы поделили четыре ягоды на пятерых.
А что, жить “на Марсе” можно. Ещё бы посудомоечную машину на базе предусмотрели и работу с ЦУПом автоматизировали.
Наш командир каждый день тратит уйму времени и сил на подготовку многочисленных отчетов. Геолог и инженер – чуть меньше. Саша alien3 – отчитывается по работе в оранжерее, а я лишь изредка - по пускам ракет.
Сегодня попробую сделать двухступенчатую ракету (использую последние два двигателя C6-7, который потребуется модернизировать, и B6-4).
Завтра я участвую в двух выходах – поеду с геологом измерять радиацию у заброшенной шахты (предположительно, урановой), а после обеда – иду испытывать “Селеноход” и запускать ракету.

Первомайская демонстрация “Селенохода”



Свершилось! Макет шагающего варианта ровера испытан на “поверхности Марса”.
Расскажу немного о том, что такое “Селеноход”. В сентябре 2007 года Google объявил конкурс – Google Lunar X-Prize.


Участвовать в соревновании могут только частные команды (государственное участие не более 10%), цель – Луна. Победителем становится тот, кто сможет первым доставить луноход на наш естественный спутник. Единственная команда из России, которая нашла в себе силы участвовать в этом престижном международном конкурсе – команда “Селеноход”. Идейным и финансовым вдохновителем российского частного луноходостроения был наш командир Николай Дзись-Войнаровский.

Сначала рассматривался колесный вариант ровера, предполагалось, что в космос он отправится на конверсионной РН “Днепр”, а на Луну будет доставлен с помощью специально разработанного для этой миссии перелетного модуля.
Очень быстро стало понятно, что перелетный модуль “в гараже” не собрать, а заказ его у космических предприятий обойдется в астрономическую сумму (да и может нарушить правило о государственном участии).
Начались переговоры с космическими предприятиями – в итоге появилась призрачная возможность отправить “Селеноход” на Луну в составе одной из российских лунных миссий. Ровер сильно похудел (с 15 до 5 кг) и встал на лыжи (вместо колес).
В 2012 году из углепластика был изготовлен корпус нового макета, началось его постепенно заполнение электроникой.
На всякий случай повторю – то изделие, которое мы испытывали сегодня, это далеко не летный экземпляр, это всего лишь макет для проверки концепции.

Позволю себе процитировать кусочек своего поста:
“…По какой-то непонятной мне причине, в качестве управляющей электроники машины было решено применить внешний нетбук, соединенный кабелем с механикой внутри корпуса.
Нетбук же, в свою очередь, управляется со стационарного компьютера по wi-fi.
Но, во-первых, создатели такой схемы не захотели отдать свой нетбук на MDRS, а во-вторых “Селеноход” с примотанным к нему скотчем нетбуком смотрится “немного” странно.

В общем, сегодня Илья убил часа четыре на попытки уместить свой нетбук в корпус макета “Селенохода”. Пришлось резать углепластик с риском для жизни (инженер чуть не лишился пальца), не говоря уже о том, что от нетбука был отделен экран…”
Для сегодняшних испытаний был изготовлен дополнительный корпус, в котором и был размещен управляющий ноутбук.
Не стоит забывать, что все работы по “Селеноходу” ведутся на собственные средства членов команды и в их свободное время. Спонсоров, готовых финансировать участие российской команды в престижном конкурсе, у нас на Родине просто не существует, а фонд «Сколково» (с которым были связаны определенные надежды) пока не выдал команде даже маленький грант.
Кроме проблем с электроникой, на макете возникли и проблемы с механической частью.

После демонстрации ровера 12-13 апреля на полигоне в “Марс-Тефо” на ВДНХ в нём сломалась шестерня. Изготовить новую до отлета в Юту не успели, а замена, напечатанная на 3D-принтере, прослужила недолго.
Илья Чех, наш инженер, проявил чудеса изобретательности и создал замену шестерни прямо на “марсианской базе”.
Не скажу, что испытания сегодня проходили гладко. Ясно, что программное обеспечение и электронику макета нужно менять. Но всё-таки “Селеноход” немного прогулялся по окрестностям и продемонстрировал правильность выбранной схемы перемещения.
Конечно, у меня вызывает вопросы высокое расположение “головы” с камерами. И хотя во время испытаний ровер не перевернулся даже на достаточно крутом склоне, всё-таки его заваливания вперед меня изрядно напугали. Правда, из всех, даже самых страшных на вид положений, он выбирался самостоятельно – двигая лыжами-лапками.

Не все режимы движения сегодня удалось отработать. Из-за проблем с управлением мы так и не увидели, как “Селеноход” поворачивает на “пятке” расположенной в нижней части корпуса.  Напомню – все действия с макетом выполнялись во время ВКД-12 (новое обозначение отмененного ВКД-7), и наш инженер был вынужден устранять неисправности прямо на “поверхности Марса” в скафандре.

Во время испытаний сломалась эрзац-шестерня, но Илья уже придумал из чего изготовить более долгоживущую замену! Возможно, мы ещё раз выпустим наш “Селеноход” погулять на “Марсе”.
Также в рамках ВКД-12 мы сходили с GPS-навигатором к месту старта и посадки почтовой ракеты (увы, вчера мы забыли взять навигатор с собой). Оказывается, ракета пролетела 330 метров и приземлилась в 116 метрах от базы.
И немного о нашем быте. Сегодня я, озверев от отсутствия шоколада, стал рыться на полках и в холодильнике в поисках вкусной еды. И о чудо – нашел нормальный кетчуп, а не ту страшно перченую жижу, которой мы поливали еду всю экспедицию. Учитывая, что вчера был открыт секрет американской сублимированной картошки, окончание экспедиции обещает быть сытным.
Кстати – ночью температура опустилась до -2 градусов. В “марсианском домике” стало довольно прохладно. Станция не является герметичной и хорошо теплоизолированной – это лишь макет настоящей марсианской базы, созданный космическими энтузиастами.

Праздничный выход и ракетная почта

Замечательный день, когда почти всё получилось, как было запланировано и даже лучше.
Утром случилось чудо - заработал нагреватель для воды.
Горячий душ здорово повышает настроение!
Думаю, комфорту на планетных базах следует уделять максимум внимания (сразу после безопасности и надежности).

MDRS в плане комфорта далеко не идеальна. Зачем, например, делать настолько жесткие кровати или каюты с такой странной компоновкой – спальные места в нишах (у половины членов экипажа ниши у пола, у половины – у потолка).Объем вполне можно было сэкономить на чем-то другом.

Сразу после завтрака началась наша подготовка к одиннадцатому выходу на поверхность.
Во время ВКД-11 мы решили не только отработать марсианскую ракетную почту, но и сделать групповые фотографии с российским флагом и сувенирной продукцией.
Почтовой ракетой стала Estes Alpha III (с двигателем C6-7), а в качестве письма выступила наша эмблема с небольшим посланием и наклеенной маркой (между прочим, марка космическая – посвященная проекту “Союз-Аполлон”).

Я решил подойти к выходу более ответственно, чем обычно – внимательно проверил фото и видео технику, сложил всё, что может пригодиться в специальный зиплок (пакет с застежкой), составил для себя примерный личный план – что и как я буду делать.
Вышли мы впятером – весь экипаж. Пришлось шлюзоваться три раза.
Ветер сегодня не просто сильный, а очень-очень сильный. Флаг очень красиво развивался на ветру, но удержать его было непросто.
Все мелкие предметы тут же улетали, сдуло даже штатив с фотоаппаратом.
Коля и Петр вернулись на базу, а я с Ильей и Сашей отправился отправлять ракетное письмо.
Ребята предлагали отменить пуск – всё-таки ветер практически валил с ног, но я настоял на проведении эксперимента – ракетная почта должна работать в любую погоду.

Расположились в прямой видимости от станции, на расстоянии около 500 метров, и я приступил к отработке минометных ударов по вражеским базам к установке ракеты и развертыванию модернизированного стартового пульта (вместо стандартных батарей AA более мощная связка аккумуляторов).
Выставил азимут и угол, подключил провода и… ничего не произошло. Мой самодельный запал сработал не сразу, а только после “прогрева”. Отвык я уже с новыми российскими двигателями РД1 от такого.
Ракета стартовала и унеслась против ветра (и против Солнца!) в сторону базы. Очень хотелось доставить письмо к люку шлюза :)
Естественно, мы сразу потеряли маленькую Alpha III из вида. Начался долгий поиск – в ходе которого камерой GoPro удалось заснять шикарные виды. Благодаря красной глине, ландшафт вокруг места старта выглядит совершенно фантастически.

Ракету в итоге нашел Илья, проехавшись вдоль дороги на квадроцикле. Правила запрещают использовать наши роверы вне дорог - ещё одна условность, которая в реальности часто нарушается.
Estes Alpha III с письмом не долетела до базы около 200м - упала чуть дальше обсерватории. Направление совпало идеально. Не было бы ветра, и письмо попало бы напрямую адресату :)
А у меня теперь есть опыта стрельбы из реактивного миномета в скафандре.
На месте посадки почтовой ракеты сделали красивые фотографии – письмо-эмблема в руках, купол базы неподалеку.

После ВКД я почувствовал легкое недомогание, а во время планового измерения температуры (мы измеряем температуру тела один раз в день, а шум – три раза в день) термометр показал 37,2. Возможно, температура повысилась из-за сильного ушиба ноги.
Увы, врачу нашей команды – Марианне, до сих пор (!) не дали визу.

Обед у нас сегодня был царский – во-первых, мы наконец-то разобрались, как привести сублимированную картошку в пригодный для готовки вид, а во-вторых Саша alien3 угостил нас свежей зеленью из оранжереи.
Да, нужно сделать всё, чтобы космонавты-межпланетчики не были лишены таких простых земных радостей, как жареная картошка с луком.

Вечером Петр и Николай повторили эксперимент, впервые проведенный вчерашней ночью. Из собранного во время выходов грунта они попытались выпарить воду.
Для этого применялось самодельное устройство, которое я уже показывал в своем посте (многие приняли его за самогонный аппарат).
После пятичасового выпаривания, командир и геолог попробовали немного “марсианской” воды. Говорят, отдает песком :)

Ветер всё крепчает - сейчас, когда вечер сменяется вальпургиевой ночью – он воет за стенами нашей базы. Небо плотно затянуто тучами, за иллюминаторами тьма, кажется мы одни на целой планете.

День отдыха

Сегодня действительно почти ничего не происходило. Удивительно спокойный день.
Утром Коля и Петр по программе ВКД-10 отправились на поверхность. Они повторили наш ночной маршрут и посмотрели, куда я ухитрился улететь вчера.
Оказывается, пропасти там не было :)
Илья и Саша alien3 отдыхали до обеда, а я вел связь с командой на поверхности и писал новости для сайтов.
После обеда мы снимали видеосюжеты про жизнь внутри MDRS. Саша рассказал на камеру о своей работе в оранжерее и немного о нашем быте.
Я подготовил несколько запалов для очередных стартов ракет, которые намечены на завтра.
Будем отрабатывать ракетную почту – доставку письма на несколько сот метров.
Не уверен, что самодельные запалы запустят ракетные двигатели, но попробовать нужно.
Во второй половине дня Илья из коробки от ракетного набора сделал кожух для нетбука.
Именно в этом кожухе, покрашенном черной краской, нетбук и будет закреплен на макете “Селенохода”.
Нашлось время и для беседы – обсуждали с Сашей и Николаем что делать дальше.
Как действовать, чтобы выпихнуть упирающееся человечество к звездам :)
Вечером погода испортилась – на небе появились тучи. Только дождя на “Марсе” нам не хватало!
Осталось четыре полных дня работы на пустынной станции…

Трудный выходной

Вчера наш командир объявил воскресенье днем отдыха. Но отдохнуть не получилось – на сегодня мы запланировали два ВКД, причем одно ночное.
Утром я занимался нехарактерным для меня делом – приготовлением пищи.
Варил суп из готового набора. Удивительная штука, в России таких нет – огромная банка с макаронами, сублимированным мясом и шестью пакетиками с приправами.
Одной банки хватает на две огромные кастрюли (!) супа. “Солдат не умрет голодным”.

До первого выхода я успел не только поиграть в отважного кулинара, но и испытать новые запалы для модельных ракетных двигателей. Дело в том, что после пусков ракет у нас остались три двигателя из шести, а вот запалов не осталось совсем - пришлось изобрести технологию изготовления запалов из подручных материалов.
К сожалению, мощности стандартного стартового пульта Estes для новых запалов оказалось недостаточно, и мы решили применить для их разогрева мощные аккумуляторы.
Эксперимент завершился успешно! Так что, возможно, мы ещё повторим запуски ракет (если мысли насчет “ракетной почты”).

После обеда начался, пожалуй, самый интересный выход, из тех, в которых мне довелось участвовать.
На “Марс” в этот раз вышли Петр (наш геолог), Саша alien3 и я.
Петр показал нам очень красивый маршрут, правда, кое-где пейзажи вокруг напоминали скорее не Марс, а оживший вестерн.
Мы останавливались в различных точках, брали пробы грунта и проводили фотосъемку.
Практически на каждой ВКД команда сталкивается с тем, что мелкие недоработки при подготовке выхода приводят к крупным проблемам во время его выполнения.
Отказывают камеры (не зарядили, не проверили флешку и т.д.), оказываются неправильно настроенными GPS навигаторы, внезапно выясняется, что какие-то операции просто невозможно выполнить в перчатках.
Одно дело знать, что мелочей при работе на Марсе быть не может, а другое дело почувствовать это на своей шкуре.

При перемещении на местности обратил внимание на забавную вещь – в шлеме очень неудобно спускаться с любых возвышенностей, просто не видишь куда наступаешь.
Залезаешь-то на гору без проблем, а вот путь назад может кончиться плохо.
Также сквозь шлем очень неудобно вести фото и видеосъемку, пальцами в перчатках трудно нажимать на кнопки фототехники. Видимо, в реальных экспедициях всю технику нужно закреплять на скафандре, а изображения с фото и видеокамер выводить на общую систему дополнительной реальности.  С другой стороны, на Луне-то как-то справлялись.

Вообще, желательно избавить людей от всех рутинных операций. Не должен человек держать в уме 1000 и 1 вещь. Особенно, когда даже одна ошибка может стать фатальной.
Вернемся к нашей ВКД-8 (напомню, ВКД-7 временно перенесли из-за неготовности “Селеохода”) – так как за время выхода Петр хотел отобрать пробы и замерить радиацию (искали уран) во множестве точек, передвигались мы довольно быстро.
Саша alien3 не успевал за мной с Петром и, к сожалению, потерял крепление Go-Pro камеры.
Более того, на одной из кочек у Саши открылись крепления шлема. Если играть в ролевую игру – “Мы на Марсе” – то следовало бы прерывать ВКД и везти пострадавшего на базу. Но нам и без игр не так уж и легко, поэтому выход продолжили.

Фотографии во время ВКД-8 получились совершенно фантастические, видеозаписи на Go-Pro`шках тоже.
Жаль, медленный Интернет не позволяет ими поделиться (хотя, несколько фотографий есть в ЖЖ у alien3).
Кстати, вчера наш Интернет пропал, и мы оказались в полной изоляции. Сразу вспомнилась “Космическая одиссея 2001”, где все драматические события начались с выхода в космос для замены блока антенны. В нашем случае помогла перезагрузка модема.

После возвращения с поверхности “Марса” мы отдыхали и разбирали многочисленные фотографии. И забыли зарядить Go-Pro для ночных работ! Казалось бы, мелочь, но в результате съемки были сорваны.

Складывается впечатление, что в сухом воздухе пустыне работать труднее. Возможно, это просто накопившаяся усталость и всё-таки нужно организовывать полноценные выходные.
В ночной выход снова пошли втроем, но место Саши занял Илья.

Первое впечатление – через стекло шлема не видно ничего. Очень, даже ОЧЕНЬ не хватает нашлемных фонарей. Без них ночью на Марс (и даже на “Марс”) лучше не соваться.
Для ночного выезда я установил флагшток с советским флагом на багажнике квадроцикла. Идея была плохой – флаг в итоге намотался на ось. И о чудо – совсем не пострадал. Советское – значит отличное.

Ездить ночью очень неудобно. Кочек на дороге не видно, постоянно “летаешь” и бьешься головой о шлем (внутри его нужно делать мягким, но как это лучше объединить с  полной прозрачностью – не знаю), да ещё пыль от впереди идущих машин почти полностью закрывает обзор.
Ночные гонки получились несколько экстремальными. Доехали до края участка MDRS, и из темноты внезапно выскочил забор. Начал тормозить, а тут ещё и кочка. В общем, вылетел из седла и тормозил ногой (которая, видимо, попала между квадроциклом и дорогой). Ощущения, мягко говоря, неприятные. Сейчас сижу с привязанным к ноге льдом.
За забором обнаружился стенд с описанием скелетов динозавров, найденных на этой территории. Прошлись ещё немножко пешком и наткнулись на удивительный рельеф, образованный водопадом. Сейчас, конечно, поток уже высох.
В такие моменты понимаешь всю условность изоляции на пустынной станции.
На обратном пути со мной случилась ещё одна неприятность. Следуя за ведущим, не успел среагировать и вписаться в поворот. Совершил красивый полет с последующими скачками по песчаным дюнам. В темноте было видно плохо, но, похоже, остановился метрах в пяти от пропасти. Потом вместе с Ильей выталкивали мой квадроцикл на дорогу.
По песку эти машины ездят плоховато – очевидно, на реальном Марсе нужно применять что-то другое.
Жаль, в разряженной атмосфере Красной планеты нельзя использовать технику на воздушной подушке.

Выводы из ночного ВКД: дело это рискованное, требующие модернизации скафандров (светильники!). На реальном Марсе не помешают и приборы ночного виденья, подключенные к той самой системе дополнительной реальности. И ещё – неплохо бы сконструировать скафандр так, чтобы в нём в принципе нельзя было подвернуть ногу. На подошвах нужна какая-то система обратной связи, чтобы чувствовать, на что наступаешь. И обязательно шлем такой, чтобы не закрывал обзор :)
Сегодняшний "выходной" получился долгим и трудным для меня. Осталось всего пять полных дней, а ещё столько всего необходимо сделать! Я взял на базу множество книг, думал, тут будет много свободного времени – я ошибался.

С другой стороны, многое на MDRS организовано не лучшим образом вовсе не потому, что так необходимо для имитации жизни на Марсе, а потому, что у создателей базы просто не хватило средств.
К сожалению, мечты о светлом космическом будущем (а главное – попытки его приблизить) - удел лишь немногих землян.



Позволил себе немного поиграть с цветом неба.

Не самый удачный день


Петр за работой.

Утром наш геолог Петр, в рамках ВКД-6, отправился в отдаленную на 2 км от базы точку для отбора пробы большой массы. Его сопровождали Саша и Николай.
Я оставался на связи внутри модуля, а Илья спал после ночных астрономических наблюдений (кстати, мы так и не разобрались до конца с CCD камерой, и астрофотографии пока получаются не настолько качественные, как хотелось бы).
Время идет, я спокойно готовлю новости для сайта и разбираю фотографии, ребята переговариваются друг с другом (правда, их переговоры слышны не очень отчетливо).
Смотрю на часы – больше половины времени прошло. Начинаю вызывать команду – получаю в ответ – все ок, скоро выдвигаемся.


Саша у шлюза.

В общем, в результате в шлюз постучались три зомби, мертвые десять минут как (если считать, что ресурсы СЖО ограничены двумя часами).
Вряд ли у реальных марсианских скафандров будет столь малый ресурс. Во времена программы “Аполлон” совершались выходы продолжительностью более 7 часов!
Из долгого ВКД-6 Петр принес целое ведро образцов – около 20кг.
Сразу после возращения Саша alien3 бросился готовить обед. Сделал прекрасный суп, но перепутал красный перец с обычным :) Такого острого супа я ещё не пробовал – но голод не тётка!
В три часа дня должна была начаться ВКД-7 с участием меня, Ильи и макета “Селенохода”.
Увы, грубые ошибки заложенные в конструкцию ровера при проектировании, не позволили его быстро подготовить к испытаниям.
По какой-то непонятной мне причине, в качестве управляющей электроники машины было решено применить внешний нетбук, соединенный кабелем с механикой внутри корпуса.
Нетбук же, в свою очередь, управляется со стационарного компьютера по wi-fi.
Но, во-первых, создатели такой схемы не захотели отдать свой нетбук на MDRS, а во-вторых “Селеноход” с примотанным к нему скотчем нетбуком смотрится “немного” странно.
В общем, сегодня Илья убил часа четыре на попытки уместить свой нетбук в корпус макета “Селенохода”. Пришлось резать углепластик с риском для жизни (инженер чуть не лишился пальца), не говоря уже о том, что от нетбука был отделен экран.
Увы, все усилия оказались напрасны – не лезет и всё тут.
Ну почему разработчики макета не собрали собственную управляющую электронику?
По-видимому, придется делать небольшой внешний отсек для нетбука и красить его в черный цвет – дабы не выделялся. ВКД-7 перенесена до готовности макета.


Попытка впихнуть невпихуемое.


Странный день получился. Я им не очень доволен.
Зато нашел время зайти в GreenHab – какой же он маленький!
Более того, не все стойки заняты растениями. Видимо, сказывается то, что команды на станции меняются каждые две недели и не всегда достаточно хорошо ухаживают за оранжереей.
Вечером я попробовал немножко пофотографировать великолепное звездное небо над базой. Но, увы – мой старый верный Canon выключается при попытке войти в меню и выставить правильный режим. А с чужими фотоаппаратами пока ничего не получается.
Жаль. Небо тут отменное.


Тот самый недостроенный туннель к оранжерее.

Многие спрашивают – герметичны ли скафандры и наш “марсианский” дом.
Отвечаю – нет! Проект Mars Desert Research Station – не государственный, база построена на средства Марсианского общества, которое, в свою очередь, живет за счет пожертвований.
Домик в пустыне строили такие же энтузиасты космического будущего, как мы.
Трагедия цивилизации в том, что средства энтузиастов весьма ограничены.
Конечно, полная имитация жизни на Красной планете лучше частичной, но наши желания, к сожалению, не всегда совпадают с нашими возможностями.
Ещё раз – проект Mars Desert Research Station это проект энтузиастов!
Здесь отличная лаборатория (Петр сказал, что она сравнима с университетской), мастерская, прекрасная обсерватория c большим телескопом, замечательная имитация ВКД и работы с ЦУПом. Ежедневно выполняются отчеты о проводимых работах (вчера и я поработал – отчитался о проведении ракетного эксперимента).
Предлагаю критикующим задуматься о простой вещи – готовы ли лично они вложить хотя бы миллион долларов в проект отечественной базы? Да что там миллион, для начала - платить 50$ в год (вступительный взнос в Марсианское общество).





В конце дня собрали новое устройство для проведения интересного эксперимента:

РакетФест на Марсе.

Сегодня мы провели очень интересный выход. Основной задачей ВКД-5 стали пуски небольших ракет.

Первый РакетФест на Марсе :)

На поверхность в этот раз выходили втроем - я (журналист-ракетчик :) ), Илья (инженер) и Петр (геолог).
Но к пускам приступили не сразу. Первой целью нашего выхода стал отбор образцов в точке на расстоянии 2км от базы. Даже на роверах-квадроциклах туда было не так уж и просто добраться.

Мы взяли образцы и сфотографировали следы неизвестного марсианского копытного чудовища :)
Так как время выхода ограничено (напомню, ВКД продолжается максимум два часа), геологическую часть работ было решено завершить.
Максимально быстро команда выдвинулась к точке пуска ракет. Подходящее поле мы нашли во время ВКД-3.
С одной стороны - база в прямой видимости, с другой – расстояние достаточное (548 метров), чтобы исключить любые случайности.
Прямая видимость нужна не только для красивых фотографий в скафандрах на фоне далекого белого купола базы, но и для того, чтобы база попала в поле зрения ракетной мини-камеры.
Мы решили начать пуски с небольшой модели из набора Estes Alpha III с установленным на неё двигателем B6-4 (довольно слабенький ракетный мотор с суммарным импульсом 5 Нс). Увы, после нажатия на стартовую кнопку ничего не произошло. Начался утомительный поиск неисправности. Подозрение вызывали запалы двигателей, а вернее метод их крепления пластиковой заглушкой, входящей в комплект. Похоже, эту заглушку нельзя вставлять до упора – она может повредить запал.
Всё-таки российские карамельные моторы серии РД удобней. Попытки запустить двигатели от Estes напомнили мне мучения со старыми советскими МРД.
В итоге я принял решение отправить одного человека на базу (вызвался ехать Илья), с целью взять новые батарейки для пульта, а также отвёртки и пассатижи.
Ребята на базе выложили всё необходимое в шлюз (мы заранее сообщил по рации список того, что нам нужно).
Чтобы не терять драгоценное время, я поставил на старт самодельную ракету, оснащенную камерой. Для её запуска мы планировали применить двигатель Estes C6-7 (вторая цифра – время до срабатывания вышибного заряда).
И снова осечка! Не дожидаясь доставки инструментов, я с большим трудом вытащил пластиковую заглушку и запал из ракетного мотора и вставил их заново. В перчатках имитационного скафандра такие действия выполнять очень трудно. В реальном (под давлением) – невозможно.
После перезарядки, уже не надеясь на удачный исход, я нажал на кнопку пуска, и ракета стартовала!
Для собранной из подручных материалов она летела очень ровно. Высота полета я оценил в ~120 метров (расчетная программа выдает 160-180 метров для строго вертикальной траектории).
Увы, двигатели в Солт-Лейк-Сити покупали без меня, и снова возникла ошибка - 7 секунд, слишком большое время до срабатывания вышибного заряда.
Заряд сработал только тогда, когда ракета уже находилась на нисходящем участке траектории, и обтекатель был прижат потоком. В результате был разорван корпус, а парашют так и не вышел.
Хотя мини-камеру и не пришлось выкапывать лопатой, она была довольно сильно повреждена. В этот раз камера была продолжением обтекателя и встретилась с землей первой.
Илья привез новые батареи, мы установили их в пусковой пульт и дело пошло гораздо лучше. Но несмотря на замену батарей, ракета Estes Alpha III не всегда уходила со старта с первой попытки.
С российскими моторами таких проблем не бывает!
Ракета из набора слетала два раза (оба раза использовались двигатели B6-4). Барометрический высотомер, установленный на борту, показал высоты 160 и 161м.
Погода сегодня безветренная, и далеко ходить за ракетами не пришлось, они спускались (или падали) в нескольких десятках метров от старта.
Собирались мы в некоторой спешке – пора было возвращаться.
Шлюзование прошло за 10 минут до двухчасовой отметки. Успели!
Всё-таки ВКД это очень интересно и довольно сложно. Вырабатываются полезные навыки. Только вот когда я буду выходить на поверхность планет? :)
Ощущения от выходов совершенно потрясающие. Слышишь свое дыхание в шлеме (как в “Космической одиссее 2001”), ощущаешь тяжесть системы жизнеобеспечения, а уж когда нос зачесался :) Кстати, на практике установлено – нос можно почесать о шлем (даже без устройства Вальсальва).
Пейзажи в точке пусков совершенно марсианские. Можно даже забыть, что всё это имитация – но синее небо и земное соотношение веса и массы не дают. Хотя, если применить немного фантазии :)
Стараюсь записываться на все выходы, но нужно дать погулять по “Марсу” и другим!
В спокойной обстановке на базе мы извлекли из погибшей ракетной камеры (перебит тонкий шлейф, сомневаюсь, что камеру удастся починить) microSD. О чудо – на флешке была найдена запись!







По-видимому, Team Russia стала первой командой, которая провела ракетную съемку местности у MDRS. Более того, на некоторых кадрах отчетливо виден купол базы!
Но ВКД оказалась не единственным приключением дня сегодняшнего.
После обеда случился потоп. Забыли отключить насос, перекачивающий воду из внешнего бака во внутренний, расположенный под потолком базы.
Результат – две залитые каюты и полностью промокшая постель Ильи.
Зато влажность внутри нашего марсианского домика повысилась :)
Когда последствия потопа были устранены, и все приступили к составлению очередных отчетов, совершенно внезапно выключились электрические розетки вдоль одной из стен.
Оказалось, мы перегрузили сеть большим количеством ноутбуков, кондиционером и кофеваркой.
Надеюсь, больше ничего непредвиденного сегодня не случится.
Погода хорошая – возможно, вечером я приму участие в астрономических наблюдениях.
Завтра важный день – первые испытания “Селенохода” на поверхности “Марса”.

Говорят, Марс — не настоящий! :)

Сегодня просто какой-то “День нарушения изоляции”.
Утром к нам приехали американские телевизионщики с канала Fox News – всё-таки российская команда на MDRS это событие :)
Честно говоря, не ожидал такого профессионализма и главное – вежливости от телевизионной братии.
Они не мешали нам, готовы были ждать, не требовали “встать там, смотреть сюда”.
Задавали адекватные вопросы - явно готовились к интервью.
Доводилось мне наблюдать работу представителей российских телеканалов на различных “космических” мероприятиях, увы, сравнение с американцами далеко не в пользу россиян.

К сожалению, мне не удалось поучаствовать в ВКД – для выхода потребовался говорящий персонаж.
Впервые “на Марс” ступил наш командир - Николай Дзись-Войнаровский.
Немного о том, что мне не нравится – нет ощущения непригодной для жизни среды за дверью шлюза.
Все эти походы без скафандров по отмеченным дорожкам (якобы туннелям) здорово расхолаживают.
По-моему, нужно запретить командам покидать помещения без скафандров, а на двери ставить сигнализацию – открыл две – разгерметизация.
Всё-таки у нас не поход и не студенческая общага – а база на непригодной для жизни планете!
Хотя сам сегодня вынужден был пройтись по дорожке-“туннелю” за пластиковыми трубами.
Дело в том, что ребята купили в Соль-Лейк-Сити очень маленькую ракету, и мне захотелось собрать что-то побольше :)
Но в итоге пластиковые трубы в дело не пошли, нашел подходящие картонные.
Жаль в моем распоряжении только шесть двигателей (три C-шки – аналоги наших “десяток” и три B-шки – ещё более слабые моторы).
Ничего, может быть ещё найдем калийную селитру в оранжерее – с такой лабораторией как у нас, вполне можно попробовать сделать двигатели самостоятельно.
Второе нарушение изоляции сегодня – приезд D.G. Lusko. Он заменил внешний резервуар воды и попытался починить туалет.
Делал он всё это снаружи, и нам было строго запрещено с ним контактировать.
Увы, Lusko пришлось войти и внутрь станции - проблема с туалетом оказалась серьезней, чем казалась на первый взгляд.
Наверное, это тоже неправильно – раз уж туалет сломан, надо обходится его резервным заменителем.
Или на Марсе тоже будет группа поддержки? :)
Сегодня день был суматошный для команды и относительно спокойный для меня – не считая изготовления ракеты, настройки (а основном возился наш инженер - Илья) ноутбука для управления “Селеноходом” и работы с фотографиями – больше ничего не произошло.
Завтра предстоит день куда более активный – намечается выход с пусками ракет.
Немного про наши каюты – они индивидуальные, но из-за экономии пространства скомпонованы очень плотно – кто-то спит в нишах, а кто-то на верхних полках (на которые ещё нужно залезть).
Подушку на Марс я не захватил, отчего теперь и страдаю.
Ещё хочу отметить, что очень много времени у команды отнимают отчеты – в реальных экспедициях такие вещи нужно как-то оптимизировать.
Сейчас как раз изучаю отчет нашего геолога – Петра Романова. Как же много всего он сделал, разобраться бы :)

Наш командир готовится отдать приказ.

Первый день на Марсе

Хотел написать о пафосном покорении Красной планеты, но не буду - нас (моими стараниями) настигла знакомая многим космическим экипажам беда – сломался туалет.
Пришлось разворачивать резервный.
А всё потому, что инструкции нужно читать!
К приключениям на базе я ещё вернусь, после рассказа о том, как я до неё добирался.
В Солт-Лейк-Сити меня встретил Чарльз Килиан – координатор службы поддержки MDRS.
Из-за того, что я прилетел довольно поздно (в 19:20 по местному времени), поездку на базу пришлось отложить на следующий день.

Заночевал в доме у Чарльза – небольшой домик, зато свой. Впрочем, кухня в “небольшом” домике раза в три больше, чем в моей квартире.
Уютная гостевая спальня в полуподвале.
Я даже вспомнил какие-то английские слова :) Видимо, в языковой среде быстро можно научиться говорить.
Естественно, не обошлось без традиционного подарка – Чарльзу был вручен свежий номер “Новостей космонавтики” со статьями о “марсолете” Тито и Марсианском обществе.
Интересно отметить, что на ужин Чарльз купил еду из Макдоналдса, а завтракали мы яичницей с беконом. Всё как дома :)
Насколько я понял – у американцев с едой всё очень просто.

Утром мы выехали на базу – во время езды я вдоволь налюбовался горами возле Солт-Лейк-Сити, на которых лежит снег, красивыми перевалами (привет Европа и Крым) и конечно потрясающими ландшафтами Юты (чем-то похоже на Синай, Петру в Иордании и Тунис).
Конечно, вспомнились многочисленные фильмы и компьютерные игры. Недавно в Fallout of Nevada как раз бродил по этим местам.
Обязательно нужно объехать все Штаты. Но, видимо, дешевле купить машину, чем брать её напрокат.
Дороги очень хорошие, все водят так, как будто ГАИшники за каждым столбом – даже не перестраиваются, едут как машинки на рельсах в игрушечных автогонках.

База находится в весьма диком месте - от ближайшей небольшой дороги ехать минут 15-20 по пересеченной местности.
Удивительно, как весьма скромными средствами можно так здорово имитировать жизнь вне земли.
ВКД по заранее утвержденным планам, тяжелые и сковывающие движения скафандры, связь во время выходов только через рацию или шлем - к - шлему.
Многочасовые отчеты ЦУПу каждый день.
Конечно, многое условно – нет полноценной СЖО, ходить к оранжерее и астрономическому куполу разрешается без скафандров (считается, что они связаны герметичными переходами, которые действительно строятся).
Еда в основном сублимированная. Выбор странный, на наш вкус всё или очень острое или сладкое. Похудею :)
База двухэтажная – внизу мастерская и лаборатория (кстати, оснащение просто великолепное), наверху кухня и шесть кают. Жить можно.
Запаздывание сигнала не имитируется, но сотовой связи нет, а Интернет искусственно урезается. Практически, ничего в нём делать нельзя. Да, ещё жестко ограничен трафик.
Ограничены и запасы воды - про душевую можно пока забыть, хватило бы на чай и пюре.
Как я уже говорил, первое, что я сделал на базе – сломал единственный туалет.
Команда отнеслась к этому поступку просто с олимпийским спокойствием.

Сегодня я был назначен на ВКД, вместе с нашим инженером Ильей Чехом.
Мы должны были отправиться в определенную точку по заранее утвержденному маршруту и взять образцы.
Должен сказать, ВКД это далеко не косплей, а тяжелая работа.
Начинаешь понимать, что и как нужно делать в реальных космических миссиях.
Вот только где мне этот опыт пригодится? :(
Даже без избыточного давления (ещё одна условность) в “скафандрах” не так-то просто передвигаться.
Для передвижения на большие дистанции используются роверы-квадроциклы.
Стало понятно, что при выходах на поверхность планет обязательно нужна навигационная система на основе дополненной реальности.
Дабы не карты перчатками крутить и по кнопкам навигационных приборов стучать, а просто видеть перед собой большую яркую стрелку.
Мы около получаса искали нужную трассу, а её, похоже, размыло. В итоге нашли, но двигаться по ней не рискнули, так как запасов системы жизнеобеспечения оставалось всего на 40 минут (не хватило бы на обратный путь до базы).
“Запасы” простые – аккумуляторы, от которых запитывается система, вдувающая воздух в шлемы.
После двухчасовой (именно два часа продолжается ВКД) поездки на квадроцикле дико болят руки.

Вечером испытали американский ровер, который достаточно давно находится на базе.
Застрял, не проехав и двадцати метров. Похоже, студенты его укатали.
Будем чинить. Как и “Селеноход”.

Завтра приезжают Fox-News – будут снимать сюжет про первую российскую команду на MDRS.
Я снова записан на ВКД, как “не говорящий”. Буду важно ходить в скафандре перед камерами.

P.S. Фотографий пока нет – просто не могу их загрузить.
Саша alien3 как-то смог их пропихнуть, поэтому рекомендую посмотреть его посты.

Пролетая над Валинором

Вылетел из Нью-Йорка в Солт-Лейк-Сити.
Высота 9698 метров, скорость 769 км/ч :-)
Лететь еще 4 часа 05 минут.
Легкая прогулка по сравнению с 10 часами перелета из Москвы в Нью-Йорк.
Таможенник на въезде оказался русскоговорящим и узнал Гагарина у меня на футболке.

P.S. Самолет сильно трясет - заодно и вестибулярная тренировка.